ЛитМир - Электронная Библиотека

-Им надо возвращаться быстрее, если они собираются помешать этому добраться до нас, - сказал Регг. Он взял в руку священный символ, который носил на цепочке вокруг шеи.

-Роэн использовал свои прорицания на Буре, - сказал Абеляр. - Её направляет чей-то разум. Кессон Рел, я полагаю. С каждым прошедшим часом её сила растёт. Он сказал мне, что сам воздух внутри высасывает из человека жизнь.

-У нас есть жезлы, - ответил Регг. - Мы можем защитить отряд.

-Да, - согласился Абеляр, - но что ещё есть внутри этой Бури?

-Внутри этой Бури — Шар, - тихо ответил Регг.

-Да.

Регг прочистил горло и сказал:

-Если Кейл не вернётся, прежде чем дела значительно... ухудшатся, я думаю, мы должны будем войти в Бурю, Абеляр. Если шторм и существ в нём направляет чей-то разум, возможно, оказав сопротивление, мы сумеем замедлить её.

Абеляр подозревал, что из такой битвы возврата не будет. И он знал, что Регг думает точно так же.

-Свет сразиться с Тьмой, - сказал Регг. - Слуги Латандера встретят слуг Шар. Похоже, всё сходится.

-Не думаю, что до этого дойдёт, - ответил Абеляр.

-Если дойдёт, - сказал Регг, - я за то, чтобы мы выступили маршем в Бурю.

Абеляр моргнул, услышав «мы». Он не смог промолчать. Он повернулся к другу.

-Если придётся выступать, отряд поведёшь ты.

Слова Абеляра покорбили решимость Регга, отражавшуюся на его лице.

-Что... что ты имеешь в виду?

-Я не могу бросить сына, Регг. Ещё раз — не могу. Даже ради этого.

Регг вгляделся в его лицо, и Абеляр представил, как бурлит его разум за этим спокойным выражением. Осуждения в глазах друга Абеляр не увидел, но и понимания — тоже.

-Солнце восходит и садится, - сказал Регг. - Да будет так. Я поведу.

Царство Тени (ЛП) - subtitle.jpg

Первым делом Кейл заметил холод, неестественный мороз, пробирающий до самых костей, до самого нутра. По ушам ударил ветер, похожий на мучительный воя пойманного зверя. Кейл поплотнее завернулся в плащ, и тьма, которая принесла их сюда, рассеялась.

-Эфирас, - произнёс Ривален, оглядываясь вокруг.

Они возникли на гниющем трупе, оставшимся от мира. Чёрная, пустынная земля, рассыпчатая, как песок, тянулась во всех направлениях сколько хватало глаз. Тёмные борозды чертили длинные, глубокие линии в мёртвой земле, но никаких следов проложивши их потоков воды не было. Тут и там ветер кружил пыль маленькими вихрями, небольшими чёрными спиралями, плясавшими на могиле мира, чтобы потом снова рассыпаться прахом. Если на Эфирасе когда-то и была растительность, Кейл не заметил никаких признаков этого; растения давным-давно высохли и рассыпались в пыль.

Вокруг воспоминанием о гниении висел слабый запах древнего разложения. Длинные полосы тени парили в воздухе, извиваясь на ветру, будто черви. В небе висело крошечное, истощённое красное солнце, окружённое ошейником абсолютного мрака. Его тусклые багровые лучи практически не освещали мир, только окрашивали его в оттенки, наводившие на мысли о резне.

Под взглядом Кейла окружавшая солнце тьма немного расширилась, ещё сильнее затмевая свою сияющую сердцевину. Тьма душила солнце.

-Проклятие, - выругался Кейл.

Тусклый свет позволял разглядеть слабо мерцавшие звёзды на серо-чёрном куполе неба, которые появлялись и исчезали за бегущими по небу длинными колоннами чернильно-чёрных туч. Созвездия были ему незнакомы. Периодически сверкали молнии — длинные, изломанные зелёные стрелы, тянувшиеся, казалось, от горизонта до горизонта, как будто окружая целый мир.

От этого зрелища у Кейла заболела голова. Он почувствовал, как растёт давление в ушах, как немеют конечности, потом неожиданно понял, что эти ощущения не имеют ничего общего с видом умирающего мира. Что-то было не так.

Кейл обернулся к Ривену с Риваленом, но тело странно отреагировало на его команды, он споткнулся и чуть не упал на чёрную землю. Тело казалось тяжёлым, уставшим. Он вцепился в плащ Ривена, попытался заговорить, но обнаружил, что рот будто набит тканью, а конечности онемели.

