ЛитМир - Электронная Библиотека

Нож скрылся в складках платья, и я почувствовала себя увереннее. Несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула, успокаиваясь, присела на кровать и испытующе посмотрела на леди Геллею:

— Может, расскажешь наконец, что нужно Вердишу от тебя?

Пушистый хвост нервно дернулся, синие глаза опустились, прячась от моего взгляда. Виновато мурлыкнув, кошка потерлась о мои ноги и запрыгнула на колени, где и свернулась полупрозрачным, но весьма ощутимым шариком.

Я тяжело вздохнула. Не может? Не хочет? И то и другое? Как же не вовремя Геллею заклинило на этом облике! Поговорить бы сейчас, обсудить произошедшее, обдумать план на случай, если все пойдет не так… Хотя план у меня был, правда, кошке он по вкусу не пришелся. Ну вот и предложила бы свой! Мне отчаянно не хватало той леди Геллеи, которая встречала нас в холле университета, пристально следила за порядком, отчитывала набедокуривших студентов и не пряталась от проблем за кошачьей шкуркой!

Время шло, медленно, но все же. Постепенно сгущались сумерки за окном, а я все так же сидела в полном — не считая кошки — одиночестве и… ждала. Прислушивалась к голосам и шагам за дверью, кусала губы, запускала пальцы в шерсть покорно терпящей мою тихую панику кошки… А еще беспокоилась за госпожу Рассен. Куда она могла деться? Вернее, что с ней сделал тиронец?.. Нужно было бы выйти и все выяснить, но я осознавала, что это ничего не даст, а напоминать о себе Вердишу не хотелось. Я все еще надеялась, что мэтр Вилгош успеет… О том и молилась всем богам сразу, обещала леди Удаче множество букетов белых роз в обмен на ее благосклонность…

И едва сдержала разочарованный стон, когда в бесшумно приоткрывшуюся дверь шагнул Береан Вердиш.

— Где мэтресса Рассен? Что вы с ней сделали? — выпалила я, настороженно глядя на тиронца.

Тот неторопливо затворил дверь, прижался к ней спиной и, подвесив под потолком яркую светящуюся сферу, ответил:

— Она нашла приятную компанию. Немолодой офицер пригласил ее на прогулку. Единственное, что я сделал, — помог ей принять правильное решение.

То есть забыть обо мне. Логично. Я же с самого начала знала, что так и будет… Почему же сейчас стало так страшно? Моя защита была эфемерной, не стоило хвататься за нее.

Как и за надежду, что мне могут помочь.

Ладонь сама собой скользнула в складки платья. Тиронец мягко оттолкнулся от двери и шагнул ко мне.

— Отдай нож, Сандера, — потребовал он, протянув руку, и мои пальцы, уже обхватившие прохладную рукоять, дрогнули.

Как?.. Заметил-таки? А раньше не отобрал из-за желания поиграть? А может, просто воспользовался даром и теперь знает и о ноже… и о призраке.

— Дар не нужен, чтобы просчитать твои действия, — словно прочитав мысли, усмехнулся Вердиш. — Отдай нож. Он тебе не нужен.

Ну это как сказать…

Резко поднявшись на ноги, я коротко замахнулась… и охнула от прострелившей запястье боли. Пальцы разжались, металл глухо звякнул о деревянный пол.

— Ненавижу вас, — прошипела я сквозь слезы, сжимая пострадавшее запястье.

Вердиш пожал плечами, поднял нож. Медленно повертел его в ладони, словно любуясь… И одним точным движением вогнал себе в грудь прямо напротив сердца. По самую рукоять.

Я медленно осела на пол, привалилась к кровати, не в силах отвести глаз от все еще стоящего на ногах тиронца. И не просто стоящего… Дышащего, улыбающегося… Живого! И до боли закусила губу, когда он осторожно потянул за рукоять, вытаскивая окровавленное лезвие. Расстегнув рубашку и сдвинув ткань в сторону, Вердиш дал мне увидеть, как стягиваются края неровной из-за зазубрин раны, как белеет на глазах тонкая ниточка шрама, от которой не осталось и следа за считаные секунды.

— Творец всемогущий, — прошелестела я, вцепившись в прижавшуюся ко мне леди-кошку. — Что вы такое?..

— Я человек, Сандера, — криво улыбнулся Вердиш, застегивая испачканную рубашку. — Всего лишь человек, который не может умереть. А вот ты серьезно пострадала бы. Надеюсь, теперь самоубийственных попыток не будет?

