ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Эти книги в начале XX в. стали любимым чтивом для миллионов японцев. Многие хотели быть похожими на легендарных героев. Возможно, отчасти поэтому японцы вступали в националистические общества, шли работать в разведку, наполняли залы боевых искусств. Во всяком случае в Японии в этот период сложился благоприятный климат для развития шпионажа, который отнюдь не считался чем-то постыдным. Об этом свидетельствует, например, интерес японцев к экспозиции Токийского военного музея, где были выставлены портреты и костюмы легендарных агентов времен русско-японской войны.

На фоне повального интереса к ниндзя постепенно стали появляться и довольно серьезные работы на эту тему. Особо хотелось бы отметить исследование Буё Кэнкэнсая «Со-кусэки кацуё. Нин-дзюцу киай-дзюцу хидэн» – «Секретные традиции нин-дзюцу и киай-дзюцу. Мгновенное применение», подготовленное Токийским научным обществом изучения гипноза и увидевшее свет в 1917 г.

Во время второй мировой войны, когда американская авиация бомбила японские города, и после нее, когда разруха и хаос не оставляли времени на развлечения, а боевые искусства были под запретом, о нин-дзюцу на некоторое время замолчали. Но ненадолго. С середины 50-х гг. одна за другой стали появляться многочисленные книги о «воинах ночи» средневековой Японии. Особенно плодовитым автором в этой области оказался Ямада Футаро, написавший несколько десятков повестей о ниндзя: «Книга о нинпо Кога», «Книга о нинпо Эдо», «Книга о нинпо Хида», «Книга о нинпо куно-ити», «Книга о нинпо Внешнего пути», «Книга о лунном свете ниндзя», «Сокровищница вассальной верности нинпо», «Книга о нинпо Сингэна», «Книга о нинпо Приходящего с ветром» (в 2-х частях), «Книга о нинпо Ягю» (в 3-х частях), «Книга о мимолетном нинпо», «Книга о нинпо побелевших костей скелета», «Книга о нинпо Ига», «Шпионская свастика», «Черт-меченосец – Будда Рама», «Веселый гадальщик», «Путешествие по миру злых духов» (в 2-х частях) и другие.

Его книги сильно отличались от изданий «Татикавы». Здесь уже не было конфуцианской морали, утверждающей победу добра над злом. Зато было полным-полно эротических сцен, крови и мистики. С творчеством Ямады Футаро россияне могли ознакомиться по телепостановкам одной из книг этого автора – «Книги о нинпо куноити», которые недавно появились на видеорынке.

Выход книг Ямады Футаро совпал со второй волной «нин-дзямании» в Японии. В 50-х-60-х гг. на помощь писателям пришли кино и телевидение со своими колоссальными возможностями. На экране ниндзя стали летать, спрыгивать с невероятной высоты, мгновенно исчезать, превращаться в жабу или тигра, ходить по воде и т.д. В это время появляются такие сериалы как «Шпионы-фехтовальщики», «Фудзима-ру – Мальчик-ниндзя», яркие трюковые кинофильмы «Синоби-но моно» и «Синоби-но моно – 2», к постановке которых привлекался Окусэ Хэйситиро, «Замок совы» и «Нинпо куноити». Несколько позже на экраны вышли кинобоевики с участием замечательной группы каскадеров и мастеров будо под руководством Тибы Синъити (Сонни Шиба) «Момоти Сандаю» (прошел на российском телевидении под названием «Ниндзя правителя»), «Тень сегуна» и другие; прекрасный сериал «Одинокий волк с ребенком» («Убийца сегуна») с блистательным Вакаяма Томисабуро в главной роли и т.д. Публика, еще мало разбиравшаяся в тонкостях киносъемки, была просто очарована невероятными возможностями героев этих фильмов.

