ЛитМир - Электронная Библиотека

И сейчас, сегодня, в этот знаменательный день всеобщего ликования, мне кажется, нелишне сказать несколько слов о предварительных итогах войны. Пусть наша победа не покажется неким маловерам столь сокрушительной, как хотелось бы всем, пусть наше наступление порой было не совсем удачным, но тем не менее мы отстояли все главные стратегические рубежи, с которых начинали войну.

И самое главное — эта война все–таки продемонстрировала полное и абсолютное единение нашего общества, всегда готового выступить под знаменами демократии и общественного согласия!

С победой вас, сограждане и соотечественники!

«Пионеры вселенной — первопроходцы не только в космосе!»

Проверено и утверждено военной цензурой. Военный цензор 2–го ранга, капитан УОС Мери Пикфорд.

Замечание для редактора:

Довожу до вашего сведения, что часть текста от слов «Пусть наша победа…» до слов «с которых начинали войну» (включительно) подлежит изъятию по цензурным соображениям, как оскорбляющая военно–патриотический дух издания. Мне кажется, понятно любому кретину — если наступление закончилось в той же точке, что и началось, то его трудно назвать победоносным, даже при самой бурной фантазии! Что, в свою очередь, прямо дискредитирует наши доблестные вооруженные силы, которые всю войну наступали вокруг да около. Конечно, любое нагнетание патриотических настроений должно иметь под собой определенную шизофреническую основу, но, представляется мне, даже лояльные, преданные правительству читатели не смогут разобраться в словесной эквилибристике господина Заворски, что, в свою очередь, приведет их к неправильным, далеко уводящим выводам.

Также хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. Хотя автор по нашей рекомендации избавился от неполиткорректного слова «наплодили», он все равно ухитрился в очередной раз выпятить свое мужское эго, использовав однокоренное слово «плоды». Причем не где–нибудь, а в названии статьи! В очередной раз ставлю на вид и советую сделать выводы, пока я сама их не сделала!

Докладная записка

директору Службы Президентской Охраны

флот–адмиралу Саре Тонги

от старшего инспектора СПО подполковника

Ляна Хаксли:

Флот–адмирал!

Считаю необходимым довести до вашего сведения подробности перехваченного нами разговора между главным редактором общесетевой независимой газеты «Пионеры вселенной» Филом Мерроузом и обозревателем отдела политики Джоном Заворски. Разговор проводился по коммуникаторам вышеназванных лиц и был перехвачен сотрудниками нашей технической службы. Примечание:

Текст разговора приложен к рапорту в качестве отдельного файла. Буквой «М», для краткости, обозначен главный редактор Мерроуз, буквой «3» — обозреватель Заворски.

Текст файла:

(Звонок на коммуникатор Заворски.)

М: Привет, Джонни, это Фил. Загляни ко мне, как только освободишься.

3: Здравствуй, Фил. Что там случилось?

М: Да ничего, в общем. Ничего страшного. Любимая цензорша прислала очередные замечания к твоей статье о победе. Хочу, чтоб ты глянул.

3: (после продолжительного молчания — три предложения нецензурной брани, не несущей в себе конструктивной информации).

М (тоже помолчав): Все сказал?

3: Могу добавить.

М: Я понимаю… Но, по–моему, достаточно. 3: Извини, Фил… Я только не соображу, неужели «их высочество» опять усмотрело в моем тексте покушение на святыни феминизма? Опять что–то вроде «наплодили»?

М: Кстати, слово «плоды» показалось ей однокоренным. С точки зрения грамматики она права, не находишь? Хотя дело не только в этом…

3 (после двух предложений нецензурной брани): Еще раз извини, Фил…

М: Ничего. Я понимаю. А замечания цензора ты все–таки прочти.

3 (нервно): Да не могу я больше…

М (строго): Больше — не надо! Но и меньше не стоит. Если будешь продолжать в том же духе, клеймо скрытого врага общественного согласия с тебя все–таки снимут. Серьезные люди в руководстве военной цензуры мне это твердо пообещали. Не хочу повторяться, Джонни, но я еще когда предупреждал, к чему приведет тебя дружба с этим экстремистом от журналистики Цезарем Камилиным. Ни к чему хорошему, что и случилось.

