ЛитМир - Электронная Библиотека

Он прошёл в дальний конец помещения, где находилась начертанная свинцом на полу фигура: треугольник, вписанный в круг. Его шаги разбудили гомункулов. Они зевнули, причмокнули, заметили тауматургический треугольник и сели прямо.

-Дьявол! - радостно воскликнули гомункулы и захлопали в ладоши.

-Принесите свечи, - сказал Бреннус, и гомункулы спрыгнули с него, чтобы выполнить приказание.

Через несколько мгновений они вернулись со свечами толщиной с запястье. Толстые свечи цвета кости по всей длине были овиты багровыми полосами. Бреннус расставил свечи так, чтобы их основания в точности совпадали с тремя точками, где треугольник касался круга. Он отступил на шаг, зажёг их волшебным словом, и фитили загорелись синим пламенем.

Бреннус очистил свой разум и произнёс слова призывающей магии, которая должна была вызвать одного из самых могущественных дьяволов в Девяти Адах.

После первой строфы в комнате похолодало. Гомункулы задрожали и попытались завернуться в полу его плаща, нервно захихикав, когда их дыхание стало вырываться облачками пара. Края тауматургического треугольника охватил лёд.

Спустя несколько секунд, когда прозвучала третья строфа, воздух похолодел, и над центром треугольника возникло пятно красного света, дыра в Девять Адов. Сквозь неё просочились стоны, затем вопли — этот туннель заканчивался в царстве мучений.

С Бреннуса текли тени, пока он читал слова призывающего волшебства. В помещении скопилась сила, сконцентрировалась в воздухе между его поднятыми руками и треугольником. Воздух стал ледяным, его пальцы и ладони покрылись инеем, холод был словно хватка острых зубов. Он не позволил этому помешать чтению волшебных четверостиший.

После четвёртой строфы сила заклинания достигла своего пика, и Бреннус произнёс имя дьявола, которого хотел призвать.

-Базиель, приди!

Звук имени изверга сфокусировал магическую силу, дал ей голос, и его призыв долетел до Девяти Адов.

В ответ над треугольником призыва возник циклон сверкающего пламени. В центре пламени скопилась тьма, чёрное семя зла, которое начало разрастаться в портал между мирами. Пламя кипело и сверкало вокруг него. Над треугольником заклубился дым, смешиваясь с сумрачным воздухом, затуманивая взгляд. Запах серы заполнил комнату, и Бреннус решил, что что-то пошло не так.

В дыму и пламени из портала возникла фигура, медленно приобретая очертания и форму. Бреннус узнал высокое краснокожее тело и перепончатые крылья изверга. Он закончил заклинание призыва последними словами сковывания.

-Тебя призвали, Базиель, и ты должен ответить на мои...

Дьявол шагнул сквозь портал в треугольник прызва, и Бреннус смолк. Лицо изверга не было звериным, рогатым обличьем Базиеля, вместо этого оно обладало приятными чертами и могло бы принадлежать человеку, если бы не торчащие изо лба чёрные рога, если бы не белые глаза без зрачков, смотревшие из бездонных глазниц, взгляд которых приковал Бреннуса к полу.

Бреннус сразу же узнал изверга — архиизверга. Тени всклубились вокруг принца, отображая его смятение. Архиизверг без особого интереса окинул взглядом зал. Казалось, он занимает слишком много места, слишком тяжёл для этого пола, слишком реален, слишком настоящ.

Гомункулы резко потеряли вкус к магии призыва.

-Не тот дьявол! - взвизгнули они и бросились под укрытие полы плаща Бреннуса, дрожа от страха.

Бреннус изо всех сил старался не отступать под тяжестью взгляда архидьявола. Он облизал губы, попытался взять себя в руки и прокрутил в голове различные защитные заклятья, которыми мог воспользоваться.

Только защитный круг и условия призыва защищали душу Бреннуса от гибели.

По крайней мере, он на это надеялся.

Мефистофель обнажил клыки в улыбке, как будто прочитав мысли Бреннуса. Его голос, который звучал даже глубже, чем голос Ривалена, был пронизан древней даже по меркам Шадовар силой.

-Что за приятное местечко, - сказал архиизверг. Когтем он подцепил ленточку тени из воздуха, обмотал её вокруг пальца и смотрел, как тень рассеялась. - Похоже, в последнее время тени стали моим уделом.

Бреннус прочистил горло.

