ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Во время военного совета Кусуноки и его военачальники низко склоняли головы над каменной плитой. При этом не произносилось ни единого звука, а все замечания и уточнения записывались иероглифами на тонком слое очищенной золы, которая покрывала плиту. Когда достигалось общее согласие, общий план небольшими порциями по несколько фраз в каждой заносился на золу, чтобы каждый военачальник мог запомнить все детали. Затем зола разравнивалась, и план сохранялся только в головах доверенных лиц Кусуноки. Так что у вражеских шпионов не было ни малейшего шанса подсмотреть текст плана, даже если бы они и смогли пробраться в ставку Масасигэ. Правда известно, что даже это не удавалось никому, столь надежной была у него охрана!

Пример Кусуноки вдохновил многих феодалов стать на сторону императора Годайго. Дни правления Ходзё были сочтены. Однако и надеждам Годайго на восстановление былой власти императоров не суждено было сбыться. Ибо у Асикаги Такаудзи, поначалу принявшего сторону Годайго, были на этот счет свои планы. При поддержке ряда самурайских кланов, не желавших реставрации императорской власти, он объявил себя новым сёгуном и сверг императора.

В 1336 г. превосходящие силы Асикаги наголову разгромили войска Кусуноки Масасигэ и Нитты Ёсисады, выступивших на стороне Годайго, в битве на реке Минато-гава. Кусуноки заранее предвидел этот итог, так как армия новоявленного сёгуна была гораздо сильнее. Он попытался отговорить от сражения императора и посоветовал отступить на гору Хиэй. Но под давлением придворных Годайго, считавших, что армия императора была достаточно сильна, чтобы победить, этот совет был отвергнут. Поэтому у Кусуноки, который неукоснительно соблюдал принципы вассальной верности, не было иного выхода, кроме как следовать приказам вышестоящих придворных интриганов. Вечером в день сражения, когда исход его уже стал очевиден, он отправился в крестьянский домик и совершил сэппуку вместе с 50 своими вассалами, выжившими в битве.

Ямабуси – шпионы на службе Южного двора

Начиная борьбу с могущественными Ходзё, император Годайго рассчитывал получить поддержку со стороны буддийских монастырей и объединений ямабуси. Об этом свидетельствуют многие факты. Например, по распоряжению Годайго, его третий сын Моринага стал настоятелем храма Насимото на горе Хиэй, а четвертый сын был направлен учиться в храм Сёго-ин – основной центр сюгэндо Хондзан-ха. В хронике «Масу кагами»[42] рассказывается, как принц Моринага ездил договариваться о помощи во все центры сюгэндо: «Принц побывал в Кумано, ездил в Оминэ и в Ёсино и [на гору] Коя». В результате буддийские монахи и ямабуси стали одной из ударных частей коалиции Годайго.

После предательства Асикаги Такаудзи ямабуси и сохэи продолжали сражаться на стороне Годайго и его потомков. В это время Южный двор стал активно использовать горных отшельников и буддийских монахов в качестве гонцов и шпионов, о чем свидетельствуют многочисленные сообщения «Тайхэйки». Вот одно из них: «Поскольку сын семьи Кикути Дзё-но Этидзэн-но Ками был человеком осмотрительным, он тайно послал ямабуси и монахов [школ] Дзэн и Дзи в лагерь войска Мацууры и повелел им сказать людям в лагере следующее».

Весьма интересный эпизод описан в сборнике рассказов «Ёсино-сюи», где рассказывается о том, как монахи, переодетые в ямабуси, похитили принца Кадзии Нихон Синно. Они прибыли втроем во вражеский стан якобы для того, чтобы подлечить заболевшего принца, проделали положенные церемонии и на рассвете удалились восвояси. Далее в «Ёсино-сюи» говорится: «В полдень поднялся в лагере шум: „Принц исчез!“ Послали людей на все границы и [стали] задерживать всех ямабуси, но принц уже перебрался [через границу] и к вечеру добрался до Кофуку-дзи. Для всего этого монах Ганъю заранее разработал план, переоделся в ямабуси и изготовил заплечный короб столь большой, чтобы в него можно было засунуть принца. Так передавали впоследствии».

Приключения принца Дайтономия

Одним из героев борьбы с Ходзё был третий сын Годайго принц Моринага по прозванию «Дайтономия» – «Дворец с большой пагодой». Уже говорилось, что по распоряжению отца он искал контакты с буддийскими школами и объединениями ямабуси и даже стал настоятелем одного из храмов на горе Хиэй. Возможно, через общение с горными воителями ему довелось познакомиться с их воинскими хитростями. Во всяком случае, некоторые его уловки, описанные в «Тайхэйки», японские историки оценивают как типичные уловки ниндзя.

