ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Немало усилий приложил Доихара для установления контроля над Маньчжурией, которую японцы намеревались использовать в качестве плацдарма при завоевании северного Китая. Однако в Маньчжурии имелся сильный и решительный руководитель маршал Чжан Цзо-лин. В этой ситуации было принято решение о его физическом устранении. 4 июня 1928 г. киллеры Доихары организовали взрыв поезда Чжан Цзо-лина, при котором маршал был убит.

После устранения Чжан Цзо-лина перед Доихарой встала проблема организации буферного марионеточного государства в Маньчжурии для прикрытия действий японской военщины. Для этого на трон нужно было посадить последнего маньчжурского императора Генри Пу И. Однако безвольный робкий Пу И на сей раз наотрез отказался сотрудничать с японцами. Убить его так же как Чжан Цзо-лина, Доихара не мог, так как это сразу бы обнажило японские агрессивные планы. Оставалось только каким-то способом заставить Пу И изменить свое решение. Что только не делали для этого Доихара и его ближайшая помощница – некая Кавадзима Ёсико, гениальная шпионка и по некоторым сведениям 10-я дочь принца Су из маньчжурской династии. Ни женские чары Ёсико, ни бомбы, подложенные в кровать Пу И на него впечатления не произвели. Но в конце концов Ёсико сумела нащупать слабину принца: он жутко боялся змей и испытывал к ним отвращение. Когда он увидел на своей постели гадюку, это произвело на него такое впечатление, что он тут же принял предложение Доихары.

Весь этот эпизод с поиском «ключика» к Пу И не может не напомнить известное учение ниндзя «годзё-гоёку-но дзюцу – „метод [использования] пяти слабостей (годзё) и пяти желаний (гоёку) [для манипулирования противником]. Нужно отметить, что случай с Пу И не был чем-то особенным или выдающимся в практике Доихары. Напротив, он показывает самый типичный образец его работы. Точно таким же образом Доихара подбирал «ключи“ и к другим нужным ему людям. Вот, например, как он завербовал чиновника центрального банка Китая Хуан Шеня.

... С завершением маньчжурского инцидента Доихара перенес свое внимание на северные провинции Китая. Первым делом он стал искать нужных ему людей среди лиц, занимавших высокие посты. Одним из них и был Хуан Шень, с которым японский шпион решил познакомиться лично.

Но как подойти к высокопоставленному китайцу? Как добиться его доверия? Как проникнуть в потаенные мысли? Осведомители Доихары сообщили, что Шень большой любитель золотых рыбок. «Вот и предмет для знакомства!» – решил японец. За несколько дней он выучил названия и особенности 600 различных видов золотых рыбок и поэтому, когда он «случайно» повстречался с Шенем у пруда с золотыми рыбками неподалеку от храма «Небесный алтарь», ему было о чем поговорить с «подопечным». Разговор о рыбках стал поводом для знакомства: Доихара представился финансистом и покровителем изящных искусств Ито Сомо. После знакомства «Ито» и Хуан Шень стали встречаться у храма чуть ли не каждый день и постепенно стали лучшими друзьями. Однажды после разговора о привычках одного из, видов рыб Хуан Шень признался, что у него есть еще одна страсть – женщины. Но, к несчастью, он испытывает финансовые затруднения и не может позволить себе в должной степени отдаться этому увлечению. Через день или два Хуан Шень получил подарок в 200000 китайских долларов. Он удивился и поначалу отказался принять его, но Сома успокоил чиновника, да и соблазн был велик. Короче, Хуан Шень не устоял, и попал на удочку Доихары. Через некоторое время он передал японцам план нападения на японскую речную флотилию, стоявшую на якоре в Ханькоу...

Японский шпионаж накануне второй мировой войны носил поистине тотальный характер. Японские агенты проникали во все страны, выведывали все тайны, готовясь к вступлению в войну за мировое господство. Подлинным триумфом японского шпионажа стало уничтожение американского флота на его базе в Пирл-Харборе 7 декабря 1941 г.

Во время боев в джунглях Индонезии и Индокитая японцы активно использовали специальные мобильные диверсионные группы, подготовленные к действиям во вражеском тылу, способные выживать в тяжелейших условиях. Уже через много лет после окончания войны эти группы произвели настоящий фурор: в периодической печати разных стран сообщалось, что они «продолжают выполнять неотмененные приказы своих начальников, полученные во время войны, ведя боевые действия». Особенно примечателен случай с лейтенантом Онода Хироо, который в течение 30 лет после капитуляции Японии вместе с несколькими подчиненными скрывался в джунглях филлипинского острова Лубанг, продолжая вести партизанскую войну. Когда Онода был обнаружен и разоружен, он рассказал о той специальной подготовке, которую прошел в диверсионной школе, с 1944 г. находившейся в местечке Футамата: «Наша подготовка сильно отличалась от той, которую мы получили в офицерском училище. Там нас учили ни о чем не думать и лишь вести свои подразделения в бой, будучи готовыми умереть, если это необходимо. Единственной целью было атаковать силы противника и убить как можно больше врагов до того, как убьют тебя. В Футамата, однако, мы научились тому, что целью является остаться в живых и продолжать бой в качестве партизан как можно дольше, даже если это повлечет за собой такую ситуацию, которая в нормальных условиях рассматривалась бы как позор... Нас учили, что разрешается даже сдаваться в плен. Нам объясняли, что став пленниками, мы должны давать врагам ложную информацию. На самом деле, мог наступить даже такой момент, когда мы сами должны будем позволить нашим врагам захватить нас... Практически никто не должен был знать о нашей службе нашей стране – такова была судьба тех, кто вел тайную войну».

