ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Токугава лично обратился к Нобунаге с просьбой отказаться от похода на Кога, пообещав взамен нейтралитет тамошних госи. Ода не мог не принять во внимание просьбу своего могущественного союзника и был вынужден отказаться от плана поголовного истребления мятежников.

В результате многие госи из Кога присягнули на верность Нобунаге, а некоторые даже поступили к нему на службу. Поэтому во время Тэнсё Ига-но ран они не могли поддержать своих сородичей, но и в армию Оды они, в подавляющем своем большинстве, не пошли. Что же касается поступка Тарао Сиробэя Мицухиро и Хори Хидэмасы, то он вызвал только презрение у остальных семей ниндзя Кога.

Судьба Момоти Сандаю и школа Кисю-рю

Текст «Иранки» хранит в себе несколько очень интересных загадок, которые мы и попытаемся разрешить.

Одной из главных действующих фигур событий Тэнсё Ига-но ран был дзёнин Момоти Сандаю, и вполне естественно, что источник уделяет ему немало внимания. Так, в «Иранки» подробно рассказывается, как ниндзя Момоти вели ожесточенное сражение с армией Нобуо на скалах на перевале Нагано-тогэ, как они в течение более чем двадцати дней отбивали все нападения врага в замке Касивабара на юге Ига. При этом, несмотря на детальное описание штурма и падения крепости Касивабара, в книге нет и намека на дальнейшую судьбу Момоти Тамба – то ли он погиб в пламени родового замка, то ли остался в живых и бежал, хотя «Иранки» подробно рассказывает о гибели десятков других, гораздо менее важных, героев обороны.

Второе, что сразу привлекает к себе внимание, так это то, что в «Иранки» ни разу не упомянуто имя Фудзибаяси Нагато-но Ками, тогда как, по другим источникам, он был вторым лидером коалиции госи Ига.

Эти 2 странности «Повести о мятеже в Ига» породили немало споров среди историков нин-дзюцу, но наибольший вклад в исследование проблемы внесли Окусэ Хэйситиро и Фудзита Сэйко. Они предположили, что Фудзибаяси Нагато и Момоти Тамба – одно и то же лицо, действовавшее в соответствии с принципом ёмогами-но дзюцу – «искусством нескольких жизней», которое подробно описано в «Бансэнсюкай». Смысл ёмогами-но дзюцу в том, что дзёнин должен иметь несколько усадеб в разных местах и играть при этом роли разных людей. Примеров следования ёмогами-но дзюцу в истории нин-дзюцу можно найти немало.

Окусэ и Фудзита смогли достаточно убедительно аргументировать свою версию. Так, уже в самом умолчании действий Фудзибаяси Нагато-но Ками в «Иранки» при пристальном внимании к Момоти Тамбе, по мнению «нин-дзюцуведов», кроется одно из важнейших доказательств их версии. Ведь, если человек упоминается под одним именем в каком-то эпизоде, вполне естественно, что его второе имя (или псевдоним) при этом не фигурирует.

Во время полевых изысканий на территории провинции Ига, Окусэ и Фудзита в разных местах обнаружили два захоронения – Фудзибаяси и Момоти. Казалось бы, это полностью опровергает их версию. Однако посмертные буддийские имена обоих дзёнинов оказались как две капли воды похожи и отличались друг от друга лишь одним иероглифом (посмертное имя Момоти Тамба – Хонкаку Рёсэй «Последователь Дзэн», а Фудзибаяси Нагато – Хонкаку Тансэй «Верующий воин»).

Что касается судьбы Момоти Сандаю, то версия единого Момоти-Фудзибаяси позволяет прояснить и этот вопрос. По-видимому, Момоти не погиб и сумел спастись во время кровавой резни. Предполагают, что он либо скрылся в своем поместье Рюгути в деревушке Удэ Санбонмацу в соседней провинции Ямато, либо сначала спрятался в одном из храмов ямабуси, с которыми имел крепкие связи, а затем по тайным горным тропам пробрался в сингонскую обитель Коя, а оттуда еще дальше – в монастырь Нэгоро-дзи, где и осел (Нэгоро и Коя, как говорилось ранее, в то время были оплотом враждебных Нобунаге сил и не раз становились приютом для всех врагов кровавого объединителя. Так, в 1580 г., за год до нашествия Оды на Ига, именно сюда, в Сайга Васиномори, бежал Кэндзё Дзёнин, настоятель разгромленного Одой монастыря Исияма Хонган-дзи).

