ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он спрыгнул с ограды, прижимая к ребрам горящую огнем ужаленную руку. Обойдя дерущихся женщин, он ухватил собачку за хвост. А теперь что? Разнять из и отдать собачку Мэри?

Но тут заскрипел дом. Распахнулись обе передние двери.

Собачка потеплела в руке, потяжелела, горячий воздух со свистом входил и выходил из его легких. Магия тащила его в двух направлениях одновременно: к двери Люси на веранде и к двери Мэри за серебристым стеклом. На дорожке закружились пыльные вихри, мини-торнадо, хлеставшие по лицу песком, словно крошечными булавками.

Кайт стиснул зубы и с трудом пошел по лужайке. Невидимые пальцы вцепились в него, противясь каждому шагу. Позади продолжалась драка, звуковая дорожка воплей, глухих ударов и рычания.

"Победила Мэри", выдохнул Кайт сквозь стиснутые до боли зубы. "Я выбираю дверь Мэри."

Дверь-экран, закрывавшаяся при его приближении, распахнулась снова. Кайт протянул руку и собачка оказалась в помещении Мэри.

Вот. Он отпустил собачку.

Вопль взрезал пустыню, руку, которую жгло болью и жаром осиного укуса, прищемило захлопнувшейся дверью. Кайт бился, словно пришпиленная бабочка, а дверь жевала его руку, как беззубая челюсть. Песо глодал лицо, красные кирпичи дома били по затылку, а он рвался на свободу. Жаркие молнии вставали над Сьерра-Невадас, розово-пурпурные горы туманно вставали на горизонте, как будто развевалась мантия судьи.

Наконец хватка двери ослабла, рука Кайта, сломанная и изжеванная, повисла у него на боку.

Он шипел от боли, глядя на раздавленные, израненные пальцы, безвольно повисшие на конце ладони. Расческа, сходившая за сексуальную жизнь Кайта, пропала. А теперь еще и это...

"Кайт?" окровавленная и избитая Люси вскарабкалась на ноги. Волшебства теперь все находились в реальности, сбившись в кучки по углам двора. Она сжала ладонь на ручке кувшина.

Она все еще печальна? Он понял, что не может судить. Солнечные очки разлетелись на кусочки под жарким, несущим песо ветром.

"Мэри?", спросил он, кивая на бесформенную кучу позади нее.

"Отключилась."

"Ты ее убила?"

"Она дышит..." Голос звучал неуверенно.

Раненая руку пульсировала. Даже если Мэри мертва, убить Люси одной рукой будет чертовски трудным трюком. И хочет ли он вообще связываться с этими женщинами?

Слишком рискованно. "Мне надо добраться до города."

"Окончить игру?"

Он кивнул.

"Умно." Он искоса поглядела: "Хочешь плату?"

"Пардон?"

Вздрогнув, Люси кивнула на дверь сестры, не обращая внимания на кровь, стекающую по алюминиевому косяку. Плюшевая собачка лежала в солнечном пятне рядом с огуречными полками. Она казалась туманной, почти бесплотной. "Ты отдал собачку ей, верно? Теперь она принадлежит ей. Я не могу к ней притронуться."

"И что?"

"Все мои волшебства там, внутри. К ним я тоже не могу притронуться. Если сможешь, забери их."

"Это... мило с твоей стороны."

"Это не милость. Почему они должны оставаться у нее?"

Он опасливо встал на колени и потянулся к собачке. Ладони прошла насквозь, словно собачка была из жидкого, теплого масла. Запах горелой ваты окатил лицо, пальцы сомкнулись на двух пластиковых кубиках.

Игральных.

Он выпрямился, открывая ладонь. Кубики были красные, прозрачные, точки выкрашены золотом. На одном из кубиков вокруг единственной точки было вытиснено кружком: "Магическое Казино". Подпрыгнув в ладони, они выбросили семерку. Снова подпрыгнули. Снова семерка.

"Трюк для гостиной?"

"Я была всего лишь ребенком." Она задумчиво протянула руку. Кубики подпрыгнули в ладони Кайта, как испуганные дети.

"Ага", сказал он, странно ободренный. Они не стоили уже понесенных им потерь. Но, может быть, это был знак. Может быть, ему еще не надо сдаваться.

"Твой джип стоит у оросительной канавы. Я тебя подброшу туда." Проскользнув мимо него, ее тонкое тело едва сместило с пути частицу воздуха. Она открыла ворота, и змеи, пауки и скорпионы все исчезли. Пчелы и осы тучами уносились прочь, исчезая в горячем мираже.

