ЛитМир - Электронная Библиотека

В карету вошел священник, придерживая полы длинного одеяния. Наградил пытающегося подняться пленника пинком, уселся напротив короля.

— Хорник? — изумленно произнес Стефан.

— Ваше величество, — вежливо кивнул аббат.

Следом в экипаж пролезло еще двое монахов. Расселись рядом с королем с непроницаемыми, неживыми лицами.

По приказу аббата карета тронулась в путь.

— Полюбуйтесь, ваше величество, — произнес с довольной улыбкой аббат, указав на оставшегося на полу пленника. — Редчайшая особь! Демоническая тварь, способная к возвышенным чувствам. Испытывает, видите ли, душевную привязанность к двоим приятелям — таким же бесовским созданиям, как он сам. И к тому же преданно обожает господина! Что ж ты не позовешь на помощь своего любимого некроманта, бес? — Аббат пихнул туфлей демона в висок. — Ему я тоже буду весьма рад. Хорошенькому мальчику в моем монастыре всегда дело сыщется. Да и тебе с ним вдвоем вдвойне веселей будет время коротать. А коли выживет, да из пыточной выпущу, и голосок не сорвет — определили бы в певчие. То-то мило бы вышло, благолепно!

Демон издал глухой рык, поднял голову. Сквозь спутанные волосы сверкнули гневом и презрением оранжево-алые глаза. Аббат мгновенно побледнел, подняв руку, защищаясь. Но опомнившись — ведь удара не последует — расхохотался с облегчением. И наотмашь хлестнул по лицу.

— Да что это такое, Хорник? — дрожащим от возмущения голосом проговорил король.

— Это, ваше величество, награда за вашу голову! — перебил государя аббат, похоже, ни о чем, кроме пленника, не думавший. — Долгожданный мой приз! Я так долго желал его заполучить, что сейчас просто не смог удержаться! Не хватило терпения ждать разрешения хозяйки — и потому взял причитающееся сам.

— О чем вы говорите, позвольте?!

— Если этого я приказал связать, а вас еще нет — это отнюдь не означает, что ваше положение лучше, ваше величество, — расхохотался аббат. — Вы тоже, поясняю, мой пленник. Но не беспокойтесь, прошу вас! Это ненадолго. Скоро я передам вас в более надежные руки. Ох, не завидую я вам — иметь врагом подобную особу! Она лелеяла план мести долгие десятилетия, совсем как я сам! — он вновь расхохотался. — Ради мщения она готова на всё. Даже единственного сына использовала как разменную монету. Даже не побоялась заключить сделку с полудохлой чернокнижницей!

Треснули ремни, стягивавшие руки за спиной — демон набросился на аббата, стиснул горло.

— Убьешь меня? — просипел Хорник. — Умрут и другие!

Иризар помедлил — он мог покончить с заклятым врагом прямо сейчас! Но тот рассчитал верно, запросил за свою шкуру слишком высокую цену...

Мгновения оказалось достаточно, чтобы один из монахов выхватил из рукава длинную тонкую цепочку — подсуетился и накинул на шею демона. Острые грани вплетенных в звенья кристаллов больно впились в кожу, выпуская струйки мгновенно чернеющей крови. С подобными чарами Иризару не приводилось сталкиваться, он почувствовал, что теряет сознание, медленно осел вниз, еще больше затягивая петлю собственным весом.

— Хорник, вы нарушили заповеди Святой церкви? Вы сами запятнали монашеское звание и свою душу черным колдовством? — ужаснулся Стефан.

— Не узурпатору говорить о добродетели, — хмыкнул аббат. Обратившись ко второму подручному, велел: — Думаю, надо успокоить и его величество тоже. Пусть поспит, вместо того чтобы волноваться. А то еще удар хватит — как же его герцогине отдавать!

— Герцогине?! — переспросил король.

— Не верите своим ушам? — расплылся в ухмылке аббат. — Да, госпожа Изабелла Эбер давно таит обиду. Ох, не делайте такие глаза удивленные! Неужто вы не догадывались, какую гадюку вскормили на своей груди? Нет, ну как можно иметь столько наивности! Вы всерьез верили, будто она вам простила смерть своего отца? А главное — вы же отобрали у нее трон. Еще скажете, будто вам неизвестно, что именно она убила вашего дорогого сыночка! Как, вы не знали, что госпожа Эбер убила принца Лорена? Ах, боги, кажется я имел глупость испортить герцогине такой приятнейший сюрприз. Пожалуйста, когда она будет вам рассказывать о своем злодеянии, сделайте удивленный вид, договорились? Ну, а о том, что вы собирались выдать вашу милую доченьку за душегуба-некроманта, уничтожившего что-то около полусотни невинных людей, вам, полагаю, и говорить смысла нет. Боюсь, теперь вы мне просто не поверите!

