ЛитМир - Электронная Библиотека

- Так что ты сделал-то? - спросил легат, спустя минут пять.

- А то ты не видел! - немного нервно ответил я, крутясь вместе со своим ложементом на триста шестьдесят градусов, словно турель, шаря по сторонам от машины стволом своей винтовки.

- Да я-то видел, - фыркнул Юстициан, - потому и хочу узнать, как мне в следующий раз провернуть нечто подобное. Как думаешь, Цезарь тебя наградит за изобретение мега_греческого сверх-огня? , или голову отвернёт за подобные опыты. И мне вместе с тобой на пару?

Я промолчал, сам пытаясь прикинуть последствия, но не реакцию Броскова, а чуть более глобальном смысле. Затем аккуратно спросил.

- Слушай, а ты их знамёна, рассмотрел? Они не голубые были... а состояли из светло-синих и белых полосок... И белой птицей с синем контуром, летящей над золотым львом, - почему-то на душе у меня было как-то не спокойно. - Я вообще, кого грохнул-то, интересно?

- Не "ты", а "мы", - поправил меня легат совершенно серьёзным голосом. - И вообще, если говорить серьёзно, то это их проблемы. Померли - сами виноваты. А так, Гронесс утверждает, что тряпка всё же принадлежит тому самому "Барону", про которого он рассказывал. Это я так понимаю, такой титул у местных...

- На Земле тоже такой был в средние века. Означает крупного влиятельного дворянина с большим наделом земли. В моё время таковые тоже ещё имелись...

- Понятно. В общем, гость сожалеет только из-за того, что самого барона здесь быть не могло. Он очень толст, примерно под девять талантов вроде будет, а среди тех, кого ты "пугал" - таких боровов не было.

- Почему он сразу не сказал, что флаг полосатый. Как его с голубым перепутать можно было... - пробурчал я под нос и добавил, - Меня больше волнует, что именно такой эффект дало. То, что они в телегах везли, сам гаврик, или вообще плазменный выстрел с дефектом оказался. Последнее знаешь ли заставляет нервничать.

- Кто его знает.... Но так-то ты прав, опасно. А вообще - расслабься. Доброе дело сделали и ладно, сейчас в лес будем въезжать, - предупредил меня легат. - Не хочешь башку из люка убрать?

- Здравая мысль, - над головой уже понеслись пара толстенных дубовых ветвей.

Переведя тумблер контроля в нижнее положение, я вместе с ложементом переместился внутрь машины. Вездеход трясло, покачивало на корнях и откровенно шатало, как во время десятибалльного шторма, когда механик-водитель, ловко управляя ногами маневрировал между стволами деревьев. Минут через пять, скорость перемещения значительно замедлилась и теперь мы уже с пол часа тащились, лишь немногим быстрее чем на своих двоих

Собственно, именно по этой причине, а ещё из-за опасения въехать на незнакомой местности прямо в очередное болото, я и предпочёл объездной маршрут к руинам замка. Не через лес, а выбравшись из его массива, по по холмистой равнине называемой местными жителями "Асрекзкими полями".

Вездеход резко остановился.

- Во имя Юпитера и Аполлона! Что это такое! Путь в царство Орка? - воскликнул легат, открывая всем доступ к своему видео каналу. - Виктор, глянь-ка на это!

Я только тихо присвистнул, легионеры тоже.

Нос вездехода торчал из мелкой лесной поросли под небольшим углом, изрядно поломав своим массивным корпусом редкие и тонкие деревца, подмяв их под себя. Передние лапы машины уже выехали на то, что вначале я посчитал обычной поляной. На самом деле это был самый настоящий, поглощённый природой тракт, напоминающий классическую римскую дорогу. Только несравнимо более старую, уже давно погрузившуюся бы в грунт если бы не корни деревьев, местами выворачивающих древнюю кладку на поверхность.

Над землёй в этом месте, клубился едва заметный туман, лес вокруг, ещё недавно яркий и полный жизни, опустел, заметно потерял в красках, стал более серым и контрастным. Однако совершенно не эти, произошедшие с природой изменения приковывали к себе всё наше внимание. По дороге мимо носа машины медленно перебирая ногами брёл самый настоящий труп.

