ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот только все эти мысли моментально вылетели у меня из головы, стоило, на всякий случай, проверить статусы Влады и Игоря.

Метка бездны, уровень 1

Метка бездны, уровень 2

У одного она просто появилась, у другой - повысилась. Случилось это само по себе или же повлияла смерть пришедшего с нами парня, не знаю. И не хочу знать - сейчас мне более чем достаточно одних подозрений. Теперь точно больше ждать нельзя. Эх, будь у меня возможность задать им вопросы и получить ответы, но ведь не скажут же ничего!

- Тени на деревьях! - резко крикнув во весь голос, я указал куда-то позади нас, а потом быстро воспользовался возникшей неразберихой.

Вдохнуть настойку силы, вложить ее в удар и попасть точно в белеющую над краем брони шею одной, затем тут же, не мешкая, второго. Моя сила достигла ста двадцати, а голой выносливости ни у Влады, ни у Игоря не было больше шестидесяти, так что их головы плавно отделились от тел и покатились по земле. А в этом мире, как я уже успел убедиться во время сражений на болоте, уровень здоровья, конечно, важен, но если ты потеряешь голову, тебе не выжить.

- Что это сейчас было? - с резким криком Семен отскочил в сторону. Он еще не решил, что делать дальше, но старался, как минимум, выдерживать со мной дистанцию. Довольно разумно, ничего не скажешь.

- Спокойно, - я повесил косу на пояс и поднял руки вверх, показывая, что не собираюсь нападать. Хотя учитывая, что у этой поделки Рыжего всего пятнадцать атаки, а все остальное - это уже совсем другие способности, выглядит моя эскапада довольно условно. - На Игоря и Владу наскочили две тени, их лица начали чернеть, пришлось срочно принимать решение. Пусть лучше они воскреснут в лагере, чем с ними тут случится непонятно что.

Услышав объяснения, все моментально успокоились и бодро последовали моему совету отойти подальше от опасного места. Получилось! Были опасения, что такое резкое поведение вызовет бунт, но план сработал, в итоге принеся мне две тысячи очков обмана и шестой уровень этой способности. Мне кажется, я уловил главный принцип идеальной лжи - сделай так, чтобы, поверив тебе, людям не пришлось ничего делать. И наоборот: если разоблачат, то придется им принимать неудобные решения - и они сами себя во всем убедят.

- Семен, - стоило нам отойти на сотню метров, признанную мной безопасной, я повернулся к участковому, - ты же понимаешь, что про случившееся с этими двумя нужно рассказать в лагере. С ними могло что-то не то произойти, я бы предложил хотя бы какое-то время не спускать с них глаз. Пусть посидят дома и никуда не выходят. Петрович же тебя предупредил, что надо будет сделать в таком случае?

- Да, - участковый побледнел, но мужественно кивнул. - Значит, передать ему это сообщение? Какой пароль?

- Слоны идут на север, - выдал я первую контрольную фразу, а потом попросил Семена самому рассказать про наш почтовый уговор остальным. А то, если и на этот раз сработать без предупреждения, убедить всех, что все нормально, будет уже сложнее.

Рассказ получился коротким - все-таки, чем раньше мы отправим участкового с посланием, тем больше вероятность, что первые двое не успеют ничего учудить. По идее, не должны, все-таки четкого понимания, что я расправился с ними целенаправленно, у них нет, но лучше не терять времени.

- Давай сюда, как и этих, в один удар, чтобы без лишней боли, - Семен наклонил голову, оголяя шею и пряча в невидимый карман свое оружие.

Сколько позерства, но мне все равно, хочет покрасоваться - пускай. Достаю косу, размах, удар. И сталь звенит о сталь - в последний момент участковый успел выхватить нож и отразить мою атаку.

Парирование атаки, урон 0

- Теперь смогу хвастаться, что отразил удар Кота, - тут он неожиданно и как-то искренне улыбнулся. - Давай еще раз, теперь по-настоящему. И запомни, даже ты можешь допустить ошибку, вот как сейчас, так что не зарывайся.

Вот, вроде бы, и время мое потратил, и нотацию прочитал, да и оскорбил немного, а все равно - такое ощущение, что мне только что дали совет, да еще и благословили на дорогу. Может быть, и этот тип не так плох, как я все время думал?

Во второй раз мой удар уже никто не пытался остановить, и голова участкового отделилась от тела.

- Раздень его, - я отдал приказ покрасневшей Лене. Да, свое оружие Семен забрал с собой, а вот броня осталась, не бросать же ее.