3: Да понимаю я, понимаю…

М: Я тут узнал недавно, что твой бывший дружок Камилин попал из тюрьмы на фронт, в штрафное подразделение. А там, сам понимаешь, долго не живут… По крайней мере, мне так сообщили. И как тебе нравится такая судьба? А ведь талантливый был журналист, очень талантливый…

3: Кто сообщил?

М: Джонни, Джонни… Ну кто же задает такие вопросы? Как ты любишь писать — из наших источников в министерстве обороны стало известно…

3: Понял тебя! Молчу, как монумент отцам–основателям. Слушай, Фил, а мне вот только что пришло в голову — ведь война–то кончилась. На самом деле кончилась! Может, теперь–то все будет по–другому?

М: Эх, Джонни, Джонни, ничего–то ты не понял… Кончаются боевые действия, а война не кончается никогда. Никак ты не хочешь понять, что по–другому не будет, потому что просто–напросто не бывает! «А что я могу поделать? Так мир устроен!» — как любит отвечать Господь на постоянную критику снизу.

3 (мрачно): Это смешно, Фил. Хорошая шутка. Я запомню.

М: Вот, вот… Запомнит он… Мой бесплатный совет — заруби себе на носу, что это уже не шутка, давно не шутка… В общем, бери ноги в руки и тащи свою задницу ко мне в кабинет! Будешь читать рекомендации цензора на моих глазах.

3: Слушаюсь, мой генерал!

М (ворчливо): И ты пошел в то же самое место…

(Связь обрывается.)

Резолюция:

Довести до сведения всех сотрудников нашего аппарата, что подписание мирного соглашения с конфедератами еще не означает бездеятельность и благодушие разведслужб!

По существу приведенного текста приказываю:

1. Продолжать прослушивание всех работников «Пионеров вселенной» без исключения, как лиц неустойчивых на позициях патриотизма и склонных к критическому восприятию непреложных основ.

2. Провести оперативные мероприятия по установлению источника в министерстве обороны, сливающего в СМИ секретную информацию. Ответственный за разработку и проведение операции — подполковник Лян Хаксли.

Директор СПО, флот–адмирал Сара Тонги.

Планета Казачок. 9 ноября 2189 г.

САУП на оборонительных позициях пластунов.

13 часов 47 минут.

— «Ромашка–1», «Ромашка–1», я — «Одиннадцатый», как там у вас? — услышал я в наушниках голос Иглы.

Голос был приглушенным, почти неслышным. Здесь, внутри многослойных бункеров и переходов, связь все–таки здорово экранировалась.

— Нормально. Все нормально у нас.

— Помощь нужна?

— Нет, порядок, сами справляемся.

— Есть, «Первый», понял тебя! — ответила Игла в мужском роде.

Я, кстати, уже много раз обращал внимание, что в бою наши девчонки часто переходят на мужской род. Стереотипы срабатывают? Война, мол, дело для настоящих мужчин, тут все становятся мужиками, даже бабы!

А как же политкорректность?

Поднажав, я опрокинул паукообразную станину «аптушки» и на всякий случай заклинил затвор тремя ударами виброножа. Вот так…

Конструкция предельно простая, станина крепится перед амбразурой на четырех гайках. Подошел аккуратненько сзади, срубил их виброножом — и вали ее, как жертвенного барана на мусульманском празднике. Абсолютно беззащитные механизмы. Если подойти изнутри и сзади. Дергаются, клацают клеммами и как будто даже шипят. Но развернуться назад не могут, конструкция не предусматривает. Странно вспомнить, как полчаса назад прятался от них за камнями, потея от макушки до задницы.

Казаков в бункере больше не оказалось, так что мы с Кривым спокойно прошлись по всем залам и посшибали «аптушки». Под подошвами громко хрустели стреляные гильзы, ковром устилавшие бетонные полы.

«Чего он, кстати, там возится?» — оглянулся я на Кривого. На последнем агрегате Вадик застопорился и что–то в нем ковырял с искренним увлечением юного натуралиста.

Пусть развлекается, последний же…

97
{"b":"558823","o":1}