ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Долгое время этот эпизод считался последним случаем, когда были задействованы ниндзя, но тщательные изыскания показали, что ниндзя использовались и позже.

Окусэ Хэйситиро приводит еще 2 эпизода, в которых, по его мнению, участвовали ниндзя. Первый из них вошел в историю как «Инцидент с прокламациями храма Исэ». По одной из версий его организаторами были два онива-бан из княжества Сацума: Сайго Такамори и Якимицу Кюносукэ, которые сыграли огромную роль в свержении бакуфу. Дело было так. Однажды в Эдо с неба посыпались бумажные прокламации Исэ-дзингу, крупнейшего храма главной японской богини Аматэрасу Омиками. На них было написано: «Бакуфу пускает в Японию иностранцев и оскверняет землю страны богов. Божество храма Исэ рассержено этим и осыпает своими амулетами Эдо. Воля неба – изгнать варваров.» Это происшествие произвело настоящий фурор среди богобоязненных японцев и усилило антисёгунские настроения. На деле же все это было подстроено двумя ловкими ниндзя, которые однажды вечером, когда бушевал тайфун, поднялись на гору Айсэки и с ее вершины рассыпали тысячи заранее заготовленных прокламаций. Ветер, бушевавший всю ночь, разнес их по всему региону, и можно легко представить, какое впечатление это произвело на местных жителей, которые то и дело находили эти непонятно откуда взявшиеся листки на полях, крышах домов, на деревьях и кустах. Судя по всему эта операция имела колоссальный успех. Результатом ее стали массовые беспорядки и выступления против сёгуната. Таким образом старый рецепт «Сёнинки», известный под названием «Тэндо тидо-но нараи» – Изучение движений неба и движений земли – еще раз доказал свою эффективность.

Еще несколькими годами позднее уже после революции Мэйдзи, когда часть консервативно настроенного самурайства вступила в борьбу с новым буржуазным правительством, на стороне мятежников в районе Тохоку сражался отряд, называвшийся Кога-гуми. Во главе его стоял потомок знаменитого рода ниндзя из Кога Охара Кадзума из местечка Охара. Его отряд был сформирован из призывников, которые должны были идти служить в императорскую армию. Полагают, что этот отряд Кога-гуми целиком состоял из потомков ниндзя, которые все до единого в той или иной степени владели нин-дзюцу.

Глава 11

Ниндзя возвращаются?

Середина XIX в. принесла Японии колоссальные перемены. Вызревшие к этому времени экономические и политические предпосылки предопределили крах сёгуната и переход власти в руки императорского дома. Под давлением западных держав Япония была вынуждена открыть свои границы для иностранных государств. Становление национальной буржуазии и активное усвоение накопленных в мировой культуре знаний способствовали мощному экономическому рывку.

Одним из основных лозунгов этой эпохи был лозунг «Фукоку кохэй» – «Обогащение страны и вооружение армии». Необходимость создания мощной современной армии диктовалась угрозой колонизации страны западными державами, причем японцы имели перед глазами пример Китая, где уже на протяжении полувека бесчинствовали европейские колонизаторы. Старая система формирования и подготовки армии к этому времени совершенно устарела. Было необходимо создать армию нового, западного образца. В результате реформ 70-х – 80-х гг. XIX в. было упразднено самурайское сословие и создана регулярная армии, комплектовавшаяся на основе всеобщей воинской повинности и вооруженная в соответствии с европейскими стандартами. Всего через несколько лет вооруженные силы Японии не уступали по своей мощи армиям сильнейших западных держав.

В течении всего лишь одного поколения Япония превратилась в капиталистического хищника, ставившего своей целью подчинить себе весь Дальний Восток и Юго-Восточную Азию. Однако в этом у Японии было немало конкурентов – Россия, Англия, США, Германия. Избавиться от них она могла только путем войны, но чтобы победить в ней требовалась долгая и кропотливая подготовка, одним из важнейших аспектов которой был сбор максимального объема разведывательных данных о военно-экономическом потенциале противника. Однако как раз в этом плане у Японии имелся весьма существенный пробел.

