ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Наш высокоученый, пусть и близорукий, коллега из Стокгольма предложил обратиться за поддержкой к правительствам. Хотя мы и ценим руку помощи, мы уже достаточно пожили на свете и знаем, что кое-какие руки правильнее бы назвать тисками. Вы, дорогой мой Баррин, несомненно поймете, что нам меньше всего хотелось попасть под указку правительства, которое практически наверняка превратит наш мирный конгломерат жилых башен в некий военный аванпост.

В ряде случаев преобладают политические мотивы, не имеющие с нами ничего общего. Порой… взять, к примеру, индонезийские университеты… так вот, порой вузы входят в наш союз по каким-то запутанным причинам, но всегда в личных интересах, изрядно пострадав от всяческих геологических катаклизмов вроде землетрясений вдоль линий тектонических разломов и последующих цунами. Кстати, по возвращении на Марс вы, возможно, сочтете полезным лишний раз подчеркнуть, что Красная планета не страдает от тектонических разломов. Да и цунами, мягко говоря, маловероятны.

Тиббет улыбнулся, хотя аудитория не нашла его шутку очень уж изящной.

— Задействуйте все рычаги, какие только сможете. К примеру, сообщение о том, что мы живем в двойной звездной системе, заставило широкую общественность по-новому взглянуть на наш космический статус. Если на то пошло, изменило наш умвельт [10].

Вместе с тем вы должны по-прежнему подчеркивать бытовые и прочие трудности Фарсиды, в особенности тот факт, что колония и впредь будет целиком и полностью зависеть от научной, финансовой и иной поддержки, которой обеспечивают СУ. Далее, при всякой возможности напирайте на свое желание стать полностью автономными — пропагандируйте… ну, не знаю… скажем, стратегии переработки содержимого ночных горшков для удобрения картофельных грядок и прочее. Это нужно для того, чтобы консорциум СУ не вбил себе в голову, будто помощь придется оказывать бесконечно.

Не забывайте, что и башни порой высылают экспедиции на разведку марсианских пустынь в надежде отыскать следы былой жизни.

Пока Баррин брал себя в руки, все выжидательно молчали.

— А как вы предлагаете поступить с религией, буде возникнет такой вопрос? — донеслось наконец с его инвалидного кресла. Баррин по всем статьям выглядел больным, совершенно неспособным перенести хотя бы полет на Луну, не говоря уже про Марс.

Терьер взял паузу, чтобы высморкаться, а может, и потянуть с ответом.

Задержкой не преминул воспользоваться кто-то из местных шутников:

— Не удвоят ли налоги, раз у нас теперь двойная звездная система?

Не обращая внимания на смешки, в обсуждение вступила и Серая Волчица.

— Коль скоро никто не счел нужным высказаться по поводу поиска следов ранней жизни на Марсе, я рассматриваю это как свидетельство всеобщего недоверия к самой теме. С другой стороны, еще в начале двадцатого века профессор Лоуэлл пропагандировал свою гипотезу, которую с характерной для себя эксцентричностью назвал «Марс как вместилище жизни». Какой-то период эта идея была довольно популярна и даже модна. «Марсиане» стали предметом серьезных дискуссий. Затем к делу подключились комиксы, и сама концепция зеленых человечков превратилась в мишень для острот на протяжении нескольких десятилетий.

— А уж сейчас тем более, — буркнул Баррин.

— О да, — кивнула Серая Волчица. — Хотя жизнь как таковая — вещь нешуточная.

Эстафету принял Терьер:

— Возвращаясь к вашему вопросу, уважаемый Баррин… Вера в то, что жизнь существует где-то еще, сродни религии. Ведь в подавляющем числе случаев религия прямо-таки постулирует эту самую «жизнь в иных пределах». Очевидно, религиозные верования вновь проявятся и на Марсе, в компании с прочими метафизическими ребусами. Разумеется, мы в СУ знаем, что все колонисты являются атеистами или по меньшей мере агностиками. Не будем забывать, что про обязательность атеизма черным по белому сказано в нашей хартии.