В начале 60-х гг. бум ниндзя в Японии достиг своего пика. По телевидению ежедневно шли сериалы о шпионах средневековья, все кинотеатры показывали фильмы о них. Волна «ниндзямании» захватила практически все возрастные категории – от пожилых до малышей. В это время игра в ниндзя стала самой распространенной детской игрой. Ямагути Масаюки отмечает такой факт: в январе 1964 г. все 3 крупнейших детских журнала Японии опубликовали специальные приложения с рассказами о похождениях ниндзя в виде комиксов. В прессе отмечалось, что первое место среди товаров, купленных в канун Нового года в подарок детям, занимали настольная игра с костями и фишками «Кога нинпо Сугороку», электрический возвращающийся сюрикэн и игрушечное ружье «Ниндзя», выстреливающее сюрикэны. Многие дети хотели стать настоящими ниндзя и всячески подражали любимым киногероям. Было зарегистрировано несколько случаев, когда дети «ниндзя» выпрыгивали из окон 2 – 3 этажа и разбивались насмерть. Кое-где ребятишки под-кладывали под колеса поездов гвозди, расплющивали их таким образом, а потом метали как сюрикэны или попросту вырезали звездочки из крышек консервных банок. Иногда такие сюрикэны выпускались и в живую мишень, например, в дядю-полицейского на соседней улице. Был даже зафиксирован случай, когда 13-летний подросток, одетый в полный костюм ниндзя, обвешанный звездочками, с мечом за спиной попытался перелезть через ограду императорского дворца в Киото. Когда охрана схватила его и притащила в полицейский участок, на удивленные вопросы он отвечал, что прекрасно знал, что дворец хорошо охраняется, и потому решил испробовать свое шпионское умение именно в этом месте.

Нет ничего удивительного в том, что общественность стала выступать с протестами против раздувания «ниндзямании». В ряде японских городов образовательные комитеты приняли постановления, запрещающие игры «в ниндзя». С другой стороны, многие были не прочь погреть руки на интересе широкой публики. По утверждению Ямагути Масаю-ки к 1961 г. на тему нин-дзюцу было опубликовано около 10000 книг разного рода – от детских комиксов до серьезных исследований – снято огромное количество кино– и телефильмов. Магазины были забиты разного рода «ниндзевскими» штучками и примочками. Именно в это время на родине ниндзя в г. Ига Уэно был создан музей «Шпионская усадьба» – «Ниндзя ясики», который стал местом паломничества десятков тысяч японцев. Видя такой успех этого предприятия некоторые предприимчивые дельцы выстроили ниндзя-ясики и в других городах, выдавая их за подлинные дома ниндзя.

Естественно, что очень многие, насмотревшись фильмов и начитавшись книг, мечтали научиться нин-дзюцу. А как известно, спрос порождает предложение. В результате в Японии появились десятки самозванцев, объявивших себя «хранителями древних традиций». Так «Большой энциклопедический словарь школ боевых искусств» («Бугэй рюха дайдзитэн»), созданный двумя крупнейшими специалистами по истории бу-дзюцу и будо Вататани Киёси и Ямадой Тадаси и изданный в 1969 г., к числу «подозрительных» относил такие школы как Ига-рю в исполнении «17-го патриарха» Ига Сиро Юсая Норихиро (приговор «Бугэй рюха дайдзитэн» краток, но выразителен: «То, чем он занимается, не превышает уровня театрального искусства киай и счета в уме»), Курода-рю в исполнении Мацуо Кэнфу из Иокогамы («Выдаёт себя за представителя школы нин-дзюцу Курода-рю. Является мастером боя железным веером тэссэн и кусаригама школы Ягю-рю») и другие.

Фудзита Сэйко – последний ниндзя

Пожалуй, меньше всего претензий предъявлялось к Фуд-зите Сэйко, который называл себя 14-м патриархом школы нин-дзюцу Кога-рю ветви Вада-ха. Фудзита действительно был человеком незаурядным. Он утверждал, что в состоянии концентрации видел в 8 раз яснее и слышал в 14 раз лучше, чем обычные люди. Тренируя выдержку и способность переносить боль, он втыкал в себя сотни иголок. Чтобы выработать невосприимчивость к ядам Фудзита «продегустировал» сотни ядов. В интервью, вошедшем в знаменитую заметку журнала «Ньюсуик» от 3 августа 1964 г., он сказал: «Я съел немало серной кислоты, крысиного яда, ящериц, 879 стаканов и 30 кирпичей». По признанию ниндзя, стаканы есть совсем несложно, а вот кирпичи... Чтобы съесть один кирпич требуется целых 40 минут! При всей невероятности этих утверждений, им можно доверять. Дело в том, что и в весьма преклонном возрасте Фудзита Сэйко демонстрировал вещи фантастические. По свидетельству одного из журналистов, в 63 года ниндзя левой рукой последовательно вынимал из суставов сначала пальцы, затем локоть и, наконец, плечо правой, после чего придавал ей самые невероятные положения, разве что не завязывал узлом.

86
{"b":"55882","o":1}