ЛитМир - Электронная Библиотека

— Доброго вечера, леди Амельда. Бесконечно рад новой встрече. Вы, как всегда, обворожительны.

— А вы, как обычно, безбожно льстите, лорд Береан, — улыбнулась мама. — Но тем не менее я тоже рада видеть вас здесь.

— Леди Сандера, — вернув улыбку, обратил на меня сиятельное внимание тиронец. — Счастлив, что вы находитесь в добром здравии.

— Благодарю, — выдавила из себя вежливый ответ я, в душе закипая от злости. Судя по маминому прищуру, слова тиронца не остались ею незамеченными, а значит, придется объяснять, что он имел в виду…

— Береан Вердиш, — неверно истолковав заминку, представился он. — Лорд Вилорен любезно предложил мне провести несколько занятий на вашем факультете, и ваш курс тоже числится в моем расписании. Полагаю, нам предстоит часто встречаться.

Творец всемогущий… Как будто мне в жизни мало трудностей! Я вымученно улыбнулась и, воспользовавшись тем, что к нам подоспела леди Ловена, скользнула к окну, где в гордом одиночестве стоял Грег, всей своей позой выражая крайнюю степень обиды. Выбирая из двух зол, я предпочла извиниться перед наследником рода Кэррас за то, что в последнюю нашу встречу наговорила лишнего, чем цепенеть под светло-голубым взглядом, который чувствовала даже спиной.

К несчастью, меньшее зло не прониклось оказанной честью и, невзирая на покаянную речь, общаться со мной не пожелало, что в любой другой день несказанно меня порадовало бы. Сейчас же столь долгожданная реакция Грега сыграла против меня — воспользовавшись рассеянностью матери, он удрал чуть ли не на противоположный конец стола, зато тиронец оказался рядом. Под строгим взором леди Амельды, а также памятуя о том, что от этого человека, возможно, будет зависеть мое дальнейшее пребывание в университете, я вела себя предельно вежливо, но, когда от улыбки начало сводить скулы, а от ненавязчивой беседы звенеть в голове, стало ясно: пора спасаться.

Извинившись и сославшись на легкую мигрень, я покинула столовую и вышла во внутренний двор, заботами леди Ловены превращенный в роскошный сад. На свое детище она не жалела ни времени, ни средств, и даже с приходом осени сад не утратил лоска. Приглядевшись, я различила едва мерцающий купол, пропускающий свет, но согревающий воздух и препятствующий дождям и ветрам. Дорогие чары, эффективные, совершенно незаметные для тех, кто ничего не смыслит в магии.

Воздух был приятно свеж, но не холоден и благоухал розами, в изобилии растущими вдоль выложенной желтыми и серыми плитками дорожки. Уже стемнело, и сад освещали парящие над цветами молочно-белые сферы. Впрочем, таинственных теней было больше, нежели собственно света; они путались под ногами, игриво скользили по невысоким мраморным скульптурам, украшавшим это место, сплетались с вьющимся по стенам беседки плющом. Я старалась не наступать на них и со стороны, должно быть, выглядела забавно; но это нелепое занятие успокаивало и позволяло расслабиться.

В голове прояснилось, и я с удивлением осознала, что нервничаю в общем-то из-за пустяков. Во-первых, если подумать, Береан Вердиш не сделал ничего такого, из-за чего стоило бы дергаться и сторониться его; во-вторых, я не обязана поддерживать общение с ним, так же как и с Грегом, а один вечер потерпеть не так уж и сложно. Что же касается занятий… Возможно, лекции тиронца будут весьма любопытны.

Не стоит судить о людях, не узнав их как следует. Так всегда говорит папа… Но что бы он сказал насчет лорда Вердиша, учитывая неприязнь к тиронцам? Жаль, что нельзя поговорить прямо сейчас… И неизвестно, когда вообще удастся, — в столице отец мог задержаться и на месяц, и на два, что безмерно меня огорчало.

Я вздохнула, легонько погладила бархатистый лист плюща и подумала, что пора бы и возвращаться, пока меня не начали искать. Но, судя по тихим шагам, мысль эта запоздала. Наверняка леди Ловена послала Грега, как не раз уже бывало. Я понадеялась, что обиженный парень демонстративно пройдет мимо, но сегодня был явно не мой вечер.

— Вы не замерзли? — вежливо осведомились за моей спиной, и пришлось, нацепив предельно вежливую улыбку, оборачиваться.