Аналогичная картина наблюдалась в начале 80-х гг. на Соломоновых островах. На острове Велья-Лавелья, по словам местных жителей, еще скрывались японские спецназовцы, не знавшие о давнем окончании войны. Министерством здравоохранения и социального обеспечения Японии была даже организована экспедиция для их отыскания.

Подготовка этих подразделений не может не вызвать удивления и восхищения. Причем речь идет не столько о физической натренированности, сколько о невероятной психологической закалке. Ведь просидеть в джунглях 30 лет в полном отрыве от внешнего мира и не сойти с ума вовсе не шутка.

Система подготовки японских диверсантов вызывает большой интерес у исследователей нин-дзюцу. Школа в Фу-тамата была филиалом центральной разведывательной школы Накано-гакко (помимо «Школы в Накано» подготовкой разведчиков и диверсантов занимались также такие заведения как Токуко – Особая высшая школа – и Бактериологический научно-исследовательский центр). По утверждению Кимуры Бумпэя, автора обстоятельного исследования системы подготовки японских диверсантов «Кёфу-но киндай борякусэн», опубликованного в 1957 г., в Накано-гакко курсанты практически овладевали самыми разными методами и уловками ниндзя, но упор делался на традиционную психологическую закалку.

Планам милитаристов не было суждено осуществиться. В войне Япония потерпела полное поражение. После капитуляции деятельность всех националистических обществ была запрещена, многие их руководители вместе с рядом работников официальных разведорганов оказались на скамье подсудимых по обвинению в преступлениях против человечества. По новой конституции страна Восходящего солнца отказалась от вооружений и создания армии. Однако японская разведка не сгинула бесследно. Многие специалисты получили приглашение на службу в ЦРУ. Авторы некоторых работ по ниндзя предполагают, что в их числе было и несколько мастеров нин-дзюцу. Туда же были вывезены архивы японских разведорганов...

Ниндзямания в Японии

В то время как японское правительство было озабочено созданием эффективных разведорганов, массовое сознание японцев оказалось в плену у очаровательного образа «ночных невидимок» ниндзя.

С конца прошлого века в Осаке существовало частное издательство «Татикавабунко». Оно специализировалось на дешевой развлекательной литературе – рассказах о похождениях самураев, знаменитых монахов, разбойников и т.д. Душой всего предприятия был старый профессиональный рассказчик Тамада Гёкусюсай, знавший тысячи занимательных сюжетов и обладавший выдающимся красноречием. Фактически, издатели просто переносили на бумагу его замечательные рассказы. Первой книгой «Татикава Бунко» стала книга «Дзэнский наставник на отдыхе», вышедшая в самом начале XX в. За ней последовали «Золотые ворота Мито», «Ивами Дзютаро», «Окубо Хикодзаэмон» и др. Эти книги пользовались большой популярностью, но постепенно объем продаж издательства стал падать. Требовалось найти нового героя, способного привлечь публику. И тут Тамаде вспомнились предания о знаменитых воинах Санады Юкимуры. В некоторых сказаниях упоминался ниндзя, который был прыгуч, словно обезьяна, и совершал невероятные проделки. Ну чем не герой?! Но как его назвать? Феноменальная память Тамады напомнила ему, что на о-ве Кюсю у подножия горы Исидзути есть мост «Сарутоби-хаси». Вот и имя для героя, ведь «Сарутоби» значит «прыгающая обезьяна». По замыслу создателей образа, это должен был быть отважный воин, умный и преданный, короче, классический герой. По ходу дела он будет расправляться с отступниками, нарушившими заповеди ниндзя. Их подобрали из все тех же героев устных сказаний: Исикава Гоэмон, Ники Дандзо, Дзирая и другие. Так появилась на свет книга «Мастер нин-дзюцу Сарутоби Сасу-кэ». Книга имела колоссальный успех. Тираж был раскуплен в мгновение ока. Жителям Осаки пришлись по душе деяния ниндзя-героя, защищавшего их родной город от врагов. К тому же книга была написана добротным языком и с немалой толикой юмора. Увидев такой успех «Сарутоби Сасукэ», редакция «Татикава бунко» решила продолжать в том же духе. Так появились на свет десятки замечательных романов о легендарных «невидимках»: «Сарутоби Котаро», «Маленький тэнгу Сарутоби», «Маленький тэнгу Санада», «Большие деяния нин-дзюцу», «Нин-дзюцу: буря в Эдо», «Маленький тэнгу Киритаро», «Дзинцу Котаро», «Нин-дзюцу: сто обезглавленных», «Маленький тэнгу Касумигакурэ», «Похвальное нин-дзюцу Сасукэ», «Состязание в нин-дзюцу», «Три героя нин-дзюцу», «Нин-дзюцу: Гэндзо из Набари», «Момоти Мицуёмару», «Четыре небесных царя нин-дзюцу», «Мастера нин-дзюцу в сборе», «Нин-дзюцу: Кумогакурэ Рютаро», «Саруватари Торатаро», «Синдо Хэбимару», «Сиратацу Мон-дзюмару», «Момоти Хатиро», «Нин-дзюцу: Фума Рютаро», «Муракумо Рютаро», «Тацумаки Кумохира», «Киригакурэ Дайдзо», «Тодзава Ямасиро-но Ками», «Состязание в нин-дзюцу перед Тоётоми и Одой» и другие.

85
{"b":"55882","o":1}