ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Овца проснулась, отбежала на длину верёвки, блея со страху, и теперь рвалась с привязи. Прежде чем все пятеро успели уйти, из задней комнаты выскочили двое мужчин, скорее всего встревоженных криком, и бессильно остановились около воющей женщины.

— Они нам ничего не сделают, — с облегчением сказал Фермор.

Это было очевидным. Эти двое были уже стариками, которых годы согнули пополам. Один уже вплотную приблизился к Долгому Путешествию, другой — страшно худой и лишённый одной руки в результате какой-то давней поножовщины — был лишь ненамного его моложе.

— Мы должны их убить, — заявил Вэнтедж. Одна половина его лица просияла. — Ив первую очередь эту кошмарную ведьму.

Услышав эти слова, женщина перестала подвывать.

— Пространства для ваших «я», — быстро сказала она. — Заразы для ваших глаз, попробуйте только нас тронуть, и проклятие, которое висит на нас, обрушится на вас…

— Пространства для твоего уха, дамочка, — невесело усмехнулся Маррапер. — Пошли, герои, нет смысла здесь задерживаться. Пошли поскорее, пока крики этой идиотки не привлекли сюда кого-нибудь более грозного.

Они вновь свернули в заросли. Три обитателя комнаты неподвижно следили за ними. Они могли представлять собой остатки какого-то племени Джунглей, однако более правдоподобным казалось то, что это были просто-напросто беглецы, с трудом обеспечивающие себе проживание в этом закутке. С этого момента путники все чаще находили следы других мутантов или отшельников. Часто заросли были вытоптаны, что вне сомнения облегчало путь, но напряжение, вызываемое постоянной необходимостью быть наготове, причиняло значительно больше неудобств. Однако они ни разу не подверглись нападению.

Следующий дополнительный переход между отсеками оказался закрытым. Стальные двери, идеально пригнанные к косяку, не удалось стронуть с места, несмотря на совместные усилия.

— Должен же существовать какой-то способ, чтобы открыть их, — гневно произнёс Роффери.

— Скажи монаху, пусть пороется в своей чёртовой книге, — посоветовал Вэнтедж. — Что касается меня, то я сажусь и приступаю к обеду.

Маррапер хотел сразу же идти дальше, но остальные присоединились к Вэнтеджу и молча принялись за еду.

— А что произойдёт, если мы окажемся в секции, все двери которой будут закрыты так же, как эти? — поинтересовался Комплейн.

— Это исключено, — важно заявил Маррапер. — В таком случае мы никогда не слышали бы о Носарях. Наверняка, есть путь — и не один — ведущий в те районы. Нам надо лишь перейти на другой этаж и поискать.

В конце концов, они отыскали проход в «Отсек 59», а потом поразительно быстро в «Отсек 58». Тем временем становилось поздно. Приближалась тёмная сон-явь и их снова охватила тревога.

— А вы заметили одну любопытную штуку? — неожиданно спросил Комплейн.

В эту минуту он вёл группу, залитый собственным потом и соком водорослей.

— Вид водорослей изменяется.

Это была правда. Гибкие молодые стебли делались мясистыми и не такими прочными. Стало меньше листьев, зато все чаще встречались воскоподобные зеленоватые цветы. Изменилась и почва у них под ногами. Обычно она была слежавшейся и плотной, пронизанной густой сетью корней, впитывающих каждую каплю влаги, теперь же она сделалась мягкой и при каждом шаге из неё выступала влага, а сами растения потемнели.

Чем дальше они продвигались, тем более заметными делались перемены, и вскоре они уже брели по болоту. Они миновали заросли гигантских помидоров, потом какие-то кусты с плодами, которые они так и не смогли опознать. Среди явно слабеющих водорослей все чаще попадались новые виды растений. Эти неожиданные изменения насторожили их. Несмотря на это, в страхе перед наступающей темнотой Маррапер объявил привал. Он протиснулся в боковое помещение, дверь в которое некогда была уже выломана.

Комната была наполнена рулонами плотной материи с очень сложным узором. Свет фонарика Фермора выявил неисчислимое количество моли, с трудом поднимавшейся от материала. Узоры сразу же исчезли, зато проступило огромное число глубоко проеденных дыр. Моль кружила по помещению, вылетая в коридор; люди ощущали себя так, словно оказались в центре песчаной бури.