Вот вам одна из причин, отчего мы — увы! — не могли дать мусульманам доступ к Марсу. Впрочем, не могу сказать, что нашлось много мусульманских университетов, пожелавших бы оказать нам содействие. Не спорю, есть кое-какие исламские сообщества, скажем, Малайзия, которых мы были бы рады видеть в своих рядах. Или, к примеру, мусульманские диссиденты и сепаратисты в китайском… как там бишь его?.. Урумчи.

— В таком случае, господин президент, как вы предлагаете отбиваться, если нас обвинят в дискриминации значительной доли земного населения? — поинтересовался Баррин.

— Они сами себя дискриминировали…

И здесь, на незавершенной сентенции Терьера, запись обрывалась.

* * *

Сидя за чашкой кофе после совещания, Серая Волчица вновь услышала вопрос про религию. На сей раз он был задан непосредственно ей. Улыбнувшись, она принялась загибать пальцы:

— Во-первых, человечество в своем подавляющем большинстве напрочь отказывается сунуть туда нос. Люди боятся как перелета, так и собственно Марса. Вдруг обнаружится, что планета уже кем-то заселена? — Второй палец. — Вдруг окажется, что, напротив, там вообще жить невозможно и надо возвращаться? — Третий палец. — Как бы то ни было, хартия СУ категорически запрещает иметь религию на Марсе. Я еще в секретаршах ходила, когда писали нашу хартию, и, помнится, совет сильно беспокоился, как бы не возникла новая вера, которая того и гляди приживется, укоренится да и станет причиной раздоров похлеще былых религиозных войн.

Разволновавшись, она позабыла о своих пальцах.

Заговорил кто-то из сотрудников архива:

— Боюсь, вы так и не ответили на вопрос о том, что из колонизации была исключена существенная доля человечества. В конце концов, сторонников прогресса можно встретить где угодно. Многие были бы счастливы к нам присоединиться.

— Вот вам и придется объяснить им, до чего ограничены кое-какие ресурсы нашей марсианской базы.

Одна из представительниц поискового отдела не сдержала улыбки:

— Вы про санитарные удобства? Помилуйте, тысячи мусульман вполне себе живут без туалетов. Так же как и африканцы. И…

— Прекратите. Да, у нас были на первых порах кое-какие неурядицы из-за нехватки воды. Но эту проблему решили в традиционном китайском духе, путем утилизации содержимого ночных горшков и тому подобное. И впредь я просила бы вас не замыкаться на второстепенном. Главное, не забывайте о чудовищных последствиях глобальных войн и тех гражданских волнений, которые наблюдаются повсеместно. Подавление инакомыслия, массовый дефицит, расизм, межплеменная вражда, дискриминация по половому признаку, хищнические разграбления, ну и, конечно же, калейдоскоп религий — все это превратило существование большинства землян в подлинный ад.

— Старая, давно известная проблема легких и пенисов, — заметил кто-то из мужчин.

Серая Волчица не дала сбить себя со следа.

— Подобные вопросы интересуют лишь помытых, причесанных, припудренных и прожженных политиканов. Если желаете оказать помощь, пойдите и уговорите их делать взносы. Только не вздумайте вымаливать или, наоборот, бахвалиться. Да, и поинтересуйтесь, как у них идут дела с разработкой ускоренной доставки грузов на Фарсиду.

Вместо прощального рукопожатия Серая Волчица прижалась впалой щекой к колючим бакенбардам Терьера.

* * *

Обитатели башен занимались физкультурой. Особой популярностью пользовался теннис. Впрочем, спорт не так уж много давал пищи для головного мозга. С другой стороны, у многих на уме была некая тайна. Можно сказать, даже одержимость. Присвоить ей конкретное название довольно сложно, но то, что она имела место, — факт несомненный.

Как выразился кто-то, «Жизнь все равно что невидимый слон в твоей комнате».

Эта загадка прочно угнездилась в головах людей.

Вот, допустим, человек. Спустилась ночь, и он сидит у костерка где-то в лесу. Уже осень, с каждым днем становится прохладнее. Рядом лежит его самка; не то чтобы спит, но, во всяком случае, ничего не говорит, даже не шевелится. У этого человека есть полуволк, полусобака; тварь сидит на веревке, беспокойно поводя ушами.

вернуться

10

Умвельт ( нем.Umwelt: «окружающая среда») — понятие науки этологии, окружающий мир в восприятии конкретным организмом.

178
{"b":"558829","o":1}