Собравшись с силами, я качнула головой. На большее просто не была способна — увиденное повергло меня в настоящий шок. Как? Как такое вообще возможно?! Это же против всех законов природы и магии… И как можно справиться с тем, кого нельзя убить?!

Разгоревшаяся было надежда окончательно потухла.

Тиронец же тем временем подошел ближе, опустился на колени и осторожно коснулся моих волос, не обращая внимания на зашипевшую кошку.

— Глупая, храбрая девочка, — тихо пробормотал он. — Красивая девочка…

Я вжалась в край кровати, не смея дышать. Такие разговоры пугали еще больше прежнего отмороженного поведения. Не говоря уж обо всем остальном! Как отбиться от равнодушного к боли и неподвластного смерти безумца?

— Бояться не надо, — прищурился Вердиш, даже не вздрогнувший, когда Геллея вцепилась когтями в его руку. — Я же обещал, что не причиню тебе вреда.

— Больше уже причиненного? — хрипло вырвалось у меня.

— Ты о своем мальчишке? Зачем он тебе? — приподнял он брови. — Так легко отказался от тебя. Даже не попытался ничего изменить. За свое надо бороться до последнего вдоха. И потом — тоже. Уж поверь.

— Вы… Кто угодно, но не человек, — прошептала я, глядя на ладони тиронца.

Сейчас он был без перчаток, и на светлой коже не осталось ни царапины. Неудивительно, если уж смертельная рана мгновенно затянулась…

— Кто же я, Санни? — вкрадчиво спросил Вердиш. — Чудовище? Помнится, ты уже называла меня так. — Я промолчала, упорно избегая его взгляда. — А может, всего лишь тот, кто устал от подобной жизни? Знаешь, каково это — не испытывать эмоций? Чувствовать себя человеком только после специальных зелий, эффект которых не столь уж и долог? Забывать себя…

На последних словах я вздрогнула и посмотрела на странно присмиревшую леди-кошку. Тиронец тоже не сводил с нее глаз, и я заподозрила, что вся его речь вовсе не мне предназначалась.

— Вы… вы мне жизнь сломали, — бросила я, взяв себя в руки. — А теперь ждете сочувствия?

— Я бы сказал, что мне жаль, — медленно проговорил Вердиш, вновь переводя взгляд на меня, — но я уже давно не помню, что это такое…

Он поднялся и отошел к окну, а я наконец-то перевела дух. Отпустила полупридушенную кошку и тоже встала на заметно подрагивающие ноги. Подумала и присела на краешек кровати: не хватало только упасть из-за предательской слабости.

— Мы меняемся не сами по себе, — протянул меж тем Вердиш, глядя в клубящиеся за окном вечерние сумерки. — И чудовищами становимся не всегда по своей воле. А иногда случается так, что и у чудовищ болит сердце.

Он безумен. Совершенно безумен. Я давно это подозревала и сейчас лишний раз убеждалась в своей правоте. Леди-кошка, застывшая на полу перед кроватью, настороженно следила за малейшим движением тиронца…

И все же не уследила.

— Я все продумал, — выдохнул он и резко развернулся.

В его руках сверкнуло что-то небольшое и округлое, и в следующий миг это что-то полетело в не успевшую увернуться кошку…

Полыхнуло серебром. Когда вспышка угасла, вместо кошки над полом парила невысокая перепуганная девушка.

Рыжеволосая, невысокая, неуловимо похожая на меня.

А в глазах Вердиша, неотрывно смотрящего на нее, больше не было нечеловеческого холода и равнодушия. Я уже видела такой взгляд. У Риннара, когда сказала, что он мне не нужен.

— Поговори со мной, — тихо попросил тиронец, обращаясь к Геллее. — Просто поговори… Лея.

Призрачная девушка открыла было рот, но тут же беспомощно закусила губу, помотала головой и, закрыв лицо ладонями, исчезла.

Вердиш рванулся к тому месту, где она только что стояла, и замер, сжимая кулаки, а я зачем-то сказала:

— Она в порядке. Просто не хочет, чтобы ее видели.

— Чтобы ее видел я, — сглотнув, уточнил тиронец. — Ничего… Недолго ей бегать осталось!

И вышел, хлопнув дверью так, что она едва не слетела с петель.

А я осталась сидеть, пытаясь осознать произошедшее. Геллея и Вердиш? О Творец…

50
{"b":"558800","o":1}