При виде огромного насекомого, летевшего прямо ему в лицо, Комплейн уклонился. На какое-то мгновение он испытал странное ощущение, которое ему пришлось ещё испытать и припомнить позднее; хотя моль пролетела где-то мимо уха, у него осталось такое впечатление, что она упала ему прямо в голову.

Разумеется, это была галлюцинация, но он чувствовал, что насекомое странным образом заполняет его мозг. Это ощущение исчезло так же внезапно, как и появилось.

— Судя по всему, заснуть здесь не удастся, — сказал он с неудовольствием.

Он повёл товарищей дальше. Следующие открытые двери, которые им удалось найти, вели в помещение, идеально приспособленное для разбивки лагеря. Тут раньше была какая-то мастерская, обширная комната, заполненная верстаками, токарными станками и прочими, не имевшими с их точки зрения смысла, предметами. Из крана, который не позволял себя завернуть, сочилась тоненькая струйка воды. Она тихо стекала в раковину, а оттуда в находящуюся где-то под полом огромную ёмкость для сбора отходов. Уставшие, они вымылись, напились и перекусили своими запасами.

Когда они покончили с ужином, упала тьма, настоящая ночь, наступавшая каждую четвёртую сон-явь. Никто не потребовал молитвы, священник тоже не предложил её.

Он был утомлён точно так же, как и остальные, и занят теми же мыслями. Они преодолели всего три отсека, и от рулевой их отделял ещё изрядный отрезок пути. В первый раз Маррапер осознал, что несмотря на указанные в планах размеры, он даже приблизительно не мог оценить истинные масштабы корабля.

Драгоценные часы были вручены Комплейну, который, в свою очередь, должен был разбудить Фермора, когда стрелка опишет полный круг. Охотник с завистью наблюдал, как остальные растянулись под столами и почти мгновенно погрузились в сон. Какое-то время он расхаживал по комнате, потом усталость заставила принять сидячее положение. Инстинктивно он отыскивал ответы на тысячи беспокоивших его вопросов, но через какое-то время и это утомило его. Он сидел, прислонившись к столу и глядя на закрытые двери.

Сквозь круглое матовое окошко просачивался слабый свет контрольных ламп из коридора. Круг этот делался все больше и больше, раскачивался и расплывался, и, наконец, Комплейн закрыл глаза.

Он проснулся от внезапного ощущения тревога. Дверь была открыта. В коридоре, почти полностью лишённом света, быстро гибли водоросли. Верхушки их обламывались и жались друг к другу, словно продрогшие старики под одним одеялом. Эрна Роффери в комнате не было.

Комплейн встал, вытащил парализатор и, прислушиваясь, подошёл к двери. Было малоправдоподобно, чтобы кто-то мог похитить Эрна. Не обошлось бы без возни, которая наверняка разбудила бы всех. Из этого вытекало, что Роффери покинул помещение по собственной воле.

Но зачем? Может быть, он услышал что-нибудь в коридоре?

Конечно же, издалека доносился какой-то звук, напоминающий бульканье воды. Чем дольше Комплейн прислушивался к нему, тем звук казался ему сильнее. Он быстро оглянулся на троих спящих и отправился искать его источник. Этот достаточно рискованный шаг показался ему более верным, чем если бы он разбудил священника и признался ему, что дремал во время дежурства.

В коридоре он осторожно включил фонарик и сразу же обнаружил следы Роффери, чётко отпечатавшиеся в грязи. Они вели в сторону ещё неисследованной части этажа. Сейчас идти было легче, так как водоросли скопились по центру коридора, а вдоль стен было пусто. Комплейн двигался осторожно, не зажигая без нужды света, с парализатором наготове. На пересечении коридоров он задержался на мгновение, а потом решительно двинулся туда, откуда доносился звук текущей воды.

Водоросли исчезли, появился начисто вылизанный водой пол. Комплейн почувствовал, что она омывает его ноги, и пошёл ещё осторожнее, стараясь ступать без плеска. Это было нечто совершенно новое. Впереди по коридору показались отблески света. Когда он приблизился, оказалось, что свет горит в огромном помещении, отделённом от коридора двойными стеклянными дверями. Он подошёл к ним и остановился, вглядываясь в чётко выведенную надпись: «Плавательный бассейн». Потом повторил это выражение, совершенно не понимая его смысла. Прямо за дверным проёмом начиналась лестница, полого поднимающаяся к ряду колонн, расположенных выше. За одной из них стоял человек.

17
{"b":"558829","o":1}