Аббат с величайшим самодовольством разглядывал побелевшего как полотно короля. Насладившись произведенным эффектом, сделал знак своим прислужникам. Второй монах молча кивнул, выпрастав руку из-под складок мешковатых одежд, бесцеремонно приложил ладонь ко лбу короля. Тот замахнулся, чтобы оттолкнуть, но рука безвольно опустилась. Веки, отяжелев, сами собой стали закрываться. Смех аббата донесся будто бы издалека, и Стефан понял, что нет у него сил сопротивляться. Он резко окунулся в беспросветный сумрак забытья...

***

Гилберт гнал лошадь, забыв о милосердии. Он помнил лишь одно — жгучее желание наконец покончить со всеми страхами, выевшими его душу. Он даже забыл про опостылевшие доспехи, не желая терять ни минуты на то, чтобы освободиться от тяжести стали — куда больший груз занимал все его мысли.

Была глубокая ночь, когда граф вернулся в герцогский дворец. Гилберт ворвался в свои покои, разгоряченный скачкой, распаленный собственной решимостью.

— Учитель! — закричал он, не боясь разбудить слуг, ибо те всё равно не посмели бы входить к нему без приказа. — Учитель! Я знаю, вы слышите меня! — Сошвырнул со стола книги в зев камина, поднялось облако золы. Запустил кувшином в зеркало, раздался мелодичный звон, на полированном серебро остались вмятины. — Учитель!..

— К чему было устраивать такой шум? — прошелестел тихий голос.

Не изменяя своей привычке призрак появился сзади — Гилберт отскочил в сторону, ужаленным ледяным дуновением, повеявшим из иного мира.

— Что ты хочешь? — осведомился призрак.

— Я больше не могу ждать, учитель! Я устал терпеть этот кошмар! — взмолился граф. — Прошу, исполните свою часть договора!

— Ты приказываешь мне? — во вкрадчивом голосе послышалась насмешка.

— Я требую! — ответил граф. — Я сделал всё, что вы от меня хотели. Теперь ваш черед!

— Хорошо, мой мальчик, — покорно склонился серый капюшон. — Я расскажу тебе всё, что нужно. Но только ты сам можешь провести ритуал. Я буду руководить тобой.

— Согласен! — порывисто ответил Гилберт. — Я сделаю всё, как скажете.

— Хорошо, — тягуче повторил призрак.

Гилберт не думал, что ритуал уничтожения безымянного демона окажется столь сложным. Для его проведения потребовалось множество зелий, бессчетное количество компонентов и вспомогательных веществ. Граф привычно повиновался указаниям своего призрачного наставника, производил полупонятные действия, твердил заклятия по подсказке. Беспрерывное шептание призрака завораживало, сознание заволокло дымкой полуяви. Гилберт работал как во сне, ничего не ощущая, не чувствуя течения времени, не отдавая себе отчета в действиях — просто полностью, всецело подчинился тихому неумолкающему голосу.

Лишь почувствовав боль, он словно очнулся...

В окна лился предутренний мягкий свет. Пол в комнате был исчерчен сплошным ковром странных, полупонятных символов. Везде горели черные свечи — в бирюзовом зареве рассвета их крошечные язычки казались призраками огня...

Гилберт стоял над сосудом с кипящим зельем — и сам крестообразно разрезал себе левую ладонь, сжав кулак, сцедил потекшую кровь в пугающую смесь.

— Вот и всё, — услышал он довольный голос наставника. — Теперь ты свободен.

— Что я сделал?.. — ошеломленно произнес Гилберт. Призрак обучал его лишь тем знаниям, которые считал нужными. Но и этого хватило, чтобы отличить ритуал уничтожения от обряда воскрешения из мертвых. — Ты обманул меня...

Учитель у него за спиной рассмеялся — и голос его стремительно изменялся, становясь звонким, ожившим, помолодевшим. Быстро замотав ладонь куском шарфа — алый шелк моментально потемнел — граф обернулся: под жемчужными складками савана теперь вполне явственно угадывались очертания женского тела. Белой, почти не отличимой от живой плоти рукой бывший наставник сбросила с головы широкий капюшон. На грудь ниспадали, струясь, блестящие, как снег, локоны. Ясные, пронзительные глаза сияли радостью воскрешения — пусть не полного, но такого долгожданного возвращения из мира теней.

78
{"b":"558825","o":1}