ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так, детишки, — уже громко сказал некромант, — подозреваю, что сейчас здесь будет весело, так что все расспросы отложим на потом. Убирайтесь-ка отсюда… Да хотя бы вещи Санни соберите пока. А я разберусь…

— Здесь мэтресса Рассен, — вспомнила о важном я. — Только я давно ее не видела и не знаю, где именно она находится… Но нельзя же ее оставлять!

— Соблазнительно, но неосуществимо, — печально вздохнул мэтр Вилгош, которому иногда доставалось от помешанной на порядке и ответственности коллеги. — Идите, только быстро. Ринн, предупреди своих о приезде. Санни, вещи. Геллея… проследи за ними, хорошо? Как только управитесь, тихо, не привлекая внимания, спускайтесь и выходите во двор. Если что, подождете меня там. Все ясно?

Мы одновременно кивнули и направились к лестнице. Молча, не глядя друг на друга. И если бы не прохладная, полуосязаемая ладошка, сжавшая мою ладонь, не поручусь, что мне удалось бы сдержать слезы.

С вещами я справилась быстро — да и было бы с чем справляться, я их и не распаковывала. Подхватила легкую благодаря амулету сумку и в сопровождении задумчиво-грустной Геллеи вышла в коридор, где ждал Ринн. Он как раз прятал в карман куртки крошечную шкатулку чаро-почты. Окинул меня быстрым взглядом, отнял сумку и зашагал вперед, не оглядываясь. Сжав кулаки и несколько раз глубоко вздохнув, я поспешила следом.

Потом поговорим. Если он, конечно, пожелает меня выслушать…

Внизу царила суета, перекрываемая спокойным голосом мэтра Вилгоша. Что именно он говорит хозяину и постояльцам, всполошенным наличием в обеденном зале трупа, прислушиваться не стали. Без проблем вышли во двор, остановились возле наспех привязанных к коновязи двух лошадей. В шелковистые гривы были вплетены ленточки — амулеты выносливости. Судя по тому, что ленты казались выцветшими, они более чем пригодились. Кони не выглядели загнанными, но я сомневалась, что им хватит сил добраться до Освэра.

Что, собственно, я и рискнула озвучить, упомянув о карете (наверняка не сломанной) и отдохнувших лошадях, на которых мы прибыли сюда.

— Нам не надо в город, — сухо отозвался Ринн. — Карета не понадобится — лишь затруднит путь, а брать что-то из вещей тиронцев не слишком разумно.

— Почему не надо в город? — нахмурилась я. — И почему здесь только вы? А как же Управление? То, что Вердиш сделал…

— Потому что я еще не решил, как вывернуться из создавшейся ситуации с наименьшими потерями, — шепотом пояснил вернувшийся мэтр Вилгош, бросив взгляд на стоящую чуть в стороне мэтрессу Рассен. Она болезненно морщилась и то и дело потирала виски — сказывалось постоянное воздействие тиронца. — Тело Вердиша я распорядился отправить милорду Вилорену, он пока придержит это дело…

— Убийство посла не скроешь, — мрачно буркнула я.

— А мы и не будем скрывать. Пусть попробуют объяснить, где они такого посла откопали. Подозреваю, в прямом смысле, — покосившись на безучастную Геллею, тихо добавил мэтр Вилгош.

— Тогда почему… — все еще не понимала я, но договорить мне не дали.

— Далларен, раз уж ты имела глупость во все это влезть, будь добра, слушайся и не перечь! — сказал Риннар под неодобрительное хмыканье некроманта.

— Хорошо, — кивнула я, проглотив множество вопросов и горькую обиду.

В конце концов, какого отношения я ждала? То, что он помог мне выпутаться, совершенно ничего не значит. Чудо еще, что вообще разговаривает…

— Мне нехорошо, — не согласилась с моими словами подошедшая ближе мэтресса Рассен. Она действительно выглядела неважно, будто вот-вот лишится чувств.

— Не время падать в обморок, госпожа теоретик, потерпите еще немного, — подбодрил коллегу мэтр Вилгош. — Так, живо по коням. Геллея, солнце, мне будет гораздо спокойнее, если ты снова станешь кошкой.

Кажется, спокойствие некроманта для нашей леди не было пустым звуком, и через миг на его руках сидела очень печальная кошка. Я тоже решила побеспокоиться о всеобщем благе и шагнула было к некроманту, как Ринн накрепко ухватил меня за локоть.

— Со мной поедешь, — заявил он.

