ЛитМир - Электронная Библиотека

- Был у меня на Земле друг... - задумчиво сказал я, вспоминая свои длительные посиделки с Володычем и то, о чём он постоянно мне трындел. - Который очень увлекался всякой фантастикой. Так вот если я правильно помню... была такая тактическая игра. "Боевой молот" то ли сорок, то ли пятьдесят тысяч. Вроде он там тоже за каких-то "эльдаров" играл. Говорил что это что-то вроде "космических эльфов".

- Не знаю такой, - выдал Айзек выслушав меня. - Просто "Боевой молот" - знаю! Его в восемьдесят третьем одна конторка игровая выпустила. Но та чистое фэнтези. Никакого космоса. Может быть конечно они выпустили что-то после того как я уже того... окончательно приземлился.

- Может быть, - хмыкнул Бросков и сказал. - Так господа... вот что я решил. Придётся нашим дорогим элли, действительно переформатироваться в эльфов. Но немножко не по тем причинам, которые вы мне сейчас описали. Всё это конечно важно и убедительно, но второстепенно.

- А что первостепенно?

- А первостепенно Виктор - культурная экспансия.

- О как!

- Зря смеёшься. Благодаря нашим земным писателям фантастам и прочим киношникам-игроделам, мы имеем собственную номенклатуру, которой не требуется заимствований из местных языков. А это знаешь ли действует на умы не хуже стеклянных бус или джинсов, - ин тихо хлопнул ладонью о столешницу. - Последнее кстати у нас при необходимости тоже найдётся...

- Так я о чём собственно говорил, - вспомнил я мысль, с которой меня сбил Юстициан со своим клоном Аида, после чего разговор перешёл в эльфячье-орочье русло. - Если я правильно понимаю фэнтезийную логику. Замок возможно набит ловушками и неизвестными пока нам монстрами. Помните нашу "химеру"? Ну или как её там Дидлиэнь назвала, "Зазяну"?

- Заяну, - подсказал мне Иван.

- Да, её! - я кивнул. - Это явно одно и то же чудовище, если конечно где-нибудь в этих лесах не бродит натуральный Змей Горыныч. Так вот, эта тварь в своей львиной части имела некоторое сопротивление плазменным зарядам, а змеиная чешуя так и вовсе оказалась не чувствительна к подобному высокотемпературному воздействию. Вспомните отчет Марджи! И вот вопрос, кто нас встретит в этом Занзебаре!

- Занунде, - вновь поправил меня Бросков. - Витя ты чего слова так коверкаешь? Некогда не поверю, что у профессионально полевого разведчика такая плохая память на названия!

- Да не нравится мне они, - честно признался я. - Больше не буду.

- Вот-вот. Давай посерьёзнее! - пожурил меня Иван. - А в Занунде нас по словам эльфёнка ждёт "Лич".

- Ну что мы с "пиявкой" что ли не справимся! - фыркнул Юстициан. - Да будь она хоть размером с вездеход! Да хоть с дом...

- Я боюсь, - перебил его Айзек, - что девочка имела в виде не "leech" то бишь "пиявку", а "leiche", то бишь "труп" на староанглийском. Могущественная нежить. Немёртвый колдун-некромант с очень скверным характером и садистскими наклонностями.

- Нежить? - кажется Юстициан оказался в лёгком замешательстве. - Вернувшаяся из царства Орка тень?

- Нет. Скорее, оживший мертвец. Обычно их изображают как скелетов в мантиях с посохами, - уточнил Смит.

- Айзек, скажи, а у нас случайно нет среди горожан, скажем так... экспертов по "фэнтези"? - поинтересовался Бросков. - Ты не узнавал?

- Я включу этот вопрос в наше анкетирование, - ответил американец. - Но нам как я подозреваю, требуется кто-то из времени Виктора, когда эта тема была особенно популярна, а таковых людей у нас очень мало...

- Ну почему? - не согласился Иван. - Эльфы и прочие гномы были популярны и в двадцать втором веке и в двадцать третьем.

- А Ариэль не подойдёт? - спросил вдруг легат. - Она вроде из нужного временного периода.

- Вообще-то девушкам подобные увлечения были несвойственны, - пробормотал я, - но почему бы не поинтересоваться.

Юстициан встал и быстрым шагом вышел из палатки, но вскоре вернулся и отрицательно покачал головой.

