ЛитМир - Электронная Библиотека

Иризар не позволил себе даже малейшего движения. Он будто не слышал этих слов — хоть внутри всё пылало ненавистью, захлестывало сознание огненной волной. Он изо всех сил пытался нащупать брешь в непроницаемой защите, которой окружил себя предусмотрительный монах. Но тот не напрасно похвалялся своими знаниями...

— Светлые Небеса, так вот в чем ты сошелся со своим некромантом! — сделал открытие Хорник. — Вы оба выросли не сыновьями — а надеждами, оружием своих матерей! Какое трогательное взаимопонимание.

— Полагаю, — произнес аббат, — ты даже самостоятельно научился какому-то особому колдовству, которое помогло сохранить жизнь в стареющем, смертном теле твоей госпожи столь долгий срок. Да? Я снова прав — я вижу это в твоих чудесных глазах... Как же я хочу узнать эту твою тайну! Получив живое тело человека, в отличие от прочих демонических тварей, тебе пришлось пройти через пору детства и взросления. Но ты остановился в неувядающем расцвете. Как тебе это удалось, Иризар? Твой демонический дух врачует раны твоего, по сути, беззащитного тела...

Взяв с подставки нож, аббат медленно провел острым лезвием по щеке демона. Из разреза пролились алые капли, смешались с черными полосами. Хорник провел пальцем по стремительно исчезающей ране, собирая кровь. Слизнул каплю.

— Как интересно, — пробормотал он. — Твои слезы черны — а кровь красная и на вкус не отличается от человеческой. Возможно, моя задача окажется не столь трудной, как мне представлялось.

За спиной аббата мелькнула глумливая рожа еще одного монаха. Он радостно разевал безъязыкий гнилой рот, трясясь в беззвучном смехе, предвкушая удивительную потеху.

— Как жаль, что ты не видишь мою машину, она возвышается позади тебя — прекрасное творение моей мысли, моих научных изысканий! — проговорил с гордостью Хорник, устремив взгляд на нечто, находящееся за креслом пленника. — Я создал ее специально для тебя, мой демон. Эта машина крепко сожмет тебя в своих объятьях — и выпустит из тебя всю кровь, капля за каплей. Но вы, демоны, живучие твари — и через несколько часов ты уже залечишь свои раны. И тогда для тебя пытка начнется с начала, я буду резать тебя снова и снова — до тех пор, пока ты не покоришься мне полностью. Ведь вы, демоны, так не хотите умирать! Так не желаете возвращаться назад в холод преисподней! И поэтому, рано или поздно, ты согласишься мне покориться, ты станешь моим послушным рабом... Не беспокойся, я испытывал ее много раз на звероподобных тварях. О, поверь мне! Их мучения были прекрасны! Они становились совершенно беспомощны перед моей волей!..

Немой монах сунулся слишком близко к демону, полез грязными пальцами к лицу потрогать черные слезы. Увидев это, аббат пришел в ярость — ревниво пнул помощника. Тот согнулся в покаянном поклоне, но хозяин, выхватив плеть, висевшую у пояса, размашисто отхлестал его, безжалостно превратив лицо в алое месиво. Скуля и мыча, монах на карачках отполз к двери. Но аббат утолил свою злость, лишь когда собственной рукой перерезал помощнику горло.

Расправившись со слугой, Хорник вернулся к пленнику.

— Я покривил душой, сказав, что ты не изменился за эти годы, — продолжил он совершенно спокойно. — Ты стал на удивление чувствителен. Твое человеческое воспитание в итоге пагубно подействовало на демоническую суть, сделало тебя слабым. Я сразу заметил, как ты привязан к своим приятелям. И как очарован новым господином, этим смазливым глупым щенком. Твои приятели тебе всё еще дороги? Тогда я предлагаю тебе сделку — твоя жизнь в обмен на жизни тех, кого ты любишь... Да-да, не скрывай хотя бы от самого себя — ты научился этой глупости у людей!.. Если угодно, могу вдобавок к этой цене присовокупить жизни короля Стефана и той самоуверенной стервы, герцогини Эбер — так, ради милосердия. Право, как жаль, что мне пришлось казнить твоего драгоценного господина! Уверен, его жизнь на чаше весов не позволила бы тебе раздумывать.