-Заклинание призывало Базиеля.

Он понял, насколько глупы эти слова, только когда они сорвались с его губ.

-Сейчас Базиель служит мне и находится при моём дворе в Мефистаре.

-Я... я не знал об этом, владыка Кании. В последний раз, когда я его призывал, всё было не так.

Архидьявол посуровел, и это кого-то напомнило Бреннусу, хотя он не смог вспомнить, кого.

-А следовало разузнать, шейдлинг. Вызывая его, ты оскорбил меня. Я здесь, чтобы принять твои извинения.

Две тысячи лет в сопровителях анклава шейдов отбили у Бреннуса всякую привычку к чужим требованиям. Он старался выдержать взгляд архидьявола.

-Я не хотел оскобрить вас, владыка Восьмого Ада, - он взмахнул рукой и развеял оковы призыва. - Вы свободны.

Он ожидал, что Мефистофель исчезнет, вернувшись обратно в Канию. Но архидьявол оставался стоять перед ним, огромный, вещественный, угрожающий.

-Вы свободны, - сказал Бреннус, вложив силу в свой голос.

Мефистофель расправил крылья.

-Я не хочу уходить. Нам есть, что обсудить.

Гомункулы завизжали и попытались ещё сильнее зарыться в плащ Бреннуса. Несмотря на свой трепет, Бреннуса заинтриговали слова изверга.

-Вы желаете...

Дар речи подвёл его, когда Мефистофель потянулся через магический барьер, охватывающий треугольник призыва и охраняющий круг. Магия слабо вспыхнула оранжевым, когда архиизверг пробил её. Все печати Бреннуса против силы архидьявола оказались хрупкими, как паутина.

-Сначала извинения, - сказал Мефистофель.

Бреннус попятился на шаг, активируя кольцо связи на своём пальце. Его сердце колотилось о рёбра. Тени в комнате углубились, почернели.

Ривален, я в своей палате призыва в анклаве. Посети меня с его всевышеством. Я...

-Твоё кольцо не действует, - сказал Мефистофель. Он поднял одну из свеч на вершине тауматургического треугольника, и погасил огонёк большим и указательным пальцем. - Извинения.

Бреннус отступил ещё на шаг, призвал к себе тени, и приготовился переместить их в особняк его всевышества, где он получит помощь в бою с архиизвергом.

-Твои заклинания тебе не помогут, как и твоя власть над мраком, - сказал дьявол, повышая голос. Он взмахнул крыльями, и тёмная сила, темнее и глубже, чем тени, окутала его тело. - Извинения!

От силы в голосе изверга здание содрогнулось, кварцевая крыша зала треснула, и Бреннуса и всё помещение осыпало льдом.

-Приношу свои извинения, Мефистофель, - сказал Бреннус, унизительные слова горчили на языке. Он не стал кланяться даже наполовину. - Я не хотел вас оскорбить. Я лишь хотел задать Базиелю вопросы, которые моё Искусство прояснить не в состоянии.

Сила отступила обратно в тело изверга, и его голос снова стал прежним. Казалось, он уменьшился, убавил угрозу, которую подразумевало само его существование.

-Теперь мы друг друга понимаем, - дьявол улыбнулся и наклонил голову. - Я принимаю ваши извинения, принц шейдов. И дела, про которые вы хотели расспросить Базиеля, я и хочу обсудить. Кессон Рел?

Бреннус поднял взгляд, лихорадочно размышляя. Он знал, что все дьяволы — лжецы. Если Мефистофель хочет ответить на вопросы Бреннуса, это значит, что ответы как-то послужат его целям. Какое дьяволу было дело до судьбы Сембии?

-Почему вы делаете мне такое предложение?

-Меня порадует, если вы будете верно проинформированы.

Бреннус решил сблефовать.

-Мне нечего спросить.

Мефистофель улыбнулся.

-Вы не умеете лгать.

Вокруг Бреннуса закружились тени.

-Вы носите интересную безделицу, - сказал архидьявол, кивком указав на грудь шейда.

Бреннусу потребовалось какое-то мгновение, чтобы осознать, в какую сторону ушёл разговор. Архидьявол имел в виду ожерелье его матери. Он попытался скрыть нетерпение в своём голосе. Ожерелье неожиданно показалось тёплым. Бреннус чувствовал, как рядом с ним бьётся его сердце.

17
{"b":"558799","o":1}