ЛитМир - Электронная Библиотека

Обе кобылы вскинули морды и заржали.

Если придётся, Абеляр поступит так, как предложил Регг. Он посадит на лошадей столько беженцев, сколько сможет, и отправит их к Стоунбриджу. Шадовар попытаются помешать, но может быть, кому-то удастся прорваться.

Позаботившись о нуждах лошадей, он оставил их и начал ходить под дождём, расспрашивая саэрбцев о настроении, успокаивая их своим присутствием. Они благодарно улыбались в ответ на внимание Абеляра и просили Латандера благословить его. Он смотрел вдаль, туда, куда ушли его солдаты, и чувствовал себя недостойным благословений.

Молодая мать, кормившая ребёнка грудью, посмотрела на него из пропитанной дождём палатки. От дождя её русые волосы прилипли к голове. По её тонкому, истощённому лицу струились слёзы.

-Доберёмся мы до Дэрлуна, Абеляр Корринталь?

Абеляр посмотрел на неё, на её малыша, и обнаружил, что его горло не может выдавить из себя слов. Он кивнул, заставил себя вымученно улыбнуться и ушёл обратно в дождь.

Злость закипала в нём, требуя выхода. Он хотел закричать в небо, но сдерживал себя, не желая пугать беженцев. Вместо этого он ходил по лагерю, сжав кулаки и зубы, пока не восстановил самоконтроль.

Тогда он вернулся к своему крытому фургону, в котором и обнаружил Элдена с Эндреном. Карие глаза Элдена просияли, когда Абеляр вернулся.

-Папа!

Он обнял Элдена. Эндрен вопросительно посмотрел на него. Абеляр покачал в ответ головой. Эндрен поник.

-Всё холошо, папа?

-В порядке, - ответил Абеляр, погладив сына по голове.

Но это была неправда. Всё было плохо. Телом он был с сыном, но мыслями постоянно возвращался к своему отряду.

Царство Тени (ЛП) - subtitle.jpg

Кейл, Ривен и Ривален материализовались на засыпанном пылью подворье. Земля дрожала, и Кейл представил, как почва под храмом трещит, осыпается, падает в разрушительную дыру, поглощавшую мир.

-В порядке? - спросил он Ривена, и убийца кивнул.

-Я тоже, - сказал Ривален, хотя его Кейл не спрашивал.

Времени у них было мало. Вдалеке он слышал стоны тысяч призраков. Нежить скоро найдёт их, если мир не погибнет раньше.

Во дворе стояла скульптура из блестящего чёрного камня. Изображала она высокую, безликую женщину в парящей мантии. Её грудь украшал круг из потемневшего серебра, инструктированного по кромке аметистами.

Перед ней в боевой стойке застыл одетый в длинный плащ мужчина пониже. Из-под плаща виднелись кожаные доспехи, а в каждой руке он сжимал по тонкому клинку. На его груди виднелся чёрный диск.

Троица долго смотрела на эти изваяния, потрясённая их значением. Кейл лишился дара речи. Стук сердца отдавался в ушах. Ривен и Ривален тоже казались ошеломлёнными.

Из ступора их вывела дрожь под ногами и рёв рассыпавшегося мира.

-Как? - спросил Ривен. - Это..? Этого не может быть.

Кейл только покачал головой, видя в неподвижной статуе мужчины бога, которого он встретил в селгонтском переулке.

Это не могло быть тем, чем казалось.

Ривален скользнул вперёд к статуе, и тени вокруг него замерли. Какое-то время он смотрел на изваяние, затем прошептал молитву. Опустившись на колени, он смахнул пыль и грязь с пьедестала из серебристого металла, обнажив стёртую временем гравировку. Он провёл ладонью по буквам, прошептал куплет, и его магия восстановила написанное. Строчка стала ясно видна.

Кейл не узнал угловатые буквы и не хотел знать, о чём говорит надпись. Достаточно было самой статуи. Достаточно было родства его силы и силы Ривалена. С него хватило и этого, он не хотел знать больше. Он сжимал в ладони свою маску. Сквозь пальцы сочились тени.

-Не делай этого, - сказал он, зная, что собирается сделать Ривален.

Принц оглянулся через плечо, его золотые глаза пылали.

-Не могу. Мы должны знать.

Кейл вспомнил разговор с Маском на Путевом камне, вспомнил о том, что бог оставил недосказанным.

«Ты служишь ей?» - спросил тогда Кейл.

Он не хотел слышать ответ.

-Зачем нам знать?

Ривален улыбнулся, показав клыки.

