ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Собирайтесь все вокруг меня! — кричал морэл. — Я буду говорить с вами устами этой рыбы. Вы все должны слушать, что я буду говорить.

Все уселись вокруг Содала, Грэн и Яттмур — с большой неохотой.

— Сейчас у меня два тела, — продолжал морэл, — я контролирую этого траверсера, его нервную систему. Он отправится только туда, куда прикажу я. Не бойтесь, с вами ничего не случится.

Есть нечто более пугающее, чем полет, — знания, полученные мною от этой Рыбы, которую несут, Содала Ие. Вы должны знать все, ибо это идет вразрез с моими планами.

Эти Содалы — жители моря. В то время, как все другие разумные существа являли собой изолированные друг от друга растения, Содалы, живя в морях и океанах, имели неограниченную свободу передвижения и общались с себе подобными. Они и сейчас могут беспрепятственно странствовать по Земле. Таким образом, они обретают, а не теряют — знания.

Они обнаружили, что мир скоро погибнет. Не сию минуту — через несколько поколений, но обязательно погибнет; и эти зеленые пальцы, поднимающиеся из леса в небо, — подтверждение того, что процесс уже начался.

В тех регионах, где по-настоящему жарко, но которые нам неизвестны, там, где растут огненные кусты и другие подобные им растения, эти пальцы уже побывали. В мозгу Содала есть эта информация.

Морэл замолчал.

Грэн знал, что в это время морэл еще глубже погружается в мозг Содала. Грэн вздрогнул; его всегда поражала тяга морэла к знаниям, и вместе с тем способ добывания этих знаний казался ему отвратительным.

Под ними проплывала, уходя назад, Земля Вечных Сумерек; тяжелые губы Содала зашевелились вновь, неся людям мысли морэла.

— Содалы не всегда понимают, какие знания они приобрели. Ах, какой план! Вы оцените его, когда услышите… Люди, существует огромная сила, которая называется регресс. Как же мне рассказать об этом, чтобы вы поняли все своими крохотными мозгами?!

Очень давно ваши далекие предки открыли, что Жизнь начинается и развивается почти из ничего — из амебы, которая служит воротами в жизнь, словно игольное ушко, за которым — аминокислоты и неорганические формы жизни. И они так же открыли, что этот неорганический мир развивается во всей своей сложности из атома.

Человек постиг разнообразие форм. Содалы также узнали, что развитие неразрывно связано с процессом, который человек назвал гниением. Что развитие раскручивается по спирали не только вверх, но и вниз.

Это существо, которым я управляю, знает, что сейчас мир раскручивается вниз. И все это он пытался донести до вас — менее разумных существ.

С первых дней существования этой Солнечной системы все формы жизни были слиты воедино, и, погибая, одна из них питала другую. Жизнь пришла на Землю из Космоса в кембрийский период. Развиваясь, жизнь приобрела формы животных, растений, рептилий, насекомых, — всего, что когда-то наполняло мир. Сейчас многое исчезло.

Почему же исчезли многие формы жизни? Потому что галактические потоки, которые определяют существование Солнца, сейчас разрушают его. Эти же потоки контролируют животную жизнь, и сейчас они сводят ее на нет. То же будет и с Землей. Природа деградирует. Все формы сливаются! Они всегда были взаимозависимы, — одна всегда жила за счет другой, — и теперь они объединяются еще раз. Являлись ли тамми людьми, или это были растения? А меховые? Это люди или растения? А другие существа, живущие в этой огромной теплице: траверсеры, уиллы, сталкеры, которые размножаются семенами, а мигрируют, как птицы, — куда их можно отнести?

Я спрашиваю себя: «Что я?»

Морэл вновь умолк. Слушатели переглянулись.

— Все мы по какой-то случайности были сметены в сторону и остались вне процесса регресса. Мы живем в мире, где каждое новое поколение все больше теряет присущие ему характерные черты. Жизнь стремится вернуться к началу — эмбриону. И тогда процесс будет полностью завершен. И тогда галактические потоки отнесут споры в другую вселенную так же, как они в свое время принесли Жизнь на Землю. Процесс уже начался: эти зеленые пальцы вытягивают жизнь из джунглей. При постоянно повышающейся температуре процесс этот ускорится.