Ряд фактов подтверждают эти предположения. Но самое интересное, пожалуй, вот что. Во второй половине XVII в. в Ига и в Кии, куда по предположениям Окусэ бежал Момоти-Фудзибаяси, почти одновременно появились два важнейших наставления по нин-дзюцу – «Бансэнсюкай» и «Сёнинки». Автором «Бансэнсюкай», как указано в тексте, был Фудзибаяси Ясутакэ, потомок Фудзибаяси Нагато. «Сёнинки» же подписана Фудзибаяси Масатакэ, патриархом школы Син Кусуноки-рю (известна также как Кисю-рю, Синнан-рю, Натори-рю и Мёэй-рю) и самураем из княжества Кисю, а создателем Син Кусуноки-рю в ней назван никто иной как Фудзибаяси Нагато.

Само сходство фамилий и имен авторов свидетельствует об их родстве. По-видимому, Фудзибаяси Ясутакэ и Фудзибаяси Масатакэ были братьями, возможно, даже родными, и внуками великого дзёнина. Имя их отца неизвестно, но, вероятно, он окончательно осел в провинции Кии и поступил на службу к какому-либо даймё. А вот сыновья его разделились. Ясутакэ, который, по-видимому, был старшим, отправился на родину и поступил на службу к Ясуде Унэмэ. Пользуясь тем, что он был близким родственником знаменитого ниндзя Токугавы Хаттори Хандзо, Ясутакэ занял высокий пост и попытался возродить славу старого рода нин-дзюцу. Младший же брат, Масатакэ, остался в провинции Кии, служил тамошним даймё и кодифицировал собственную школу – Син Кусуноки-рю.

Впрочем, есть и иная версия происхождения Син Кусуноки-рю. По ней Фудзибаяси Масатакэ – это псевдоним известного самурая по имени Натори Сандзюро Масатакэ. Этот Масатакэ унаследовал родовую традицию нин-дзюцу Натори-рю, которая вышла из школы Косю-рю и была основана командующим авангарда армии Такэды, Натори Итинодзё Масатоси, умершим в августе 1619 г. в местечке Санада провинции Синано.

Помимо родовой системы шпионажа Натори Сандзюро Масатакэ (или Масадзуми) изучал военную науку (гунгаку) школ Намбоку-рю и Мори-рю, на основе которых и создал Син Кусуноки-рю – «Новую Кусуноки-рю» (или Синнан-рю), само название которой указывает на следование традиции синоби-но дзюцу, заложенной великим полководцем Кусуноки Масасигэ. В 1654 г. Масатакэ был призван на службу в княжество Кисю, а умер в марте 1708 г. После этого Натори-рю передавалась по наследству среди его потомков, а члены семьи Усами, допущенной к изучению Натори-рю, неизменно занимали пост военных советников в княжестве Кисю.

Хотя эта версия возникновения Син Кусуноки-рю довольно сильно отличается от предложенной Окусэ Хэйситиро, думается, что и в этом случае без влияния Фудзибаяси не обошлось. Иначе как объяснить, что Натори выбрал своим псевдонимом старинную «ниндзевскую» фамилию Фудзибаяси?

Но почему же именно Фудзибаяси? А не Момоти, если речь идет об одном и том же человеке? Окусэ считает, что, оказавшись в Нэгоро, Момоти Тамба отказался от своего «засвеченного» в боях с армией Нобунаги псевдонима и стал пользоваться родным именем Фудзибаяси Нагато.

Укрывшись от преследователей на дружественной территории, старый ниндзя, по-видимому, не удалился «на пенсию» и после гибели Оды стал замышлять убийство его преемника, Тоётоми Хидэёси, вступив в сговор с монахами с горы Коя и племянником диктатора, Хидэцугу. Особые надежды он возлагал на ловкость своего лучшего гэнина – знаменитого Исикавы Гоэмона. Но план покушения провалился, а Исикава был казнен. Так что Момоти-Фудзибаяси умер в провинции Кии, так и не отомстив врагу.

Исикава Гоэмон – японский «Робин Гуд»

Мало кто из современных японцев не слышал имени знаменитого разбойника конца XVI в. Исикавы Гоэмона. Его подвиги красочно и с любовью описаны в многочисленных пьесах театров кабуки и дзёрури, в народных сказаниях и легендах.

По преданию, Исикава Гоэмон грабил и убивал богачей и раздавал добычу голодающим простолюдинам. Он был прекрасным мастером нин-дзюцу и, как утверждают легенды, запросто превращался в обыкновенную мышь. В целом Исикава сильно походит на благородного Робин Гуда, народного героя другого островного государства – Англии.

65
{"b":"55882","o":1}