-Ты знаешь, зачем.

Он сотворил заклинание — Кейл узнал магию, которая позволяла принцу понимать любые написанные слова. Земля содрогнулась, когда подействовала магия, и принц Шадовар прочёл вслух.

-Владычица ночи и повелитель теней, её... вестник.

Слово повисло во мраке, пока трое мужчин осознавали его значение. Мир Кейла задрожал, как сам Эфирас, оказавшись на краю бездонной пропасти. Тени вокруг него бурлили и кружились.

-Вестник? - спросил Ривен.

Кейл пытался устоять на ногах, не растерять свои ориентиры. Он вцепился в маску так сильно, что заболели пальцы.

-Нас обманули, - наконец сказал он. - Маск и Шар — не враги. Они союзники.

Ривен посмотрел на него, приоткрыв рот.

-Нет.

-Ривен...

Убийца покачал головой.

-Нет, Кейл. Нет. Есть другое объяснение.

-Какое? - спросил Кейл, и тьма хлынула с его кожи. - Мы освободили Кессона Рела. Кессон Рел начал Бурю Теней. Всё это время Маск хотел этого. Нас обманули. Он её вестник. Её вестник, Ривен.

Ривен зашагал кругами. Он зло посмотрел на Ривалена, как будто это шадовар их предал.

-Нет. Освобождение Кессона Рела было случайностью. Мы должны были убить его.

-Мы так думали, - сказал Кейл. - Но Маск знал. Он всегда знает.

-Это уж слишком, Кейл, - ответил Ривен. - Даже для бога. Нет.

Кейл обвёл рукой мёртвый мир вокруг.

-Вот что мы сотворили. Посмотри на это. Мы убили Торил.

Бремя содеянного легло прямо на плечи Кейла, когда он произнёс это вслух. Он покачнулся, желая прилечь, желая уснуть. Он пытался быть героем. Вместо того, сам не понимая, что делает, он начал конец света.

Ривен прекратил шагать и сделал глубокий вдох, заставляя себя успокоиться.

-Я в это не верю. Мы чего-то не понимаем — чего-то важного.

-Мы всё понимаем, - отозвался Кейл. - Просто это выглядит слишком мерзко.

-Нет, - настаивал Ривен. - Проклятье, прекрати сдаваться. Ты не такой, каким хотел тебя сделать Флит, и поэтому ты хочешь опустить руки. К дьяволам Флита.

От гнева тени вокруг Кейла закипели. От стыда его лицо покраснело. Он шагнул к Ривену, но не успел сделать второй шаг, как гнев угас.

-Я не сдаюсь. Я просто... это полная противоположность тому, что я пытался сделать!

-Есть кое-что, о чём вы не подумали, - сказал Ривален, и его глубокий голос рассёк пространство между Кейлом и Ривеном.

Кейл едва не забыл о присутствии шадовар. Они с Ривеном выжидающе посмотрели на принца.

-Кессон Рел еретик, - сказал Ривален. - Шар терпит его, но Кессон Рел ей не служит. Она хочет, чтобы я его остановил. Если Маск в союзе с ней, тогда и он хочет, чтобы вы остановили Кессона.

Кейл кивнул на священный символ Ривалена.

-Откуда ты знаешь, что он еретик? Может быть, это тебя она просто терпит, а Кессон Рел служит ей. Может быть, тебя обвели вокруг пальца, как нас.

Ривален наклонил голову, признавая возможную правоту Кейла.

-Скоро мы всё выясним. Я намереваюсь отбросить Бурю. Его намерения прямо противоположны. Тот из нас, кто преуспеет, и есть истинный слуга госпожи. Чтобы победить, мне нужны вы.

Ривен ухватился за слова Ривалена, кивая так, как будто он и шадовар были кровными братьями.

-Он прав. И здесь скрыто что-то ещё. Мы не видим всей картины, Кейл, но не должны терять веру.

-Вера, - горько сказал Кейл.

Ривен кивнул на Ривалена.

-Он хочет остановить Бурю Теней. Ты хочешь остановить Бурю Теней. Этого достаточно. Мы об этом позаботимся.

В заявлении Ривена Кейлу почудилось эхо слов, сказанных ему Маском на Путевом камне.

«Позаботься об этом».

Возможно, он чего-то действительно не понимал. Кейл решил считать именно так. Других вариантов не было. Альтернативы были пагубными. Бездействовать — означало позволить Буре Теней расползтись по Торилу, превратить его в Эфирас.

41
{"b":"558799","o":1}