ЛитМир - Электронная Библиотека

- Да обычный... Действовать по ситуации, - вздохнул я и про себя добавил: "Это и планом то не назовёшь..." - Только вот знаешь... Есть у меня подозрение...

- Договаривай уж.

- Мне кажется, что выполнить настойчивую просьбу троицы наших аксакалов будет не получится, даже если я буду очень стараться. Только корабль да людей угроблю... вот такое вот у меня предчувствие.

- И...

- И так-как мы не горим желанием выпускать джинов из бутылки, я постараюсь вообще не тратить на это время. Так, ладно. Я пошёл, - сказал я, подходя к дыре и по ходу проверяя, получится ли использовать руку бронекостюма в качестве тормоза для каната.

Моего тела в ней не было, кисти находились в специальных чувствительных перчатках в рукаве у запястья, в общем то было достаточно удобно и даже присутствовала обратная связь. Вопрос был только в том, выдержит ли механика полный вес или нет. В конце концов решив, что если "портить", то левую руку, ведь сам я был правшой, я ухватился за канат под туго скользящей петлёй сидушки, и уже хотел шагнуть с балкона, как вспомнил кое-что важное и повернулся к Смиту.

- Айзек. Одолжи как мне свой приборчик. Ключ от твоего глайдера. Вдруг понадобится.

Американец поколебался некоторое время, видно было, что ему не очень-то хочется расставаться с этой игрушкой, но в конце концов он достал её из кармана своего белого пиджака и протянул мне.

- На. Смотри только не потеряй, - он посмотрел мне в глаза и тихо произнёс. - И... Вик! Если у тебя всё получится, не вздумай возвращаться назад той же дорогой!

Айзек выразительно посмотрел на привязанный к стойке канат.

Глава 6

Закрыв защитный колпак, я, оттолкнувшись ногами от края, разжал кулак и полетел вниз. Кабель с шуршащим свистом зашуршал в петле силушки и ярко освещённая полоса балкона стала быстро удаляться. Смотреть вниз на приближающуюся землю, будучи закованным в мой бронекостюм, было проблематично, а потому я не стал рисковать и быстро поджал свой импровизированный трос к заранее приготовленному куску и кабеля и сжал ладонь.

Свободное падение резко замедлилось, а из-под механических пальцев повалил сизый дымок. Где-то через минуту ступни коснулись твёрдой поверхности. Рядом на боку валялась помятая бобина. Не размотавшийся полностью кабель не дал ей укатиться и сейчас ей помятый от удара диск мягко светился в темноте бледно-зелёной маркировкой "Кабель крениловый, стандартный, силовой. Диаметр 200 суров".

"Суром", как подсказывала мне память именовалась стандартная для этого места мера длинны, равная восьмидесяти семи сотым миллиметра. Впрочем, лично для меня не представляло сложности налету переводить значения в привычные метрические величины, хотя раньше подобных талантов за мной не наблюдалось. Я помнится постоянно путался с разнообразными дюймами и футами, постоянно забывая, что на что нужно умножать или на сколько делить.

Кисть бронекостюма вроде бы не пострадала, да и нападать на меня никто похоже не собирался, и тем не менее, я шустро отхватил виброножом петли сидушки, освобождая ноги и врубив стелс отбежал на пару десятков шагов. Упал на колено и быстро разложив карабин в аналог штурмовой винтовки, взял его на изготовку.

Я находился если можно так выразиться в "пригороде", примерно в пятидесяти метрах от стен первых зданий. Под ногами плескался сантиметровый слой тёмной жидкости, над ней мягким туманным ковром стелилась едва различимая сизая дымка. Отсюда, снизу, из едва развеиваемой далёкими огнями темноты, громадное пространство рукотворной пещеры колонизационного модуля казалось куда как больше нежели с недавно покинутого мною балкона.

Немного постояв, прислушиваясь к окружающим меня звукам, исправно транслируемым мне бронекостюмом, я аккуратно дотронулся языком до клеммы активирующей наплечный фонарик. В режиме стелса устройство работало в инфракрасном спектре, невидимом человеческим глазом, зато легко улавливаемым и обрабатываемым микрокамерами "Фантома Mk1". На защитном колпаке перед моими глазами появилось небольшое окошко с чётким чёрно-белым изображением, которое я немедленно сделал основным, потому как вглядываться в темноту своим обычным зрением было бессмысленно.

