ЛитМир - Электронная Библиотека

— Можешь не шарахаться, приставать не буду, не бойся, — уязвленно проговорила я.

— Я не боюсь, а мечтаю, — усмехнулся Риннар.

— Видела я, как ты мечтаешь, — не сдержалась я.

— Не видела. В моих мечтах ты находишься в более… адекватном состоянии.

— Тогда мечтай дальше, — хмыкнула я. — В адекватном состоянии я подобного точно не повторю.

— Жизнь несправедлива, — преувеличенно грустно вздохнул Риннар, почесывая Стрелу за ухом. — Золотко, а домой ты как попасть собираешься?

— Я окно не закрыла, — пожала я плечами. — Так что никаких проблем быть не должно…

Риннар смерил меня сочувственным взглядом и покачал головой:

— Санни, ты сама — ходячая проблема… Подожди немного!

И он двинулся в сторону дома, оставив меня со Стрелой. Ждать действительно пришлось недолго — я даже не успела решить, обидеться мне или не стоит.

— Дверь не заперта, никого нет — похоже, все спят, — доложил Риннар и тут же возмущенно спросил: — Что за беспечность?!

— Не беспечность, а дедушкины чары, — пояснила я. — Все равно ограду никто не минует…

— Я уже дважды миновал, — напомнил Риннар.

— Так у тебя и плохих намерений не было, — улыбнулась я. — Спасибо, что проводил. И вообще за все… Я… пойду?

После подвига по преодолению преград спать захотелось с новой силой. И холодно стало… Похоже, волшебное действие хмеля все-таки закончилось.

— Конечно. Доброй ночи, золотко, — пожелал Риннар.

Я кивнула и направилась к крыльцу, не оглядываясь.

Дверь действительно оказалась незапертой. К себе я поднималась осторожно, стараясь не столько не шуметь, сколько не скатиться по ступенькам из-за очередного приступа слабости. Оказавшись же в спальне, все, что смогла, — закрыть дверь, после чего все-таки упала. Из приоткрытого окна тянуло холодом, но даже мысль о том, что надо встать и закрыть его, вызывала ужас.

Организм истратил все силы на борьбу с чарами. Чудо еще, что я до сих пор в сознании…

Интересно, выживу ли я после проведенной на сквозняке ночи?

Скрипнула рама, поток воздуха стал сильнее… и исчез. Прошелестели по полу мягкие шаги, меня легко подняли и поставили на ноги, не выпуская, впрочем, из рук, — иначе бы я тут же упала обратно.

— Так и знал, что не стоило оставлять тебя без присмотра, — с укоризной сказал Риннар.

— Но ты же не оставил, — пробормотала я.

— Не дождешься, — усмехнулся он. — Жара у тебя нет. Нужно как следует отдохнуть, и все будет хорошо.

Отдохнуть… Да. Это более чем хорошо. Глаза закрылись, я уже готова была уснуть стоя… Но моментально взбодрилась, почувствовав, как с меня стащили камзол, в который я до сих пор куталась, и ловкие пальцы расшнуровывают корсет платья.

— Эй! Не надо! — возмутилась я, безрезультатно дернувшись.

— Боги, золотко! — хлопнул себя по лбу Риннар. Мало; как по мне — можно бы и об стену приложиться! — Видела бы ты себя сейчас! Я не некромант, клянусь, полутрупы меня не интересуют. Ни в каком качестве, смею заметить!

И он, не слушая более возражений, вытряхнул меня из платья, причем так умело, словно каждый день этим занимался. Хотя почему «словно»? Ему же стоит только поманить — любая на шею кинется…

Как я сегодня.

— Далларен, да что с тобой? — простонал Риннар, согнувшись пополам.

— Руки, Шариден! — прошипела я и без сил свалилась на кровать, радуясь, что хоть на нижнее платье, вполне себе удобное и уже сухое, покушений не последовало.

Конечно, я сама согласилась дать ему шанс… Но надо же знать меру!

— Дикая ты, золотко, — пробормотал чародей, морщась и стаскивая с меня туфли. — Но это поправимо. Причем безо всякого приворота.

— Обойдешься, — огрызнулась я вяло.

— Так и я о том же, — усмехнулся Ринн, ловко вытянув покрывало и набросив его на меня. — Обойдусь без приворота. Собственным врожденным обаянием. Тшш, не возмущайся, спи. И не волнуйся — леди Амельду я оповещу.

