ЛитМир - Электронная Библиотека

- То-есть они хотят...

- Они хотят уйти, как только представится такая возможность и организовать свой полис с правильным, по их мнению, укладом жизни, а в дальнейшем, если получится - вернуться на родину. При чём если мы будем им мешать, то они готовы применить силу. Эгей верит, что так как его дело правое, олимпийцы не оставят его сторонников в беде и придут им на помощь. На данный момент они стараются не выделяться. В меру сил и желания приносят пользу городу, а также неумело пытаются вербовать новых сторонников в нашей среде.

- Забавно, - подал я голос. - Не прошло и трёх дней, а уже начались интриги и заговоры...

- А вот это как посмотреть. С одной точки зрения, перед нами разворачивается чуть ли не величайший социологический и культурный эксперимент за всю историю планеты Земля. С одной стороны, люди разобщены, с другой, стороны способы к общению и прекрасно осознают, что в одиночку каждому из них выжить - невозможно, - пустилась в рассуждения Марджи. - Поэтому культурные и расовые различия резко отходят на второй план, тем более, что нет общей доминантной группы, способной навязать свою волю окружающим. Поэтому, на первый план выходит мировоззренческий аспект. Культурные религиозные и социальные мины начнут взрываться позднее, когда люди отойдут от шока и смогут создать устойчивые сообщества.

- Ну как нет, - возразил я, - а мы? Вполне себе навязываем эту самую волю...

- Здесь немножко другое. Мы предлагаем проект. Своеобразную перспективу, которую видят и принимают одни, и к которой не готовы другие. Вот если бы мы проецировали насилие... а так, мой взгляд в сложившихся условиях объединение и не могло пойти по другому пути. Я даже не удивлена, что на данном этапе мы видим именно глобальное разделение, а не мелкую дисперсию.

- А вот здесь мисс вы немножко не правы. Ведь есть ещё и третья сторона, - возразил женщине Смит, - "Варвары". Как раз эти ребята видят в нас разрушителей их естественного уклада и попытку навязать им свою волю. Они недовольны в первую очередь тем, что мы, по их мнению, незаслуженно и подло захватили власть в городе. Причём толчком к агрессии служат именно обиды личного или религиозного характера. Например, то что мы отняли у них кукол, навели здесь свои порядки, не живём по заветам духов или не даём им питаться нормальным мясом, что автоматом приравнивается к глубочайшему оскорблению. Мол мы не считаем их себе ровней.

- Мясо? - Марджи непонимающе уставилась на американца. - Где они здесь его увидели?

- Да мясо. Обычно, двуногое именующее себя людьми. Хотя в их среде считают, что мы употребляем в пищу, кукол, причём в первую очередь тех, что принадлежали им.

- Господи... канибалы?

- Да, - Смит кивнул. - Именно канибалы. Не все конечно, но... Просто нужно понять, что "варвары" это в первую очередь представители различных диких племён, довольно примитивных и жестоких кочевых народов, а также выходцы из древних обществ. Их мало, они разрозненны, но они прекрасно понимают друг друга и разделяют примерно одинаковую позицию. А через какое-то время и в их среде появится лидер и учитывая, что в их группе как военные, так и гражданские в прошлом не выпускали оружие из рук, они начнут представлять для нас существенную угрозу.

- Уже представляют, - добавил римлянин. - Они неуправляемы и наотрез отказываются трудиться или состоять в Легионе. Более того, деканы жалуются, что на некоторых легионеров пример варваров действует разлагающе и они проявляют неподчинение...

- Юстициан, о каком подчинении ты вообще говоришь, - воскликнул Свен-викинг, твоему легиону без году неделя! Доведись мне ранее принять такой хирд, я бы стал говорить о нём как-нибудь кроме как о куче бездельников и тунеядцев, разве что через пару десятков декад, а о каком-либо подчинении обмолвился только после первого удачного летнего похода! Если вообще решился бы плыть с этими проходимцами в чужие земли!

- А ты как-нибудь забрось свои ладьи, и прочие железяки и загляни в тренировочный лагерь! - ехидно посоветовал северянину примипил, и уже серьёзно добавил. - Не веришь мне, спроси вон Виктора. Разведчик не даст соврать.