Создание современной системы шпионажа в Японии

Начиная с 1638 г. Япония официальным указом сегуна была закрыта для всех иностранцев и сама абсолютно не интересовалась внешним миром. Неудивительно, что к середине XIX в. японцы имели весьма смутное представление о зарубежных державах. Кроме того 250-летний мирный период правления Токугава, несмотря на разветвленную систему мэцукэ, отнюдь не способствовал сохранению и развитию традиций шпионажа. Многие школы нин-дзюцу просто исчезли за это время, не говоря уже о том, что технический арсенал искусства «невидимок» безнадежно устарел: средневековые ниндзя не умели пользоваться радио, водить машины, говорить на иностранных языках и т.д. Лишь немногие специалисты из аппарата мэцукэ или охраны императора еще могли поделиться своими познания в области нин-дзюцу. Однако эти традиции в то время рассматривались как проявление «варварского» наследия периода феодализма, и новые военные ориентировались исключительно на достижения западной военной мысли.

Япония почти не имела опыта ведения широкомасштабного международного шпионажа, который был столь необходим ей в борьбе с западными державами. Известно, что японцы посылали своих агентов в Корею и Китай, но в новых условиях эта система не могла удовлетворить все потребности нарождающегося капиталистического хищника. Требовалось создать новую шпионскую организацию, которая бы смогла снабжать японских правителей, военных и заинтересованных капиталистических магнатов точной и полной информацией о положении дел в многочисленных зарубежных государствах.

О становлении современной японской системы шпионажа к настоящему моменту написано немало. Одним из первых ее исследованием занялся известный политический деятель фашистской Германии Рудольф Гесс. Историю японского шпионажа он начинает с многочисленных дипломатических и торговых миссий в Европу и Америку. Эти миссии собирали детальные данные обо всех странах, выведывали экономические и промышленные секреты. Для учебы в Европу засылались квалифицированные специалисты, которых как «лопухов»-студентов допускали на важнейшие заводы, в конструкторские бюро. Гесс отмечал, что японцы стремились добыть любые ценные сведения в любой области: военной, политической, экономической и даже культурной, включая данные о привычках и наклонностях крупных армейских чинов или лиц, играющих важную роль в оборонной индустрии возможных противников.

Шпионаж всегда был призванием японцев, – подчеркивал он. В течение ряда поколений японцы шпионили друг за другом: сосед за соседом, братом за братом. Власти широко использовали как профессиональных агентов, так и добровольных осведомителей. В результате шпионаж настолько вошел в плоть и кровь японцев, что они занимаются им при всякой возможности, особенно находясь за границей. Отсюда Гесс сделал вывод, что любой японский турист или командировочный является потенциальным шпионом.

Эти наблюдения Гесса делают понятным, почему при организации своей системы шпионажа японцы обратились к германской системе тотального шпионажа Вильгельма Штибера, шефа военной разведки канцлера Бисмарка.

Вильгельм Штибер родился в мае 1818 г. в Саксонии в семье мелкого служащего. Намереваясь сделать из него священника, отец отправил сына изучать богословие в Берлин, но тот очень скоро забросил религиозные занятия и занялся юриспруденцией. На этом поприще молодой человек сумел сделать замечательную карьеру и вскоре стал одним из лучших берлинских адвокатов. Редактируя «Полицейский журнал» и будучи тайным агентом-провокатором, Штибер мог заблаговременно знакомиться с уликами против своих клиентов и выигрывал процесс за процессом.

Однако Штибер был честолюбив, карьера адвоката его не удовлетворяла. Он стремился к более высоким постам. Благодаря острому уму, умению использовать любую возможность в 1850 г. он был назначен комиссаром полиции и вновь преуспел в работе.

82
{"b":"55882","o":1}