Теперь можно было нормально оглядеться. Я стоял в огромной луже, над которой действительно витала слабая дымка. Она словно ров охватывала всю центральную часть модуля начинаясь у стены, подтапливая торчащие из неё массивные механизмы кожухи которых напоминали старинные моторы и циклопического размера зубчатые передачи, рядами мрачных колонн подпирающие жилые балконы. С другой, стороны маслянисто поблескивающая влага подступала к узловатым основаниям городских строений, облизывая фундаменты и многочисленные человеческие тела грудами наваленные возле домов.

Точнее сказать "антропоморфные", потому как ближайший же труп, к которому я подошёл, ещё издали показался мне каким-то странным. Он лежал на спине, а потому мне не сразу бросилась в глаза некая несуразность фигуры, зато, когда я аккуратно перевернул мертвеца ногой, волосы на моей голове натурально зашевелились.

Во-первых, это точно был не человек. Натуральный инопланетянин или мутант, с грушевидной головой, на узкой части которой располагался маленький, похожий на сфинктер рот, а на широкой, пять глаз - три на лице и ещё по одному на висках. Нос у существа отсутствовал, его роль видимо исполняли треугольны прорези под выпирающими скулами, волосами же служили растущие прямо из морщинистой кожи мерзкие наросты, чем-то отдалённо напоминающие пучки увядшей петрушки или укропа.

Шеи я у создания отсутствовала как класс. Голова узкой своей частью просто втыкалась в ромбовидную грудину, из которой, наподобие женского бюста, росли плечи и длинные, но вполне человеческие руки с очень изящными четырёхпалыми кистями. Объёмистое пивное брюшко словно мешок свисало сильно ниже уровня паха, болтаясь словно мошна, а из того места где у человека находился пупок, свисало нечто похожее на огромного кольчатого червя. Ноги же, показались мне вполне человеческими, только очень и очень худыми, со ступнями на которые можно было одеть ботинки размера этак семидесятого.

Одет уродец был в нечто, сильно напомнившее мне образ гавайского туриста. Широкая покрытая цветочным узором майка и шорты, с подтяжками образующими особый мешок на причинном месте.

Всё это давным-давно сгнило и расползлось, а потому свалилось с тела ещё в тот момент, когда я переворачивал труп, но вот тут-то и крылось "во-вторых". Мертвец хоть и было покрыт чем-то, напоминающим язва и прыщи, прекрасно сохранился. В-третьих, он был здесь такой не один. Те нагромождения из тел, что мы видели с балкона, состояли именно из таких вот уродцев, которых можно было поделить на имеющих мёртвого червяка на пупке или обладателей там ещё одного анусо-образного рта. Что как по мне - вполне разделяло создания на женские и мужские особи, да ещё и делало их млекопитающими, потому как меж "передних" плеч у вторых болталось нечто похожее на "ухо спаниеля" с вполне колоритным соском.

- Хм... даже так!.. Любопытно девки пляшут... - пробормотал я, осматривая очередного жмурика.

Среди уродцев, обнаруженных мной в самом начале улицы, ростом не превышающих обычного человека, это был настоящий гигант. Примерно одного со мной роста, затянутый в точно такой же "гидрокостюм" как и я, вот только своего, нечеловеческого покроя. Поверх него на трупе имелись всё те же расползающиеся шорты и гавайка с рисунком из чёрно-серых цветов. В руке он сжимал уже знакомый мне Waku-74m с непривычной мне рукоятью, сильно напоминающую "пистолетную" гарду современной мне спортивной рапиры.

Выключив невидимость, я привычным движением, будто я занимался этим всю жизнь, выщелкнул из оружия чужака батарею, достал свою и внимательно осмотрел оба экземпляра. Они были почти одинаковыми, с едиными маркировками, запорным механизмом и расположением клемм. Вот только там, где на пластике моей было выгравировано "Произведено в Теократии Земли", на забранной у гаврика, значилось "Произведено в Охлократии Вилки". Надо ли упоминать, что обе надписи были сделаны единым шрифтом, на всё том же загруженным в мои мозги языке.

21
{"b":"558824","o":1}