Казалось, мертвецу не было никакого дела до урчащего прямо рядом с ним вездехода, он неторопливо переставлял ноги, грохоча остатками проржавевшей брони. Гнилая скукожившаяся кожа лохмотьями болталась на его сожранном кем-то лице. Щёки отсутствовали, обнажая жёлтые зубы. Не было у него и половины черепа, снесённого ударом чьего-то меча или секиры.

Со своим же оружием, длинным, иззубренным двуручником, воин не расстался даже после смерти. Он волочил его за собой, позвякивая давно изъеденнойм ржой сталью по камням. Пустые же глазницы были направлены вдоль дороги, вперёд, туда где сгущался туман и среди мрачных силуэтов деревьев мелькали зловещие тени.

- Призванный! - услышал я шёпот Гронесса, находящегося в передней кабине вместе с легионером-мехводом, которого все звали "Монгол" и нашим легатом. - Это дорога Призванных. Сюда приходят всё те, кто откликнулся на зов Шер Луста, и только по ней можно попасть в развалины замка Занунд. Она словно мёд для муравьёв, притягивает к себе слабейших их немёртвых и взойдя на неё они уже не в силах сопротивляться его воле. Если вам дорога ваша жизнь и душа - не ходите по дороге Призванных"

"Шер Лустой" было имя того самого лича, на разборки с которым отправили старшую сестру Диньки. Это мы уже знали, а вот про остальное слышали впервые.

Лучник замолчал, а затем вновь произнёс, но уже своим обычным, спокойным, неприятно ровным голосом.

- Я ещё раз говорю вам, оставьте эту затею! Далиэнь уже не вернуть, а вот вы - ещё сполна хлебнёте горя, если пойдёте по этому пути. Из-за лежащих впереди, туманов живые не возвращаются. Да и ваша чудесная повозка там не проедет. Легенда говорит, что посреди морока начинается мост, а уже за ним спят земли мёртвых - в центре которых и стоит замок Занунд.

Вместо ответа, я начал отстёгиваться, за мной защёлкал крепежами Юстициан, а уже за ним остальные легионеры. Меня как-то мало волновали слова нашего проводника, и куда больше то, что фактически у нас под носом располагается подобное весёлое местечко. Что же тогда с "Пятой высоты" смогут рассмотреть мои ребята.

Глава 14

Белое марево становилось совершенно непроглядным уже метрах в пяти от лапы вездехода, оканчивающейся медленно вращающимся шаром. Туман словно матовое стекло отсекал нас от окружающей действительности и только тянущаяся под брюхом машин едва видимая полоса древнего тракта, именуемого местными "Дорогой Призванных", не давала полностью оторваться от реальности.

Здесь было очень тихо, только приглушённо шуршали шасси, перемалывая мелкие камушки под многотонным весом машины. Как-то особенно остро воспринималось то, что кроме тринадцати легионеров, легата, меня и нашего пленника на многие километры вокруг нет ни единой живой души, а впереди... впереди лежит земля где безраздельно правят мёртвые. Ну или "немёртвые" - каким образом следовало правильно классифицировать нежить, было вопросом исключительно философского толка.

Мы ещё только проходили "границу", а дыхание этого скорбного места уже заставляло задуматься. Так ли был неправ Гронесс, говоря, что сестру Диньки нам уже не спасти? Не веду ли я всех нас на верную смерть из-за фантазий одной маленькой и очень впечатлительной девочки? Не совершил ли я критическую ошибку, доверившись Броскову...

На этом моменте, я приказал остановиться. Что бы избавиться от подобных "неправильных" мыслей, я стал как обычно, прокручивать в голове мотивчик любимой ещё по прошлой жизни песенки, и тут же принялся страдать всей душой за судьбу её главного героя. Попытка ни о чём не думать - привела к душевным терзаниям на тему моего травянисто-бестолкового существования. А когда я мысленно стал напевать: "Прилетит вдруг волшебник, в голубом вертолёте и бесплатно покажет кино...", То, вдруг с горечью осознал, что если и прилетит - то, точно не ко мне. Кино будет неинтересным, мороженное - невкусным, а вертолёт - вовсе не голубым. Да и вообще нафига мне какой-то мужик, предпочитающий подобные сомнительные цвета. Ну и в добавок, у меня сегодня не день рождения, а это значит, что, если кому вдруг подфартит - у того точно всё будет в ажуре, как минимум потому что я - здесь, а он - там.

67
{"b":"558824","o":1}