Судя по выражению на лице убийцы, тот чувствовал себя так же. Ривен покачнулся назад, вырывая плащ из хватки Кейла, и сполз на землю. Ноги подвели Кейла, и он тоже упал. Он приземлился на четвереньки, рухнул. Перевернулся на спину на ложе из мёртвой земли мёртвого мира, на который взирало мёртвое солнце.

Вокруг него бурлили тени, но ни они, ни его регенеративная плоть не могли справиться с этим эффектом. Он знал, что это такое. Они с Ривеном уже испытали то же самое в Буре Теней. Воздух Эфираса вытягивал жизнь. Кейл должен был догадаться.

Вцепившись в свою маску, Кейл попытался произнести защитную молитву, но его онемевшие губы не смогли выговорить слова. Над ним возник Ривален, золотые глаза сверкали во мраке глубокого капюшона. Казалось, здешний высасывающий жизнь воздух, сам этот мир не действует на шадовар. Должно быть, на нём была постоянная защита.

Клубившиеся вокруг них обоих тени соприкоснулись. Принц нагнулся к нему, взял его за руку и лёгко поставил на ноги.

-Ты должен наложить на себя защиту, - сказал Ривален. - Я думал, ты уже защищён.

Принц прочёл заклинание, и энергия потекла в Кейла в достаточной мере, чтобы он смог самостоятельно удержаться на ногах. Он стряхнул с себя руку принца, покачнулся, взял себя в руки и сумел прочитать слова молитвы прежде, чем Эфирас снова начал красть его силу.

Как только заклятье подействовало, онемение стало покидать его. Он почувствовал, как приходит в норму сердцебиение, сделал глубокий вдох. Кейл оттолкнул Ривалена и бросился к Ривену, опустился на колени и оградил убийцу такой же защитой. Взгляд широко распахнутых глаз Ривена прояснился. Убийца заморгал, вздохнул, сел и сплюнул.

-Негативная энергия, - сказал Кейл. - Как в Буре Теней.

В сознании мелькнула какая-то мысль, но ускользнула прочь, прежде чем Кейл смог её ухватить. Он встал, подняв вместе с собой на ноги Ривена.

-Откуда здесь храм? - спросил Ривен. - Выжить не мог никто.

-Должно быть, когда-то здесь всё было иначе, - предположил Кейл. Он посмотрел на Ривалена, оглядывающего мир так, как будто это были его владения. Тени текли с принца длинными полосами.

-Ривален? - окликнул шейда Кейл. - Что здесь произошло?

Ривален, похоже, его не услышал.

Кейл хотел спросить снова, но Ривален уже начал отвечать. В его голосе звучало благоговение.

-Здесь произошла Буря Теней.

Эти слова застали Кейла врасплох. Он переглянулся с Ривеном.

Рука Ривалена потянулась к тёмному диску у него на шее, символу, похожему на тот, что носил Ривен, обладавшему зловещим сходством с умирающим солнцем и удушающим чёрным ошейником.

-Во мраке ночи, - произнёс Ривален, - мы слышим шёпот пустоты.

Кейла пробрал озноб.

-Как здесь могла случиться ещё одна Буря Теней?

-Есть множество миров, - сказал Ривален отстранённым голосом, тени вокруг него потемнели. - Эфирас старше Торила. Здесь госпожа уже восторжествовала.

-Восторжествовала? - преспросил Ривен.

Кейл подумал о Сембии, о Фаэруне, обо всём Ториле.

-Ты говоришь нам, что Буря Теней высушит мир и убьёт его солнце?

-И более того, - сказал Ривален, его голос был отстранённым бормотанием человека в трансе. - Концом станет ничто. Скоро Эфирас окончательно исчезнет. Уничтоженный.

Кейл повторил это слово, произнёс его тихо, как богохульство.

-Уничтоженный...

Он обнаружил, что смотрит на пыль, на смерть, на тьму, задумавшись, есть ли другие миры, которые убила Шар. Наверное, такие были. Она несла ответственность за гибель миллионов.

-Здесь жили люди, - сказал он, и это не было вопросом.

Ривален не ответил, хотя тени вокруг него забеспокоились.

-Распроклятая тьма, - выругался Ривен. - Целый мир? Целый мир.

-Все миры умирают со временем, - сказал Ривален. - Со временем любое существование прекращается.

37
{"b":"558799","o":1}