Я умоляюще посмотрела на мэтра, но он усмехнулся и едва заметно качнул головой. Кажется, наши с Ринном проблемы его откровенно забавляли.

Что ж, надеюсь, меня спасали не для того, чтобы выбросить из седла где-нибудь в абсолютно безлюдном месте…

Ехать действительно оказалось недалеко, причем по таким дорогам, где карета попросту не прошла бы. Лошади, по-прежнему бодрые и быстрые, остановились перед воротами небольшого двухэтажного дома, окруженного яблоневым садом. В отличие от городского особняка этот, принадлежавший леди Моленне, был не столь внушительным, зато, словно переняв часть черт своей хозяйки, производил впечатление места теплого, надежного и уютного. Я здесь точно никогда не бывала, но и дремлющий под присыпавшим крышу снегом дом, и старые разлапистые деревья отчего-то показались знакомыми.

У крыльца нас ждали — невысокий, плотно сбитый мужчина средних лет, тепло одетый и тем не менее приплясывающий в попытках согреться, и вертлявая чернокудрая девица лет двадцати, которой мороз был нипочем, — мало кто рискнул бы в столь неласковую погоду выйти на улицу в легкой юбке и открывающей плечи блузе. От взоров, бросаемых ею на Ринна, и от удушливо-сладкого аромата ванили и переспевших яблок, ощутимого даже на расстоянии, меня замутило.

— Вечера доброго, хозяин, — искренне улыбнулся мужчина Риннару, едва тот спешился и помог выползти из седла мне.

— И тебе, Арид, — отозвался Ринн, напрочь игнорируя томные взоры морозостойкой девицы. — Все готово?

— Как и приказывали, — кивнул Арид, косясь на достойную внимания сцену, — преподаватель университета, помогающий спешиться не слишком покладистой коллеге. Справедливости ради стоит признать, что мэтр Вилгош больше мешал — и прекрасно это осознавал.

— Тогда позаботься о лошадях и можешь отдыхать, — отдал новое распоряжение Ринн и наконец-то обратил внимание на уже начавшую синеть брюнетку: — Лэйси, Творца ради, быстро в дом. Проводи мэтра Вилгоша и мэтрессу Рассей в гостевые комнаты, сделай доброе дело! — И добавил чуть тише, так, что только я и услышала: — Хоть раз в жизни.

Девица капризно надула алые губки, но спорить не посмела и шустрой белкой взбежала на крыльцо, не забывая поглядывать, следуют ли за ней гости. Гости следовали, причем мэтресса Рассен явно была бы не против, иди мэтр Вилгош впереди, но столь вопиюще нарушить правила этикета было не в ее силах. Некромант же, видимо, исчерпал вдохновение и шел смирно, поглаживая прикорнувшую на его плече кошку.

А я… осталась. Рядом с Ринном, который тоже не спешил ступить под родной кров.

— Ты еще здесь?! — нахмурился он, заметив, что я и шага в сторону двери не сделала.

— Насчет меня ты распоряжений не давал, — не сдержавшись, сказала я.

— Иди внутрь. Поднимайся на самый верх, комната в конце коридора — твоя. Насчет еды я, так и быть, распоряжусь, — отрывисто, не глядя на меня, бросил Ринн.

Я кивнула, не заботясь о том, что он этого не увидит, и, больше не проронив ни слова, отправилась в дом.

Внутри, как я и ожидала, оказалось уютно. Никакой показной роскоши, вычурности — лишь простота и легкость. Сочетание светлого и темного дерева, теплый, янтарный свет сфер… Я шагнула было к лестнице, но тут сбоку из неприметной дверцы появилась немолодая полноватая женщина, которая всплеснула руками и, не слушая возражений, увлекла меня за собой. Так я очутилась в небольшой кухне, где за приткнувшимся у стены столом увидела Гереона Вилгоша. Мэтр медленно пил горячее, сдобренное травами красное вино; судя по подрагивающим пальцам, держался некромант из последних, чудом оставшихся после сегодняшних подвигов, сил. Избавившись от пальто и шляпки, я присела рядом со слабо улыбнувшимся преподавателем, а заботливая женщина, назвавшаяся Марой, поставила передо мной большую кружку, полную горячего настоя, плошку с ароматным медом и пышную булку.

— Ешь-ешь, — поддержал ее мэтр Вилгош. — На тебя смотреть больно — бледная до синевы, дрожишь…

53
{"b":"558800","o":1}