ЛитМир - Электронная Библиотека

Дракон ещё раз развернулся, стал снижаться, и Абеляр краем глаза снова увидел свет своего войска. Стой он сам по-прежнему в свете Латандера, он мог бы исцелить себя и превратить свой меч в сияющий маяк, мог бы направить силу владыки утра сквозь своё тело и душу, воспользоваться ею, чтобы выжечь теней из существования, мог бы повести свой отряд даже против Бури Теней. Но он пал, ушёл в тень настолько глубоко, что даже оседлал её в этой битве.

Он кричал, рубил, колол, убивал. Вокруг них с драконом сновали тени. Небо кишело ими. Они тянули лапы сквозь его доспехи, пытаясь остановить его сердце, пытаясь украсть его жизнь. Он подумал о сыне, о друзьях, и гневно зарычал. Он рубил, бил наискосок, колол.

Фёрлинастис вторил его рыку собственным рёвом, оглушительным, как удар грома. Дракон рассекал небо, как машина разрушения жрецов Гонда. Огромные когти, как надоедливых насекомых, смахивали с небес нежить. Клыки перекусывали теней по полдюжины за раз.

Но тварям не было числа, и Абеляр знал, что из тела каждого мужчины и женщины его отряда, павших от ледяных касаний нежити, встанут новые. И двигаясь по Сембии, Буря ещё увеличит их число.

Он боялся, что стал свидетелем конца света.

Фёрлинастис нырнул и пронёсся над войском Латандера. Абеляр не смог различить лиц. Он видел только, как поднимаются и падают клинки, слышал крики боли и злости. Некоторые падали. Он видел их распростёртые на земле посреди грязи и теней тела.

В вое ветра, в рёве Фёрлинастиса Абеляр услышал, как несколько человек кричат боевой клич его отряда.

-Мы стоим в свете!

Из-за возрастающего отчаяния эти слова сначала показались Абеляру странными, пустыми перед лицом тьмы, которую нельзя было замедлить, тьмы, пожирающей своих жертв и отрыгивающей их обратно, как своих новых слуг. Но он нашёл зерно надежды в этих словах и уцепился за него. Он понял: единственное, что можно сделать перед лицом тьмы — это встать и сражаться рядом с единомышленниками. Да, он ушёл в тень, но в нём по-прежнему был свет.

Закричав, он разрубил одну тень, пронзил насквозь вторую, третью. Одна из тварей ударила его, и рука с мечом онемела. Он впустую взмахнул клинком, а тень погрузила свою лапу в его грудь. Дыхание оставило Абеляра. Сердце дрогнуло.

Очередной резкий нырок Фёрлинастиса оставил тень далеко вверху и спас Абеляру жизнь.

Он собрался с силами и оглянулся, ожидая увидеть преследующую их армию теней. Вместо этого он увидел, как они уходят в другом направлении.

На поле битвы позади и внизу раздался радостный клич. Рог Трева выдул победную ноту. Фёрлинастис тоже зарычал.

Абеляр смотрел, как тени улетают прочь, собираясь на некотором удалении, и не испытывал ничего, кроме ужаса. Тени роились на расстоянии примерно двух длинных выстрелов из лука от отряда. Их число ошеломило его. Бурлящая колонна их силуэтов, казалось, протянулась от земли до самых облаков.

-Так много, - сказал он, поражаясь их количеству.

Дождь и гром без предупреждения прекратились. Рог Трева и крики отряда смолкли. На мгновение воцарилась печальная тишина.

По полю битвы растёкся холод, пробиравший сильнее, чем холод теней. Вместе с ним пришёл сверхестественный страх. Он проник в Абеляра, заставил застучать зубами, похитил его мужество. Дракон зарычал от беспокойства. В голове Абеляра раздался неразборчивый шёпот. Знакомых слов он разобрать не смог, но свистящий голос затронул в нём нечто первобытное, заставил сердце бешено забиться, зажёг ужас в его голове.

Среди его товарищей внизу раздался стон. Он услышал, как Регг кричит отряду, голос старого друга дрожал на грани паники:

-Держаться! Держаться!

Абеляр, как мог, боролся со страхом. В поисках источника холода и страха он осмотрел тьму. Сквозь непроницаемое облако живых теней видно было плохо. Он чувствовал что-то на самой границе своего зрения, что-то большое, тёмное, беспощадное — страх, который облекли в физическую форму и выпустили в мир.

-Что за новое зло, дракон? Я не вижу!

Фёрлинастис вытянул шею, чтобы оглянуться, зашипел и повернул влево.

