ЛитМир - Электронная Библиотека

Он обнаружил Эндрена и Элдена рядом с фургоном, под дождём. Элден улыбался и гладил мускулистый бок запряжённого быка, наверное, готовясь его распрягать. Эндрен стоял рядом, положив ладонь на плечо внука.

Элден заметил приближавшегося Абеляра. От дождя волосы мальчика прилипли к голове.

-Папа!

Возглас напугал крупное животное, и бык рванулся. У Абеляра дрогнуло сердце, но Эндрен оттащил Элдена назад, и бык, слишком уставший, сразу же успокоился.

Абеляр поспешил вперёд и одарил отца гневным взглядом.

-Следи за его безопасностью.

Улыбка Эндрена поблекла. Сначала он казался удивлённым, затем уязвлённым, затем разозлённым.

-Он не подвергался опасности.

-Я в полядке, - сказал Элден.

Абеляр подхватил его на руки, закрыв сына своим телом от Эндрена. Отцу он сказал:

-Люди перекусят, затем караван продолжит путь. Брось в себя немного еды.

Прогремел гром.

-Как идут дела? - спросил Эндрен.

-Люди не падают духом. Мы направляемся в Стоунбридж. Но местность и погода работают против нас. Мы движемся слишком медленно.

Эндрен кивнул. Он понимал, что на кону, хотя при Элдене не говорил об этом открыто.

-Если буря не сменит курс, я хочу, чтобы ты взял Элдена и Раннюю Зорьку и скакал в Дэрлун. Мы посадим на коней как можно больше беженцев. Остальные... останутся позади со мной и другими воинами, которые будут их защищать.

Услышав о перспективе скачки верхом на лошади, Элден захлопал в ладоши. Он любил ездить на Зорьке.

-Ты тозе идёшь, папа?

Эндрен и Абеляр посмотрели друг на друга.

-Ты должен отправиться с нами, - сказал Эндрен.

Абеляр собрался было покачать головой, но остановился. Чувство долга перед беженцами сражалось с отцовскими инстинктами. Он не хотел оставлять сына, но не знал, сможет ли бросить беженцев. Абеляр вспомнил сказанные ему Ривеном слова - «сначала ты должен научиться жить с самим собой». Он не знал, сможет ли поладить с собой, какой бы выбор не совершил.

-Поговорим, если до этого дойдёт, - сказал он Эндрену.

Прогремел гром.

Элден прижал два пальца к груди Абеляра, туда, где обычно висел его священный символ.

-Где цветочек?

И правда, где он, подумал Абеляр, но сказал только:

-Пропал, Элден.

-Плохие люди забрали?

Абеляр улыбнулся.

-Нет, сынок. Просто... его нет. Я... я его отдал.

-Верни, пап.

Ответа на это Абеляр не придумал.

-Давайте поедим, - сказал Эндрен, забирая внука у Абеляра.

Абеляр коснулся его руки.

-Прости, что я на тебя сорвался.

-Пустяки, - отозвался Эндрен. - Пойдём, Элден.

Они направились туда, где жрецы создавали пищу.

Абеляр остался один под дождём, размышляя о цветах и выборах. Он решил обсудить с Реггом план действий на случай непредвиденных обстоятельств.

Караван торопливо поел под моросящим дождём и двинулся на юг вдоль быстрого потока Оползня. Абеляр и Регг заняли места во главе колонны.

Когда они тронулись, Абеляр заговорил с Реггом:

-Если дела пойдут плохо, я хочу, чтобы ты и остальной отряд взяли на коней стольких женщин и детей, скольких сможете, и скакали вперёд. Без фургонов лошади обгонят бурю.

-Ты говоришь так, как будто не собираешься скакать с нами.

-Не собираюсь. Но я хочу, чтобы ты взял с собой Элдена.

-Ты просишь меня сделать то, чего сам делать не собираешься? - улыбнулся Регг и хлопнул Абеляра по плечу. - Ты же знаешь, что я не могу. Никто из нас не сможет. Да мы и не станем. Придумаем что-нибудь другое или отдадим лошадей беженцам. По двое на одного коня. Больше четырёх сотен будут в безопасности.

-Их нельзя оставлять без охраны.

-Тогда их будет сопровождать небольшая группа. Но, думаю, придётся тянуть жребий, чтобы решить, кто именно. Никто из отряда не захочет занимать место в седле, на котором мог бы сидеть беженец. Ты же знаешь, Абеляр. Ты сам нас собрал.

Абеляр кивнул.

