ЛитМир - Электронная Библиотека

Только не стоит думать, что на подобные гигантские затраты энергии и охлаждающих реагентов мы пошли исключительно ради эллинского и гуннского исхода. Это был очередной задел на будущее предусмотренный Бросковым. К реке всё равно рано или поздно пришлось бы пробивать прямой доступ для техники и людей. Эту естественную водную артерию нам в любом случае предстояло освоить и в дальнейшем эксплуатировать.

Кстати, назвали её Нилом. В честь тёски, сыгравшей важнейшую роль в становлении человеческой цивилизации. Конечно у меня было желание назвать ей Волгой, Доном, Амуром или Енисеем. Юстициан, предлагал назвать её Данубус, в честь Дуная, Марджи высказывалась за Ганг. Были голоса за Тигр, Ефрат и Хуань-Хе. О главной артерии Северной Африки никто и не вспомнил если бы не сентиментальный эпизод произошедший, когда инженерные команды уже заканчивали прокладку пути.

Одна из девушек, оператор охладителя которую все звали не иначе как "Принцесса Египта", потому как она действительно была дочерью знатного человека из этого государства, выбралась из кабины, подошла к самой воде и вдруг разрыдалась. Когда Легксли и сопровождающие его легионеры принялись её утешать и спросили, что произошло, она им ответила: "Я вдруг вспомнила родной Нил!"

Эта сцена попала на в объектив камер Нару, готовящей репортаж для вечерних новостей, и китаянка вставила эти кадры, а также слова "Принцесы Египта" в сюжет. За это ей конечно попало от Броскова, потому как перед тем как что-либо показывать в СМИ - надо думать головой! В общем зверь-начальник Иван, довёл уже эту девушку до слёз, хотя ругал, по его словам, не сильно. Потому как самого страшного - массовой ностальгии по потерянной родине среди граждан Третьего Рима - не случилось. А ведь так и до волны самоубийств недалеко.

А вообще эта глупышка родилась в конце семидесятых годов двадцатого века, а погибла в девяносто втором, в страшной автокатастрофе. Она была журналисткой и как многие в это время, свято верила в непредвзятость средств массовой информации, свободу слова и журналистскую этику. А ещё - это была моя женщина.

Познакомились мы сразу после рейда, когда Нару заявилась ко мне в хату брать интервью у "героя", спасшего Третий Рим и победившего очередного второго жуткого монстра. Естественно я рассказал согласованную с руководством и откорректированную версию событий, мы попрощались, она ушла в редакцию, под вечер вернулась. И шансов у меня - не было!

Может быть это прозвучит как слишком уж грубо, но любовь в данном случае была совершенно не при чём. Попавшие на Гелла-3 люди в большинстве своём искали якорь, который будет держать их на плаву в этом мире. Некую спокойную бухту, причал ради которого стоило жить дальше. Особенно женщины, ведь им приходилось куда хуже, чем нам.

Лично я, как-то не задумывался об этом... вот такой вот я тупоголовый. Я, например, был откровенно удивлён, когда по возвращении, пройдя мимо салютующих нам инженерных машин, Ариэль вдруг бросилась вперёд и упала в объятья Юстициана. В моём же случае, в лучших восточных традициях, всё решили за меня.

"Есть у вас русских, такая поговорка, - сказала Нару мне, когда мы наконец смогли оторваться друг от друга, - "Свято место пусто не бывает!" и ещё одна: "Кто первый того и тапаки!"

"Тапки", - поправил я её, аккуратно своей лапищей поглаживая её нежное тело.

"В любом случае... - она запнулась и по щеке прокатилась слезинка. - Будь со мной! Молю! Я буду верна, поверь мне! Ты же, можешь иметь сколько угодно женщин, только всегда, пожалуйста, слышишь! Всегда! Возвращайся ко мне!

"Ты вообще, веришь в то, что говоришь?" - немного удивлённый спросил я.

Нару какое-то время молчала, глядя мне в глаза, а затем перевернулась на простынях и прижалась щекой к моему животу.

"Какое-то время назад... я бы тебе соврала, сказав, что: "верю". Это было бы там, в прошлой жизни, а потом бы ты узнал, как я развлекаюсь с какими-нибудь парнями. А сама я мучала бы тебя скандалами, обвиняя во всём подряд..."