— Заметь, — добавил Хорник великодушным тоном. — Я мог бы и не давать тебе выбор, ты и так всецело в моей власти. Но я не хочу снова портить пытками твое прекрасное тело. Я не хочу, чтобы ты терял попусту свою драгоценную силу. Я хочу, чтобы ты использовал свое колдовство для меня. Ты видишь, демон, я стал стар и дряхл! Время не пощадило меня. Разум укрепился в бесценных знаниях — но похоже, годы мои на исходе. Так обидно умереть, не успев воспользоваться накопленной мудростью!.. Но если ты не станешь капризничать и признаешь меня своим господином, ты сможешь исцелить меня от старости. Избавишь меня от оков времени — и я обрету бессмертие! Поверь, я сумею с толком распорядиться вечностью — даже нескольких столетий мне будет мало.

Годы на исходе?.. Иризар дернул уголком рта. Этот монах не знает, о чем просит!

— Согласен, — выдохнул демон.

Чтобы расслышать это сладостное, желанное слово, Хорник приблизил ухо к самым губам демона. Сияя безумной радостью, недоверчиво взглянул своими белесыми, водянистыми от старости глазами в яркие, переливающиеся стремительной радугой глаза пленника.

— Поклянись, Иризар! Поклянись своим именем! — велел аббат, потирая руки. — Поклянись, что отныне будешь служить мне до самой смерти! Обещай, что сделаешь мое тело молодым, как в годы юности! Как тогда, когда мы с тобой встретились впервые!

— До самой смерти? Клянусь, — спокойно ответил Иризар. — Через мгновение ты себя не узнаешь! Ты хочешь этого? Так дай руку и подойди ближе... Еще ближе!

Аббат придвинулся еще, вцепился в по-прежнему прикованные к подлокотникам руки демона, переплел с его свои жирные пальцы, сжал с надеждой на чудо. Иризар брезгливо скривился. Но так проще всего, и нужно спешить.

— Светлые Небеса! — восторженно прошептал аббат. Он воззрился на свои руки — вздутые вены, оплетавшие тыльную сторону ладоней, стали не видны под разгладившейся кожей, пропали старческие пятна, изъеденные грибком ногти заблестели, с пальцев исчезла узловатость, они выпрямились и налились силой настоящей молодости. — Светлые Небеса! Ты правда это умеешь!

Хорник метнулся к столу, схватил зеркало, уставился на собственное лицо — без морщин, яркие глаза сверкали, губы вновь налились вкусом юности. Он сдернул с головы капюшон... Но череп по прежнему покрывали редкие седые волосы. И зубы остались источенные, тронутые гнилью.

— Ты решил обмануть меня этим фокусом?! — Хорник разъяренно бросил зеркало на пол.

Иризар презрительно усмехнулся. Даже этот "фокус" дался ему нелегко, он поморщился от подкатившей к горлу тошноты. Отвратительно, что ему предстоит еще вынести...

— Разве за такой краткий миг я смогу стереть то, что сотворили с тобой сорок три года? — произнес демон. — Имей терпение, я же не всесилен! Если ты позволишь продолжить, я смогу вернуть молодость не только внешнюю, но и твоим дряхлым потрохам. Я смогу сплести наши души в одну, перелью в твое изношенное тело новые силы... Но учти — ты готов мне довериться полностью? Доверить свое тело, как доверяли мне Исвирт или Гилберт? Если нет — я буду бессилен тебе помочь.

— Доверять тебе? Доверять демону? — вскинул густые брови Хорник. — Зачем же я буду тебе доверять, если я могу просто приказать тебе повиноваться!

— Как скажешь, — повел плечами Иризар.

Хорник слишком хотел стать бессмертным. Он оседлал колени пленника, расстегнул ошейник, схватился руками за плечи, больно вцепившись пальцами.

— Еще ближе! — повторил свой приказ демон.

К сожалению, чары, заставившие аббата увериться в чудо вернувшейся молодости, не действовали на самого демона. Иризар по-прежнему видел Хорника в истинном обличии — и это усложняло его задачу. Он должен был справиться с собой, прежде чем прижался губами к дряблому рту монаха — заставив разжать челюсти, принялся с жадностью пить дыхание. Старик изумленно замычал, но не вырывался, уверенный в своей непроницаемой защите, с наивностью ожидая чуда, наоборот подался вперед. Его душа словно сама стремилась покинуть изношенное тело.

90
{"b":"558825","o":1}