Пока морэл говорил, его вторая половина, контролирующая траверсер, начала опускать его, и сейчас они плыли над густыми джунглями, над банианом, покрывающим весь освещенный континент. И, словно покрывало, всех сразу же окутало тепло.

Уже виднелись другие траверсеры, не спеша скользящие вверх и вниз по своим паутинам. Мягко, без рывков, траверсер, направляемый морэлом, опустился на Верхний Ярус.

Грэн тут же встал и помог подняться на ноги Яттмур.

— Ты — самый мудрый из всех существ, морэл, — сказал он. — Но я не испытываю грусти, покидая тебя, потому что вижу: теперь ты позаботишься о себе сам. В коту концов, ты — первый грибок, разгадавший загадку Вселенной. Мы с Яттмур будем помнить о тебе, живя в теплом Среднем Ярусе Вечного леса. Лили-йо, ты идешь со мной или так и будешь кататься на растениях?

Лили-йо, Харис и другие тоже вскочили и смотрели на Грэна со смешанным чувством враждебности и беззащитности, — чувством, так хорошо знакомым Грэну.

— Ты уходишь от своего друга и защитника — морэла? — спросила Лили-йо.

Грэн кивнул.

— Вы нашли друг друга. И теперь вы должны решить, как это когда-то сделал я: олицетворяет ли он собой добро или же зло. Я принял решение. Я забираю с собой Яттмур, Ларэна, женщин-араблеров и ухожу в лес. Я принадлежу ему.

Он щелкнул пальцами, и разрисованные женщины послушно поднялись.

— Грэн, ты остался таким же упрямым, — сказал Харис с раздражением в голосе. — Пойдем с нами в Истинный Мир — он лучше, чем джунгли. Ты же слышал, как морэл сказал, что джунгли обречены.

К своему огромному удовольствию, Грэн понял, что может использовать этот довод в свою пользу, то есть сделать то, что ранее ему было недоступно.

— Если то, что говорит морэл, — правда, Харис, тогда твой, другой мир, так же обречен, как и этот.

Раздался громкий голос морэла:

— Ты прав, человек. Но ты еще не знаешь моего плана. В мозговом центре траверсера я нашел информацию о других мирах, находящихся далеко отсюда, которым светит другое солнце. Траверсера можно заставить предпринять это путешествие. Я, Лили-йо и другие, — будем находиться внутри в безопасности, будем питаться его плотью, пока не достигнем новых миров. Мы просто последуем за зелеными пальцами, попадем в галактические потоки, и они отнесут нас на новое место. Ты просто обязан отправиться с нами.

— Я устал носить и не хочу, чтобы носили меня. Уходите. Я желаю вам удачи! Заполните целиком новый мир людьми и грибками.

— Ты же знаешь, что эта Земля сгорит в огне, глупец!

— Это сказал ты, о мудрый морэл! Но еще ты сказал, что этого не произойдет в течение многих поколений. Ларэн и его сын, и сын его сына будут жить в зелени и не станут вариться внутри у растения, совершающего путешествие в неизвестность. Пойдем, Яттмур. Эй вы, женщины, вы тоже идете со мной.

Яттмур отдала Ларэна Грэну, который посадил его на плечо. Харис шагнул вперед и вытащил нож.

— С тобой всегда было трудно, — сказал он. — Ты даже не знаешь, что творишь.

— Может быть, но зато я знаю, что делаете вы.

Не обращая внимания на нож, он начал осторожно спускаться с траверсера. Они спускались, держась за волоски до тех пор, пока не ступили на ветку баниана. Сердце Грэна наполнилось радостью, когда он взглянул на зеленую глубину леса.

— Ну, вот, — сказал он весело, — здесь будет наш дом. Опасность была моей колыбелью, но те знания, которые мы получили, защитят нас! Дай мне руку, Яттмур!

Все вместе, они спустились в листья. Они даже не оглянулись на траверсера, который медленно поднялся и поплыл от джунглей к зеленоватому небу, а оттуда — в бесконечную голубизну Космоса.

Сад времени

КНИГА ПЕРВАЯ

I. Постель из красного песчаника
127
{"b":"558829","o":1}