"Уже был опыт?"

"Ну да, - мрачно ответила Нару. - Так я поступала со своим мужем. Его звали Ётсумото Тотихо и он был простым клерком в "Сацутиши Групс". Но я не просила его ни о чём, и никогда не чувствовала к нему что бы то ни было. Нас поженили родители... точнее родители родителей. А я изменяла из принципа!"

Я хмыкнул и не стал задавать уточняющих вопросов.

"Ну а теперь, что скажешь... мне?"

"Теперь скажу правду - верю!"

"Ответы мало отличаются друг от друга..."

"Они отличаются кардинально! - произнесла она и резко отпрянула от меня, поднявшись на руках, упираясь в мою грудь. - Здесь не Япония и даже не Россия. Здесь, я слабая женщина, которую ещё долгое время не сможет защищать и оберегать государство. Здесь я могу надеяться, только своего мужчину, а в будущем на клан, который он создаст. Я думала над этим... и поняла. Так было у меня дома, в средневековье, так будет и здесь!"

"А если мы станем друг другу противны?" - усмехнулся я, обхватив девушку руками за талию и прижимая к себе, пощекотал нежную кожу кончиками пальцев.

Она взвизгнула, попыталась бороться, а затем как-то ловко сделала так, что я вошёл в неё и прильнув к моему уху прошептала, с едва сдерживаемым придыханием.

"А если... мы станем друг другу... противны... То это не помешает... мне... продолжать рожать для тебя... сыновей! - и быстро задвигала бёдрами, после чего все разговоры закончились, а потом она просто не отпустила меня в самый критический момент и громко ахнув, выгнувшись всем телом, прокричала. - И дочерей..."

"...много..." - прошептала Нару, без сил упав на меня и мы слились в поцелуе.

Очнувшись от воспоминаний, я посмотрел на соседнее кресло, где сидел римлянин, ловко управляющий малым багги. Машинкой, которую на нижнем уровне города использовали для быстрых перемещений. Вот кто бы сказал мне раньше, что когда-нибудь меня будет подбрасывать до части римский легионер... Ни в жизни бы не поверил.

- Я так и не понял Виктор, куда вы собственно направляетесь? - нарушил молчание Юстициан, ловко выруливая на главную кольцевую дорогу. - Ари мне так внятно объяснить и не смогла.

- На пятую высоту, - ответил я. - Осмотрим окрестности, а заодно протестируем радиостанцию Ленксли.

- Мы бы и сами могли это делать, - хмыкнул римлянин. - От реки или, когда гуннов в степь выдворять будем.

- Не получится. Праоверить работает ли устройство это только пол дела. В конце концов для этого вообще далеко ходить не надо, только до "границы" добежать. Ирландец хочет, чтобы мы установили там ретранслятор.

- А что это? - спросил Юстициан, бросив на меня быстрый взгляд.

Как-то я уже начал забывать, что мой приятель разбирается только в том, что вложили ему в голову инопланетяне и совершенно не шарит в, казалось бы, простейших вещах.

- Это такая... мачта, при помощи которой можно значительно увеличить дальность приёма радиоволн. "Пятая высота" намного выше города, а потому и зона покрытия будет больше.

- Хм... - видно было, что мой собеседник не очень понял объяснение, но от дальнейших вопросов воздержался.

- А что? Решили всё-таки проводить шайку Гагама по полной программе?

- Да... - он замолчал и почесав подбородок добавил. - Цезарь что-то задумал на их счёт... да и не за что их по большому счёту убивать... пока не за что. Но он хочет, чтобы мы проследили затем, чтобы варвары точно попали именно степь, а не направились в след за эллинами. Эти ведь могут...

Эти - действительно могли! По нашему плану, элины должны были уйти из города первыми, параллельно с ними отправимся в путь я, мои ребята и езё два человека, легионер в броне фантоме и паренёк из ведомства Смита. Вот только на "пятую высоту" - небольшую одинокую гору километрах где-то в пятнадцати от города пойдём только я, Ариэль и Гюнтер. Последний в качестве носильщика оборудования и огневой поддержки.

47
{"b":"558824","o":1}