ЛитМир - Электронная Библиотека

- Вполне! - усмехнулся я. - Юст, с каких пор легату Третьего Рима стало нужно моё одобрение.

- Да ну тебя! - отмахнулся он. - Я же с тобой по-дружески советуюсь! Ты правильно сказал - скользкий он человек. И опасный... вот я и решил перестраховаться.

- Опасный? - оглядывая внутреннее убранство часовни немного рассеянно переспросил я, но легат то ли не услышал, то ли решил не углубляться в данную тему.

То, что снаружи выглядело маленьким домиком с символом в виде круга в который была вписан кулак с поднятым к верху указательным пальцем над дверью, внутри оказалось огромным храмом, вырубленным прямо в скале. Почему я сразу же решил, что вижу перед собой культовое сооружение? Видимо именно на такие ассоциации натолкнули меня окна часовни, выполненные в виде стреловидных арок, забранные цветными витражами, изображавшими каких-то людей.

Ну, а когда мы прошли сквозь массивные украшенные орнаментом двери, в принадлежности данного сооружения отпали последние сомнения. Внутренний интерьер и убранство отдалённо напоминали готические костёлы, такие - какие я видел вовремя турпоездки во Францию. Были правда и отличия. Так, например, на месте распятья был установлен постамент с троном, на котором сидела статуя обнажённой женщины, обнимавшей копьё. Да и лавки для прихожан располагались не ровными рядами, а полукругом, образуя перед скульптурой большую практически круглую площадку.

Именно на ней авантюристы вступили в бой с низкорослым мертвецом, выряженным в длиннополую красную хламиду с забавной шапочкой на голове, напоминающей поставленный на один из углов куб. А также с его свитой - безголовыми монахами в чёрных рясах, вооружённых посохами с навершием в виде кулака с воздетым указующим перстом, сжимающим недлинную цепь, заканчивающуюся то ли кадилом, то ли фонариком.

Далиень и её спутники победили, однако отряд понёс потери. Альгерт - один из мечников "Когтей ласточек" получил заряд чего-то смертоносного в нагрудную пластину доспеха, пробивший её вместе с телом насквозь. Друзья аккуратно уложили покойного прямо у постамента, и даже подвернули голову так, что казалось, будто он смотрит на женщину с копьём. Из чего вполне можно было сделать вывод, что сама по себе обнажённая мраморная красавица являлась кем-то из пантеона светлых богов, а местная нежить обитала здесь "постольку-поскольку" и с культом была связана исключительно своим прижизненным местом работы.

- Ты хоть доспехи с него сними, - предложил я, в спину легату, направившемуся к трупу мечника. - Умаешься таскать.

- А я носить его и не собираюсь, - ответил римлянин, опуская мешок с Алис рядом с телом её приятеля. - Не вижу смысла. Ребята из контубернии Лю Джоу уже должны были разобрать завал в надвратной башне. Сейчас поговорю с ним, объясню, как пройти, пусть отправит парочку легионеров. А девушка... она уже никуда не убежит. Пусть пока здесь полежит, их подождёт.

В общем-то - логично. Особого смысла нам самим таскать с собой мёртвые тела - не было. Если с Алис это ещё было оправданно, не оставлять же тело в помещении, в котором вот-вот начнётся пожар, то Альгерт, судя по его состоянию, пролежал здесь уже несколько местных суток и ничего особенного с ним не приключилось.

Покуда Римлянин связывался со своим деканом и отдавал указания, я выяснил, что в храме оставшиеся после боя в живых искатели приключений останавливались на очередной привал. Прямо у подъёмника, расположенного в хорах, на балконе правого нефа. Поле чего с его помощью покинули это место.

Дождавшись, когда платформа с лязгом опустится по стволу шахты, мы последовали за ними. После долгого и довольно медленного подъёма обнаружили, что находимся ни много ни мало на верхнем ярусе одной из невысоких башенок замка. С неё мы перебрались в одно из его крыльев, а затем ещё около двух часов плутали по коридорам, галереям, заглядывали в комнаты и переходили с этажа на этаж. Несколько раз я терял след авантюристов и тогда нам приходилось наугад бродить по Занунду, вырезая всю встречающуюся на пути нечисть, пока наконец, вновь не находились явные признаки того, что группа эльфийской волшебницы побывала здесь перед нами.