— Ринн! — окликнула я чародея, когда он уже приоткрыл окно. Язык заплетался, путая слова и мысли, но я все-таки спросила: — Почему? Почему тогда… Ты же мог уклониться от удара. Защититься…

Риннар молчал, и в ожидании ответа я даже нашла в себе силы приподняться на локте.

— Мог, — наконец серьезно кивнул он. — Но тогда бы пострадала ты. Я сделал выбор.

— Глупый выбор, — сонно пробормотала я.

— Какой уж есть, — усмехнулся Риннар. — Спи, Санни.

Я уже спала. И не была уверена, не снится ли мне эта странная ночь, не менее странный разговор… и сам Ринн, непривычно заботливый и серьезный.

ГЛАВА 11

Проснувшись, я долго лежала, не открывая глаз и прислушиваясь к себе. Было уютно и хорошо, ничего не болело, но и желания вставать, одеваться и выходить из комнаты не имелось. И не потому, что слабость прошла не до конца, просто неизбежно придется объяснять маме, что вчера произошло и почему я сбежала с бала. Рассказать правду? Не то чтобы я считала, что мама не поверит… Поверит, скорее всего, но что дальше? Молчать она не станет, а без доказательств разразится некрасивый скандал, из которого Вердиш выйдет чуть ли не святым мучеником, а я — бесстыжей девицей, отчаявшейся добиться его внимания…

Пока я пыталась придумать хоть что-нибудь более-менее убедительное, мамино терпение лопнуло, и она сама пришла ко мне. Тихонько открыла дверь, присела рядом, провела прохладной ладонью по моему лбу.

— Санни, как ты? — Ласковый тон успокоил — значит, на меня не сердятся и допрашивать с пристрастием не будут, по крайней мере, немедленно.

— Неплохо, — открыв глаза, призналась я. — Только вставать не хочется…

— И не нужно, — кивнула мама. В ее глазах безуспешно пряталось беспокойство — и ни следа недовольства. — Я слишком невнимательна, детка… Леди Вайолетт предупреждала, что возвращение дара так легко тебе не дастся… Ты ведь уже вечером неважно себя чувствовала, но я приняла это за волнение… Если бы ты сказала мне, мы бы остались дома.

— Ты же так ждала этого бала, — удивилась я.

— Ты и в самом деле думаешь, что какой-то бал для меня дороже, чем ты? — нахмурилась мама.

— Прости, — стушевалась я. — Конечно же я так не думаю. Мне сейчас вообще тяжело думать.

— Это ты меня прости, — устало улыбнулась мама. — Мне нужно быть чутче… Слава Творцу, Риннар проводил тебя и не забыл предупредить меня. Он хороший мальчик, Санни.

Сейчас я готова была с ней согласиться. Да что там хороший — замечательный! Благодаря ему мне не пришлось оправдываться, отчаянно надеясь, что леди Амельда не раскусит мою ложь.

Интересно только, хороший мальчик рассказал, как мы за ограду попали, или же мама просто упустила этот момент?

В постели я провела почти весь день, радуясь, что сегодня выходной, и стараясь не думать, что завтра придется отправляться в университет. Но мысли раз за разом возвращались к неприятной теме, тем более что первыми в расписании стояли лекции тиронца. Конечно, вряд ли он на что-то осмелится, но… Страшно. И противно. Что это вообще такое было? Эксперимент? Дурацкий розыгрыш? Шутка скуки ради? Да уж, не отреагируй мой организм столь бурно, не сбеги я, не встреться мне Ринн… Не знаю, как Вердишу, но в таком случае мне было бы не до шуток. Кажется, зря я грешила на леди Удачу — вчера она была невероятно щедра.

А еще мне не давало покоя то, что я наобещала Риннару. При свете дня все мои вчерашние мысли, поступки и слова казались настолько глупыми, бредовыми даже, что меня начала пугать встреча не только с тиронцем, но и с Ринном. Не поспешила ли я? Действительно ли мне это нужно? А ему? Почему я вообще решила, что он был серьезен?

Творец и все младшие боги!.. Кажется, самым лучшим выходом для меня будет и вовсе не возвращаться в университет!

Идея мне понравилась. Настолько, что утром следующего дня я окончательно решилась сказаться больной. Не сразу после пробуждения, но на крыльце, перед выездом… Сослаться на слабость, головокружение, причем слишком уж наглой ложью это не будет…

33
{"b":"558800","o":1}