— Ничуть, — ответила я остановившемуся в паре шагов тиронцу. — А вы тоже захотели подышать воздухом?

— Я захотел убедиться, что с вами все в порядке, — сказал он, прищурившись.

Одна из сфер висела как раз между нами и светила, на мой взгляд, слишком уж ярко.

— Со мной все в порядке, — заверила я, не зная, что предпринять.

Ладонь словно сама по себе метнулась к кулону-фонарику, пальцы скользнули по звеньям цепочки… Жест, недостойный леди, но зато весьма успокаивающий. Оставаться здесь и дальше казалось недопустимым, но Береан Вердиш стоял посреди дорожки, и не думая освобождать проход, а приближаться к нему мне отчего-то не хотелось. Глупо, конечно, но казалось, что не пропустит…

— Весьма этому рад, — склонил голову тиронец. — Как один из наставников тиронской школы провидцев я уполномочен набирать студентов для обмена… Возможно, вы тоже станете моей ученицей.

— Боюсь, что это исключено, милорд, — вежливо сказала я. — Сила моего дара не настолько велика, чтобы я числилась в списках лучших.

— Скромность украшает девушку, — улыбнулся лорд Вердиш.

Возможно, в этом виноват мертвенный свет сферы, но почудилось, что глаза его холодно блеснули.

— Это всего лишь честность, — отказалась я от чужих украшений. — Увы, но я бездарна.

Он недоверчиво изогнул брови, а потом резко, прежде чем я успела отшатнуться, шагнул вперед и поймал мою руку. Импульс чужой силы кольнул ладонь, на миг сжал сердце… И Береан Вердиш отступил, взирая на меня со столь откровенным недоумением, что мне даже интересно стало — а что он, собственно, надеялся обнаружить? Тщательно скрываемые ото всех способности? Ох, если бы только я действительно обладала оными…

— Простите, не удержался, — виновато пожал плечами тиронец, с тревогой на меня посмотрев: а ну как истерику закачу?

И, между прочим, правильно опасался — без разрешения измерять уровень чужой силы права он не имел.

— Ничего страшного, — покривила я душой.

Но что я еще могла сказать? Не устраивать же представление в самом деле… Нет ни сил, ни настроения.

— Красивый кулон, — чтобы хоть как-то замять неловкость, сказал лорд Вердиш, но на сей раз его улыбка выглядела блеклой и фальшивой. — Семейная реликвия?

Я всей душой надеялась, что он наконец-то освободит дорогу, и уж тем более не была настроена на беседу об украшениях.

— Отец купил у антиквара по случаю моего поступления.

Ложь вырвалась сама собой, причем столь легко и непринужденно, что прозвучала на редкость правдиво.

— Вам очень идет, — как-то непривычно растерянно пробормотал тиронец и наконец-то отступил в сторону. — Позвольте проводить вас?

Вопить «не позволю!» и убегать я посчитала вариантом пусть и желанным, но глупым, а потому лишь кивнула и прошла вперед, тихо радуясь, что конкретно эта дорожка слишком узка для прогулок под ручку. Но и то, должно же мне было хоть в чем-то сегодня повезти?

Неудачные выходные стали началом черной полосы в моей жизни.

Мама уговорила меня отправиться в университет не вечером накануне занятий, а утром, о чем я горько пожалела. Экипаж сломался на полпути, и, пока возница, крепкий и медлительный мужчина, хлопотал вокруг него, я еле сдерживалась, чтобы не пойти пешком. Останавливало лишь осознание того, что все равно опоздаю, а следовательно, лучше встать в сторонке и не нервировать человека, знающего свою работу куда лучше меня. Когда неисправность наконец-то была устранена, стало ясно, что на первую пару я с трудом, но успеваю. И успела бы, не заступи мне дорогу леди Геллея, не пожелавшая пускать в святая святых студентку в запыленном платье. Судя по всему, наш разговор она действительно не помнила… Пока я, скрипя зубами, вспоминала нужное бытовое заклинание и применяла его, рискуя не очистить, а сжечь одежду, драгоценное время истекло. Подавив внезапный, но сильный порыв развернуться и уйти, я все же пошла в аудиторию, надеясь на снисхождение мэтрессы Ноллин. Но, распахнув дверь и перешагнув порог, поняла, что иногда стоит доверять своей интуиции…

21
{"b":"558800","o":1}