- Если я заброшу драккары и прочие железяки, - буркнул скандинав, - то у нас никогда ничего не заработает.

Я пожал плечами.

- Сам был удивлён. Отряды конечно ещё не слажены, командиры не обучены, многие даже в строю стоять не приучены... Но люди стараются и это видно.

- Вот только надолго ли хватит подобного энтузиазма? - скептически прокомментировал Ленксли.

- А вот за это извольте не беспокоиться, - усмехнувшись ответил Юстициан. - Не из такого барахла легионеров делал. Дайте только время и...

Он вытащил из матерчатого самодельного подсумка планшет, неуверенно включил его и что-то шепча себя под нос принялся копаться в иконках, наконец найдя то что ему нужно, положил его на стол перед Иваном Геннадиевичем.

- Вы мне только вот это вот обеспечите каким-нибудь образом и через год у вас будет легион, с которым можно будет захватить даже старый Рим.

- Интересно... - правитель почитав предложенный ему документ, вздёрнув бровь посмотрел на примипила. - Всё сразу не обещаю, но над тем что вы пометили особо - подумаем. А сейчас давайте вернёмся к докладу Смита.

- Да это в общем то всё. Могу ещё огласить своё личное мнение по двум последним группам.

- Мы вас внимательно слушаем.

- Тянуть с решением этого вопроса ни в коем случае нельзя, - задумчиво проговорил Айзек и заложив руки за спину начал прохаживаться взад-вперёд перед столом Броскова. - Мы действительно стоим перед очередной катастрофой, и скажу честно, от того как мы её преодолеем, может завесить судьба всей колонии.

Он замолчал, остановился и резко повернувшись окинул взглядом весь кабинет.

- Я здесь ещё ни разу не слышал, чтобы кто-нибудь высказывал это предположение... но многие из вас заметили, и уже говорили о странностях, связанных с поведением землян. Я и сам вижу, что сейчас, после манипуляций Лермонтова с инопланетным компьютером, люди ведут себя вовсе не так, как того следовало бы от них ожидать. Я, Виктор или его подчинённый Гюнтер Вейнер - все мы, те кто "очнулся" самостоятельно, реагировали, помнили, что умерли в прошлой жизни и реагировали на окружающую обстановку довольно естественно. Злость, бешенство, страх, любопытство, желание затаиться и выждать или вообще сходили с ума. Сейчас же такого нет... да люди были испуганы, да кто-то возмущался, но затем всё улеглось... - Айзек хлопнул кулаком по ладони. - И вот теперь мы вдруг видим, что люди, разделённые веками и границами, а порой и океанами, проявляют поразительную прыть!

Я ощутил, как по мне скользнул настороженный взгляд Ивана.

- И вот, что я думаю, - продолжил свою мысль Смит. - Все люди Третьего Рима до сих пор находятся под влиянием инопланетнян! Поэтому, по первому пункту, по эллинам...

- Подождите Айзек, - прервала американца Марджи, - простите что перебиваю, но не могли бы вы пояснить свою мысль про инопланетян.

- Легко. Сотрите, Вик, по его словам, в общих настройках задействовал смену режима в некоем параметре "Гипер-волновой контроль". Плюс к этому дважды покойный ныне Никола Макиавелли в своём рассказе помнится упоминал некий набор развивающихся психо-программ, заложенных в людей при выгрузке, вроде как они должны были создать какую-то биологическую сеть и упростить контроль для администраторов. Но это в том варианте, а сейчас, у нас выбрана "свободная воля", устройство или что там, переведено в другой режим работы, вот люди и организуются. Очень и очень активно, причём так, как подсказывают им их прежние социальные установки. Так что, я вас спрашиваю! С чего мы все решили, что контроль вообще отключился, а не перешёл, например, в режим минимального воздействия. Он же стоял на максимуме?

- На максимуме, - подтвердил я.

- Так возможно он до сих пор как-то влияет на людей? - подытожил вопросом свою мысль Смит, и мы все дружно посмотрели на Свена.

35
{"b":"558824","o":1}