А раздеть труп - для растерявшейся девушки сейчас это самое то, хоть в себя придет. Похоже, и мне после поступка участкового захотелось сделать что-то хорошее.

- Все остальные - собираем валежник и готовимся устроить большой костер, - мы вышли в двенадцать, сейчас около шести; еще час, максимум два, и вокруг уже будет полная темнота. Пора готовиться ко второму этапу моего плана.

Вы получили 2000 очков обмана

Получилось! А то я уже начал волноваться, что либо Петрович не поверит в историю, переданную через Семена, либо тот чего-то напутает. Непонятно только, почему так долго. Хотя, скорее всего, хитрый копейщик до последнего выпытывал у участкового детали, да и контрольное слово 'дом', которое я добавил в сообщение, тоже наверняка всплыло не сразу. В любом случае, это хорошо: теперь вероятность удара в спину гораздо меньше.

Так получилось, что я сейчас единственный из отряда не участвовал в заготовке дров, а вместо этого мог спокойно посидеть и насладиться доносимой ветром беседой расстроенных лесорубов.

- Да он настоящий псих! - жалко, на расстоянии никак не разобрать, кому принадлежит голос.

- Как ваш Петрович такого терпит в отряде? Он же ночью проснется и всех перережет! - а это явно кто-то из последнего набора.

- Да нет, Кот не такой, его хоть порой и клинит, но за отряд он всегда горой стоит, - мне просто хочется так думать или это на самом деле женский голос меня сейчас оправдывает?

- Ага, поотрубал всем нашим руки да ноги. Один против всех, и никто ему ничего сделать не смог, - это Кирилл, значит, до этого точно была Лена.

- И как он все это умудряется при таком маленьком уровне делать? Нашего батьку с его броней так, вообще, победил, когда был на пятом. Ну, как такое возможно? Я спрашивал, так мне рассказывали, как он подошел, схватил его за горло и задушил, - про меня уже легенды начинают ходить, надо будет подумать, как их использовать с максимальной пользой.

- Задушил? - еще один удивленный голос. - А мне рассказывали, что он Игоря с одного удара убил, чтобы тот броню не смог снять.

- Нет, враки, - я с пока еще не осознаваемой паникой ловил каждое долетающее до меня слово. - Он же его минуты две держал, ну минуту точно, это все видели.

- Да, держал, - первый голос и не думал сдаваться. - Мертвого! Смотрел в белеющие глаза и ухмылялся.

Тут я вскочил и со всего размаха врезал кулаком по дереву, обдирая кожу и разгоняя мысли пролетевшей по всему телу волной боли. И дело тут вовсе не в образе живодера, а в простой, даже банальнейшей вещи, про которую я почему-то не подумал раньше. Аркобалено, мой навык, позволяющий скрывать магию на глазах у людей, создавая иллюзии - все казалось идеальным до этого момента. Вот только, как выяснилось, иллюзию-то он создает для каждого свою. Черт, да об этом же практически прямым текстом сказано в описании!

А ведь если вспомнить, еще буквально пару дней назад я видел спорящих Марину и Равшану. До меня тогда долетали только обрывки фраз, но сейчас даже по ним я понимаю, что девушки обвиняли друг друга во лжи, вспоминая мой бой за их деревню. Вчера точно так же спорили, обсуждая мою дуэль с Игорем, Влада и Ольга. Я ведь все слышал, но почему-то не обратил внимание. И как такое могло произойти - как будто какая-то пелена спала с глаз. Что изменилось за этот день? Влияние Запретного города? Или... Тут по телу пробежало прямо-таки море мурашек - вчера вечером я начал прокачку и ушел с пятого уровня. Может ли быть такое, что до этого я находился под влиянием моего, хоть и не нравится мне это слово, бога? Если да, то мне нужно срочно пересмотреть все свои решения и продумать, все ли из них принимал на самом деле я сам. Какое же мерзкое ощущение - осознавать, что кто-то просто брал и использовал твои мозги, как ему казалось нужным! Теперь я понимаю, почему на начальных базах нет сотен старых игроков, решивших слить уровни и прокачать характеристики, чтобы хоть что-то да значить в Дальнем лесу. Сколько у них на это уйдет - месяцы, годы? И все это время рисковать потерять всего себя? Как, черт побери, с этим мог жить тот же Лысый и как ему могли это позволить его родственники? Хотя, тут-то как раз понятно - это было его решение, а те не смогли настоять и держались подальше, чтобы в случае чего не попасть под раздачу. Отвратительный мир.

22
{"b":"558815","o":1}