-Свет в тебе, Абеляр. Роза там или не роза. Я это вижу.

Абеляр посмотрел в дождь. Он не чувствовал присутствия бога в своей душе, но чувствовал что-то другое. Это его озадачило.

-Это что такое? - спросил Регг, поёжившись под дождём.

Абеляр проследил за взглядом друга, устремлённым в южное небо. Дождь и сумерки ухудшали видимость, но он заметил то, что привлекло внимание Регга. Сначала он решил, что это облако, но такого быть не могло.

-Оно движется против ветра.

-Да, - сказал Регг, заставив Первый Лучик остановиться.

Абеляр остановил свою кобылу и вгляделся в небо.

Позади них караван сначала замедлил ход, а потом остановился. Абеляр услышал гул вопросов, сменившийся тревожными возгласами, перекрыв шорох дождя и низкий грохот грома.

Объект продолжал приближаться, увеличиваясь в размерах, темнея.

-Оно огромное, - сказал Регг.

-Скажи Треву трубить сбор и построение.

Регг развернул Первый Лучик и поскакал назад к каравану. Прозвучал рог Трева. Вокруг Абеляра начал собираться отряд, все взгляды устремились к небу.

Парящая в воздухе перевёрнутая вершина горы сокращала расстояние. Её окружал покров тени, сочился из неё, как туман. Тут и там из клубящегося мрака проступали части зданий — башни и шпили. Вокруг её неровного, конического днища кружились крылатые силуэты. Абеляр поразился силе, которая поддерживала в воздухе целый город.

-Шадовар, - сказал он, удивилённо и встревоженно.

Караван остановился на равнине, открытый, пойманный между Шадовар впереди и Бурей Теней позади.

Город остановился на дистанции нескольких выстрелов из лука, по другую сторону Оползня.

-Они рядом со Стоунбриджем, - сказал Регг.

Абеляр кивнул. Стоунбридж — единственный на много лиг способ пересечь Оползень.

Продолжался дождь. Взгляды метались между Бурей Теней и городом Шадовар. Напряжённость нарастала. Город зловеще парил в воздухе, навис зловеще над их будущим, как дыра в небе.

-Что им надо? - крикнул кто-то из каравана.

-Мы не можем просто стоять здесь! - воскликнул другой.

-Мы уже знали бы, желай они нам добра, - сказал Регг. - Давай постучим к ним в двери.

-Я не оставлю Элдена, - сказал Абеляр и почувствовал на себе взгляд Регга.

-Тогда подождём ещё немного, - тихо сказал Регг. - Потом я поведу небольшой отряд вперёд.

Солнце погрузилось за горизонт и по равнинам поползла ночь.

Регг обернулся к остальным.

-Мне нужно двадцать мечей на вылазку к городу. Добровольцы?

Вызвался почти каждый человек из отряда, и Регг начал называть имена.

Вместе с этим мрак в десяти шагах от них начал темнеть и клубиться. Абеляр схватил друга за плечо и заставил его обернуться.

-Регг.

Мечи вылетели из ножен. Щиты оказались в руках. В дожде прозвучали тихие звуки готовящихся заклинаний — Роэн просил Латандера о благословении.

Тьма раздулась, и в ней возникли полторы-две сотни воинов-шадовар. На них были архаичные латные доспехи со множеством шипов и заклёпок. На больших, овальных щитах чёрного цвета не было никаких геральдических знаков, из-за чего они были похожи на дыры. Шлемы закрывали большую часть лиц, но серая кожа, которую разглядел Абеляр, напомнила ему о трупах. Шадовар сжимали мечи, клинки которых были выточены из чёрного кристалла. С каждого воина струились тени. Шадовар казались частью темноты.

-Шейды, - сказал Абеляр. Как Эревис Кейл.

Скрипела кожа. Ржали лошади. Два войска изучали друг друга через траву, сквозь колотящий по доспехам дождь.

Один из шадовар сделал шаг вперёд, и этот единственный шаг перенёс его из тьмы, в которой он стоял, в точку в нескольких шагах от Регга с Абеляром. Ранняя Зорька и Первый Лучик не взбрыкнули. Абеляр и Регг не дрогнули.

Шадовар снял свой шлем, обнажив лысую голову и чёрные глаза.

-По приказу хулорна, правителя Сембии, вам запрещено пересекать реку Оползень.

По отряду прошёл ропот, гневные возгласы. Абеляру потребовалось несколько мгновений, чтобы осознать сказанное.

33
{"b":"558799","o":1}