Когда Ходзё прознали о заговоре Годайго, они бросили на монастырь Моринаги огромную армию и взяли его приступом. В неравной битве сложили свои головы многие воины-иноки, но принцу удалось скрыться в монастыре Хання-дзи в старинной столице Японии г. Нара.

Неизвестно, как сумели враги пронюхать о его местонахождении, но однажды на рассвете в Хання-дзи нагрянул отряд в 500 сохэев во главе с настоятелем храма Итидзё-ин Адзэру Хоган Косэном. Положение принца было самым что ни на есть отчаянным, так как у него не было ни единого телохранителя, кто мог бы прикрыть его отступление, и он уже собирался распороть себе живот, но потом передумал. Совершить харакири – это был самый простой выход из положения, поскольку Моринага смерти не боялся. «Не лучше ли пораскинуть мозгами? – задумался принц. – Ведь я должен помочь свергнуть Ходзё». Забежав в один из храмов, он обнаружил в нем 3 больших сундука, наполненных копиями знаменитой сутры «Дайхання-кё». 2 сундука были плотно закрыты крышками, а 3-й стоял открытый и пустой – сутры были из него выложены. Тогда принц забрался в этот сундук, завалил себя сверху сутрами и стал читать про себя молитвы (в нин-дзюцу особые заклинания, читаемые при маскировке называются «онгё-но мадзинаи»). Он приставил к животу кинжал с острым лезвием, чтобы покончить с собой одним ударом, если враги все-таки доберутся до него и, затаил дыхание в ожидании появления врагов.

Они не заставили себя долго ждать и вскоре гурьбой ввалились в храм. Сохэи обшарили его сверху до низу, но никого не нашли. Неосмотренными оставались лишь ящики с сутрами. После того, как монахи уже перерыли два ящика, им так надоело это занятие, что они решили не копаться в последнем ящике и вышли из храма. Тем временем принц быстро сообразил, что глупые сохэи могут вернуться и закончить начатое дело. Тогда он быстренько выбрался из своего сундука и залез в ящик, который уже обшарили монахи. И оказался прав! Когда монахи вернулись и принялись обыскивать последний сундук, Дайтономия преспокойно сидел в соседнем сундуке и тихонько подсмеивался над ними.

Благодаря этой хитрости принцу удалось выбраться из монастыря Хання-дзи, а затем, переодевшись ямабуси, бежать в крепость Акасаку к союзникам.

Ниндзя из Ига и Кога в период Намбоку-тё

Предания семей ниндзя из Ига и Кога позволяют предположить, что они сражались на стороне Южного двора и после гибели легендарного Кусуноки Масасигэ.

Так в родовом замке Момоти в Ходзиро деревни Юсэй провинции Ига есть место, которое называется «Гёсёдзэки» – «След высокого пребывания». По легенде, здесь один из представителей рода Момоти – очередной Момоти Тамба – должен был построить запасную резиденцию для императора Южного двора на тот случай, если враги прогонят его из гор Ёсино, где он скрывался в то время. Это предание было очень популярно среди местных жителей, которые воспринимали присоединение Момоти к коалиции Южного двора как вполне естественное поведение.

Имеются и некоторые письменные свидетельства того, что семья Момоти поддерживала Южный двор. Один из таких документов хранится у потомков Момоти и ныне живущих в Ходзиро. Называется он «Сикибу-цука юрай» – «Происхождение могильного кургана Сикибу». Начинается он словами: «В период Южной столицы…» и имеет следующее содержание.

… Момоти Тамба нес службу в дворцовой охране. Там он познакомился и полюбил придворную даму по имени Сикибу. Когда закончился его срок службы при дворе и настало время возвращаться на родину, Тамба договорился с Сикибу еще об одной встрече. Когда Сикибу получила долгожданный отпуск, она отправилась в Ига и приехала в местечко Ига-но Сато. Тамба знал о ее предстоящем визите и выехал навстречу в Симагахара. А тем временем Сикибу по другой дороге направилась к его замку. Таким образом Тамба и Сикибу разминулись, и Сикибу приехала в поместье Момоти в отсутствие возлюбленного. Зато жена Тамбы при виде придворной дамы воспылала ревностью и, воспользовавшись отсутствием мужа, приказала убить Сикибу. После этого ее тело, чтобы замести следы преступления, было брошено в старый колодец. Когда расстроенный Тамба вернулся домой, не встретившись со своей возлюбленной, он заметил во дворе любимую белую собачку Сикибу и догадался, что она приезжала в поместье. Однако жена упорно это отрицала. Тогда Тамба, почуяв дух смерти, обшарил все вокруг и обнаружил тело Сикибу в старом колодце. Он приказал засыпать его и соорудить курган в память о ней. Позже этот курган прозвали «Могильным курганом Сикибу».

вернуться

42

«Увеличивающее зеркало».

41
{"b":"55882","o":1}