Кайт сунул кубики в карман, повесил кошелку на здоровое плечо и зашаркал со двора. Его глаза уставились на магический кувшин в руке Люси. Они вышли за изгородь...

Нет. Рука его пульсировала болью. Нехорошая идея. Лишь бы убраться.

Но вся эта магия, остающаяся позади... Кровь засыхала чешуйчатыми струпьями на грудной клетке, они все дальше ковыляли от волшебства.

"Что теперь будет с тобой и с Мэри? Попробуешь вылечить ее?"

"Ей придется тогда расстаться со Зрением. Она никогда не согласиться."

"Может, волшебство сделает жизнь проще?"

"Другим, уж точно."

"Ты оптимистка."

"Я знаю, когда сдаваться, вот и все." Она просто не хотела говорить о сестре.

Кайт вздохнул. "Я скоро устроюсь. Заменю потерянные волшебства..."

"И разыщешь еще? Сколько, Кайт? Страсть к охоте..."

"Разве я просил читать нотации?"

"Всегда к услугам."

"А ты отблагодарила бы меня, выбери я твою дверь?" Его поразило поблескивание впереди - вода. Воздух стал прохладнее, сороки кричали из низкого кустарника. Арендованный джип бездельничал в тени дерева, словно лошадь путешественника.

Ударь Люси сзади дубинкой, прошептал внутренний голос. Поезжай в город, объяви, что это сделала сестра. Посади ее в тюрьму, и у тебя будет время, чтобы обшарить дом.

Наверное, рискованно, но пара прыгающих костей это не та плата, за которой рвался Кайт. Даже если он заполучит кувшин...

Сунув руку за пояс джинсов, он нащупал трость и отстал на шаг, доставая ее. Полированное дерево блеснуло, словно сталь, когда он опустил его на голову Люси.

Но на полпути тяжелое дерево совершило превращение и разломилось о локоны ее волос, превратившись в пыль и не причинив ни малейшего вреда.

"Еще не научился не спорить с домом?" Люси, нагнувшись, зачерпнула пригоршню песка. И разогнулась с прекрасным наконечником стрелы, черно-белым, как зебра, обсидианом, загадочным и смертельным.

А его орудие убийства рассыпалось в щепочки на песке...

"Поспорим, что я все же сильнее тебя?" Он хлестнул ботинком, попав ей в колено. Жар обнял его, словно любовница, и когда Люси упала, он лягнул ее снова. "Спорим, что бабуля здесь не поможет?"

Она хихикнула, швырнула песок ему в глаза, подставила ножку. Он упал на спину, придавив свою кошелку с волшебствами. Хрустнуло стекло и ледяной ручеек детской крови омыл ему спину.

"Черт побери!" Он снова лягнул и так сильно, что оторвал Люси от песка, слоем лежащего на ее потной, в пятнах крови коже, но все-таки недостаточно сильно, чтобы стереть улыбку на ее лице. Целясь на этот раз в зубы, он снова приготовился к удару.

"Все или ничего, зайчик?" Голос Мэри остановил его. Один глаз почернел и заплыл, костяшки пальцев кровоточат, она сжимала волшебную фарфоровую лягушку.

"Ага", ответил он, "врежь-ка ей."

Люси засмеялась и сплюнула песок. Мэри укоризненно покачала головой, словно она учительница, а он ученик-заднескамеечник. Магия сплелась между женщинами и Кайт обнаружил, что не может пошевелиться.

"Не надо...", только и успел он выдавить, прежде чем горло окончательно перехватило.

Мэри протянула сестре руку, подняв ее на ноги. Вместе они подковыляли поближе. Люси глянула ему в глаза, прочитала там страх, и подняла руку, то ли чтобы просто дотронуться, то ли чтобы перерезать горло. Потом ее рука сунула в карман рубашки Кайта ключи от джипа.

Хотя бы не мертвец. Задержанное дыхание с облегчением вырвалось из легких, когда Люси опустила руку и ушла.

Но тогда уж Мэри прикоснулась к нему, пальцы пощекотали в паху, прошлись по животу, ноготь провел линию по груди, потом руку поднялась к плечу, на котором висела его коллекция в мешке из красной холстины.

Нет.

Его глаза расширились, он попытался вырваться, рванувшись так сильно, что почувствовал давление собственной крови в висках, кровь закапала из носа.

5
{"b":"55880","o":1}