- Слышала, что-то знает, смотрела... кинематограф, - он запнулся о греческое слово, - но никогда предметно не интересовалась.

- Понятно, - немного разочарованно протянул Бросков. - Айзек. А что ты ещё знаешь про этих... Личей.

- Вот уж никогда не думал, что буду в рабочем порядке на полном серьёзе обсуждать подобные темы, - усмехнулся американец. - Что знаю, что знаю... Вроде как эти товарищи ещё при жизни должны были быть могущественными магами. Чтобы обессмертить себя, они проводили некий ритуал, совмещённый с самоубийством, после чего восставали уже в качестве нежити.

- А что они могут? - спросил я.

- Творить магию, поднимать других мертвецов и управлять ими, - ответил Айзек.

- Какую, магию-то? - в свою очередь поинтересовался Юстициан.

- А я по чём знаю? - хмыкнул Смит. - Наверное магию смерти, или тёмную, или может быть серо-бур-малиновую в лимонную крапинку!

- Вот! - наставительно произнёс Бросков. - Теперь вы понимаете, почему ещё, нам нужно разбиться в лепёшку, но спасти ту эльфийку! Если эта Далиэнь дипломированный специалист, то она нам нужна! Очень нужна! Если магия и волшебство есть в этом мире, нам нужно знать о них всё...

- Цезарь, но не могли же вы сделать подобные выводы, опираясь только на слова маленькой девочки? - возмутился Юстициан. - А если то, что мы видели - всего лишь фокус?

- Ну почему не мог? Мог! Более того был обязан! - возразил главный. - Вот скажи мне, Август. Мог ли ты когда-нибудь предположить, что будешь заниматься любовью, с женщиной которая должна родиться спустя восемнадцать веков. Командовать легионерами, уроженцами древней Спарты и Китая, а также разговаривать находясь на другой планете с человеком, родившимся на орбите Венеры, который находится от тебя на расстоянии доброго десятка километров? А тем более называть его Цезарем?

- Нет.

- Тогда почему ты ставишь под вопрос существование в этом мире магии?

Юустициан не ответил, и Бросков продолжил.

- Так вот господа. Если "магия" окажется всего лишь детскими фантазиями, то нам всё равно нужно налаживать контакты с местными жителями. Включать их в орбиту своих интересов и в дальнейшем ассимилировать. Вы это - понимаете? Возможно, вам может показаться, что это вопрос отдалённого будущего, но мы уже сейчас должны думать о нём! Более того, если кто-то думает, что мы до бесконечности сможем сохранять нынешний статус-кво, то я буду вынужден вас жестоко разочаровать. Не получится! Нам просто этого не дадут сделать наши новые соседи!

- Не стоит Иван Геннадиевич, - ответил я за всех. - Всё мы прекрасно понимаем! Давайте вернёмся к насущным делам. Как на счёт того, чтобы поспрашивать односельчан Дидлиэнь об этом личе, да и вообще о замке Занунда?

* * *

Вездеход взревев мотором на скорости под сто километров в час взлетел на пологий холм, и мехвод сделал хитрый толчок задними "лапами" машины. Взмыв в воздух она точно паук в прыжке распрямила все свои конечностей, став похожей на восьми лучевую звезду. К тому же, вот же зараза, Монгол ещё и умудрился подвернуть её корпус в полёте, так что на склон мы приземлились боком, ровно под девяносто градусов к прежнему курсу.

Срывая дёрн и вгрызаясь в жирный чернозём, шары, заменявшие этому чуду техники колёса, одновременно поймали землю. Заскользили, но умная автоматика тут же выправила юз, и мы рванули вперёд, в очередную ложбину, всё так же стараясь держаться кромки леса. Я же в очередной раз порадовался, что мы попросту не перевернулись. А также тому, что для стрелка, которому приходилось торчать, высунувшись из верхнего люка, в ложементе были предусмотрены не только жёсткие крепления под броню, но и компенсаторы смещения.

А вот до катапульты авторы этого шедевра так и не додумались. Потому как после каждого холмика мне очень хотелось, в тот момент, когда вездеход всё же надумает перевернуться, оказаться подальше от этого аппарата. Конечно, вроде как, при повышении угла наклона поперечной оси машины в более сотни градусов, механика должны была автоматом втянуть меня внутрь и задраить люк. Вот только экспериментировать со здоровьем мне было откровенно стрёмно.

63
{"b":"558824","o":1}