-Ночной ходун, - сказал дракон. - Но таких крупных я никогда не встречал и даже не слышал. В его взгляде живёт страх, в его руках — ужас. Этот враг намного сильнее твоих товарищей, возможно даже сильнее меня. С ними покончено, человек, а битва проиграна.

Туча теней раздвинулась, как занавес на сцене, и в открывшийся промежуток шагнул ночной ходун. В высоту он был вдесятеро выше обычного мужчины, возвышаясь над полем осадной башней. Тело чудовища походило на человеческое, только безволосое, безликое, гладкое и чёрное, будто идол, вырезанный из оникса дикарями в джунглях Чульта. Тени сломали строй и закружились вокруг его массивной фигуры, как мухи вокруг трупа.

Ночной ходун окинул взглядом поле боя, отряд Абеляра, и испустил новую волну ужаса.

Войско Абеляра ответило не стоном, не криками ужаса, а зовом трубы Трева.

-Назад, дракон! - крикнул Абеляр. - Поворачивай назад!

Фёрлинастис покачал головой в полёте, завершая разворот.

-Всё кончено, человек. Я отнесу тебя к...

-Поворачивай! Немедленно!

-Моя служба жрецу Маска не включает самоубийство. Всё кончено.

Внизу и позади Абеляр услышал, как рог Трева протрубил приказ построиться.

В отчаянии Абеляр схватил меч обоими руками, повернулся, насколько смог в своей импровизированной упряжи, и приставил кончик лезвия к точке между крыльями дракона. Он убедился, что Фёрлинастис почувствовал остриё.

-Ты развернёшься, или я вгоню его по рукоять! Они не будут сражаться одни!

Голова дракона повернулась — пасть открыта, из носа и горла сочатся струйки тени.

Абеляр надавил на клинок.

-Не испытывай меня, вирм!

Фёрлинастис зашипел от ярости.

-Попытаешься сбросить меня или используешь своё смертоносное дыхание — и я это сделаю. Потребуется всего мгновение. Может, ты и не умрёшь, но летать не сможешь, и придётся тебе встретить ночного ходуна на земле.

Гнев зажёг пламя в глазах Фёрлинастиса.

-Что предпочтёшь? - спросил Абеляр и сильнее надавил клинком на чешую. - Что? Решай!

Дракон заревел от ярости, повернул голову вперёд и начал разворачиваться.

-Ты не слуга владыки утра, - крикнул Фёрлинастис, перекрывая вой ветра.

Абеляр обдумал свой поступок, зная, что сделает это снова, если потребуется.

-Наверное, нет, - тихо сказал он.

Пока они разворачивались, он выглянул из-за драконьего крыла и увидел, что его отряд готовится наступать, а не обороняться. Рог Трева протрубил сигнал готовности. Сияющие клинки на равных промежутках строя удерживали натиск темноты. На поле лежали мёртвые мужчины и женщины. Абеляр решил, что их души, поднятые Бурей Теней, уже присоединились к армии теней. Он надеялся, что Джиирис среди них не было.

Дракон продолжал свой медленный разворот.

Регг стоял в авангарде войска. Абеляр услышал его голос, но не мог разобрать слов. Он увидел, как Роэн и ещё один жрец шагают от солдата к солдату, исцеляя людей жезлом и прикосновением. Отряд ответил на слова Регга вскинутыми мечами и боевым кличем.

Ночной ходун стоял на месте, тёмный, зловещий, окружённый воинством теней.

Трев выдул новую ноту, Регг закричал, повернулся, воздел свой клинок и опустил его. Отряд пришёл в движение.

Тени взвыли при их приближении. Какое-то мгновение ночной ходун смотрел на них, а затем сам двинулся навстречу.

Абеляр выругался.

Каждый шаг чудовища покрывал дистанцию броска копья. Его ступни оставляли в мягкой от дождя почве глубокие следы — открытые могилы, ждущие, пока их заполнят латандеритами.

-Поворачивай, проклятье! - воскликнул Абеляр, ударив дракона эфесом меча. - Быстрее, вирм!

Латандериты, маленький островок света в ночи Бури Теней, шагали навстречу своей смерти. Их вёл Регг — его меч и щит сверкали.

Запела труба Трева. Ночной ходун тараном врезался в строй латандеритов. Мужчины и женщины закричали от боли, завопили от ярости, свет заморгал, угас. Чудовище давило людей своими ступнями и кулаками. Мечи рубили его массивную тушу, но, казалось, не причиняли никакого вреда. Отряд вертелся вокруг чудовища, окружил его. Существо стояло в их гуще, как чёрная сердцевина вихря, всосавшего в себя свет латандеритов.

50
{"b":"558799","o":1}