Скитания наши в итоге привели нас в гигантская библиотеку, все стены и колонны которой были уставлены полками, хранящими на себе бесчисленное количество фолиантов, рассыпающихся при первом же прикосновении. В ней мы неожиданно задержались, но вовсе не из-за любви к знаниям и книгам, а словно зеваки в цирке уродов, потратили минут десять на то, что с несколько нездоровым любопытством рассматривали мёртвое тело "женщины-сколопендры".

Было в что-то совсем неправильное в притягательности подобного отвратительного и между тем элегантного существа. Донельзя странное создание! Торс принадлежал очень крупной, но гармонично сложенной темноволосой женщине, вместо лица у которой имелось нечто напоминающее присоску пиявки, а вот ниже живота...

Из бёдер у "красавицы" рос длинный, метров в двадцать, бронированный хвост. В верхней его части он был прикрыт сегментарной кованной бронёй явно искусственного происхождения, а снизу топорщился сотнями, а возможно тысячами изящных девичьих рук, разделённых на левую и правую стороны тела жёлтым костяным брюшком.

Библиотека, в которой мы находились, располагалась в глубине центрального, самого большого строения замка. В неё нас привёл целый каскад лестниц, размежёвывающих между собой большие и малые помещения, наверное, самым запоминающимся из которых был несомненно "Тронный зал". Как и всё в этом дворце, его убранство буквально распадалось на глазах, грозя осыпаться тленом не то, что от случайного прикосновения, а просто ощутив на себе надолго задержавшийся взгляд. Но именно в этом, нетронутым ни живыми, ни мёртвыми месте, глядя на два циклопических трона, я впервые по-настоящему проникся величием древних властителей Занунда.

- М-даа... - в который раз повторил легат, нарезая очередной круг вокруг женщины-сколопендры.

- Да оторвись ты уже от неё! - сказал я, поворачиваясь к дальней стороне зала, где среди ровных рядов уходящих к потолку стеллажей с древними фолиантами виднелось несколько арок.

- Всё-таки надо было прибить Эгея, - ни с того ни с сего заявил Юстициан. - Погубит он людей, помяни моё слово!

- Чего это ты про грека вспомнил? - спросил я, а затем прищурился, заметив в том, дальнем проходе какое-то движение, поднял винтовку и активировал картинку с прицела.

- На местных обитателей насмотрелся, - крякнул Юстициан и вздохнув добавил. - Не нужно было Цезарю эллинов отпускать. Ой не нужно...

Арки на изображении тут же приблизились. Я подкрутил настройку дальности, окошко мигнуло, и я в деталях увидел дальнюю стену соседнего зала, полностью покрытую шикарными витражами. Нет, мне не показалось! В лучах местного светила раскрашенного разноцветными стёклышками в яркие насыщенные цвета, располагался ещё одно тронное возвышение к которому вела покрытая коврами лестница, а перед ним, гордо выпрямив спину и глядя прямо на нас, стояла роскошная дама.

Прямо-таки настоящая королева! Вот только радоваться подобной встречи мне как-то не хотелось. К сожалению, это была не Далиэнь, Динька мне её очень подробно описала, а очередная нежить - то есть существо того типа, видеть которые мне сегодня уже по-настоящему осточертело!

К тому же я поспешил, сказав, что она "стояла". Нет - мёртвая леди вполне себе спокойно левитировала в нескольких сантиметрах над мраморными плитами пола. Её длинное платье и пепельно-белые волосы, перехваченные на лбу диадемой, развевалось, словно бы от сильного ветра, а на бледном обескровленном лице с грустными глазами блуждала загадочная улыбка леонардовской Моны Лизы.

- Лыбится скотина... - отчего-то разозлился я. - Ну улыбайся, улыбайся...

- Виктор, ты чего? - услышал я удивлённый и даже обиженный голос легата. - Мне уже что и о своём подумать нельзя? Ну знаешь ли...

- Да сдался ты мне! - огрызнулся я, а затем поняв, что он принял мои слова на свой счёт, поспешно добавил. - Ноль сто сорок пятый канал себе подключи! Это трансляция с оптики винтовки.

76
{"b":"558824","o":1}