ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Для Синворета и его сопровождения субъективное время путешествия составляло всего четыре месяца. По крайней мере половину этого времени они проводили в креслах космических портов, рассеянных по Вселенной, ожидая кораблей. Даже с первоочередным билетом путешествие имело пять этапов.

В конце четвертого прыжка Синворет приземлился на планете под названием Аппелобетнис III. Ему повезло: план предусматривал два дня ожидания корабля Государственных Линий, который должен был доставить его на землю через Кастакору, но неожиданно стало известно о грузовике, летящем до Партассы через Сатурн.

Синворет вызвал капитана грузового и быстро договорился с ним.

- Разумеется, я смогу высадить вас на Земле и забрать на обратном пути с Сатурна, - сказал капитан. Это было волосатое существо, ростом с нула, но формой напоминающее креветку.

- Поскольку во время прыжка между системами мы будем в обычном пространстве, ваше пребывание на Земле продлится восемь или десять дней. А потом я заберу вас обратно на Партассу.

- Отлично, - воскликнул Синворет.

- Вы сядете на Гебораа сегодня вечером, а покинем мы Аппелобетнис III завтра в десять.

Прежде чем сообщить своей свите об изменении планов, Синворет отправился на прогулку по порту.

Его беспокоило чувство облегчения, охватившее его после обеспечения себе возвращения домой еще до прибытия к цели путешествия. Хоть он и объяснял себе, что девяти дней хватит, чтобы доказать или опровергнуть обвинения против Пар-Хаворлема, но все же не мог забыть, что совсем недавно обещал себе остаться там как можно дольше.

- Старею, - буркнул он. - Тоскую по дому.

Успокоившись, Синворет отправился в отель, просто изменив направление, как локомотив, а не повернувшись, как человек. Когда он подошел к ограждению порта, его окликнул какой-то нул снаружи. Синворет изогнул глазной стебель и увидел, что оборванная фигура отделяется от толпы прохожих и подходит к ограждению, явно заинтригованная мундиром Синворета. Подписывающий остановился.

- Вы похожи на цивилизованного нула, - сказал оборванец из-за забора. - Ставлю десять против одного, что через несколько часов вас уже не будет на этой проклятой планете. Дипломатическая служба, верно? Я тоже когда-то служил, но колесо фортуны повернулось, и я гнию на этой болотистой планете.

- Безработный? - Синворет задал вопрос осторожно, не желая выслушивать историю неудавшейся жизни.

- Не по своей воле, господин. И не моя вина, что я вынужден обманывать, чтобы достать бьяксис и выбраться с этой дыры. Умоляю, дайте мне десять десяток.

Синворет умел быть щедрым, если подарок гарантировал исчезновение нахала.

- Пожалуйста, - сказал он, подавая несколько монет. - Но почему ты просишь десять десяток, а не целую сотню.

Оборванец поднял руки в некой улыбке.

- Я игрок, господин, играю, чтобы раздобыть деньги на билет домой. Десять десяток - это цена одного билета местной лотереи - и именно эту сумму я прошу! Выигрыш составляет почти столько, сколько нужно на дорогу до Патрассы, а шанс на выигрыш - один из девяносто шести миллионов.

- Я бы не поставил десять десяток на такой маленький шанс, - заметил Синворет.

- Девяносто шесть миллионов - мое счастливое число, - ответил оборванец, шевельнув гребнем, и исчез в толпе.

Качая головой над глупостью нула, Синворет вернулся в отель сообщить свите о новом времени отъезда. Двадцать часов спустя они были уже на пути к Земле.

А на Земле заинтересованные стороны как раз закончили подготовку к их приему.

Вооруженная оппозиция Риварса действовала так хитро и решительно, что начало работ на новом Городе в Истбоне задержалось на несколько недель, пока пехота маршала Терекоми (удерживаемая приказом по мере возможности избегать кровопролития) наводила порядок. Начал возникать новый Город скромных размеров, рассчитанный так, что даже самый подозрительный инспектор ничего не смог бы сказать против него.

Потом начались неприятности с группами туземцев, работающих на строительстве. Политика "задержек" продолжалась три дня, пока не выбрали двадцать двуногих и публично не ликвидировали их стереосонусом. Работа продолжалась, и наконец строительство закончилось. Первый шаг к обману Синворета был сделан.

Оставив сильный резерв в старом Городе, скрытом за негавизийными экранами, Пар-Хаворлем смог довести численность населения до границ официально установленного минимума.

Терекоми энергично реализовал свой не менее трудный план, который ему удавалось по-прежнему держать в секрете от своего начальника. Главный артиллерист Ибовиттер прибыл, чтобы сообщить о выполнении своей части плана. С важным лицом вошел он в Комиссариат Полиции, постукивая картой побоку.

Он показал Терекоми карту с двумя заштрихованными районами.

- Мы полагаем, что именно здесь сконцентрированы главные силы мятежников Риварса, господин, - сказал он. - Я лично проследил, чтобы здесь разместили пять тысяч старьян мужского и женскою рода, - как известно, у двуногих только два пола. Они находятся на территории с хорошими условиями для защиты и нападения. Терекоми внезапно помрачнел. До него дошло, что желание понравиться Пар-Хаворлему поставило его в неловкое положение: сообщив начальнику о совершенном, он мог навлечь на себя его гнв вместо благодарности.

- Как ты забрал их со Старьи? Уверен, что никто ничего не заметил?

- Абсолютно, Господин. Я взял три корабля, мы приняли, той же нлчью и забрали взрослых жителей города на холме. Их списали, и все прошло безо всяких помех. Я считаю это своей самой удачной операцией.

Терскоми презрительно покачал гребнем.

- Нужно было привезти сюда одного из этих двуногих, чтобы я мог его осмотреть. Насколько они похожи на земных ДВУНОГИХ?

- Разница почти не заметна. У них рудиментарные хвосты, перепонки на ногах - океаническое происхождение, господин, и мелкие модификации половых органов - не о чем беспокоиться. У вас есть еще вопросы?

С ханжеской смесью презрения и угодливости Терекоми позволил внутренней части своего гребня позеленеть.

- Ты знаешь, зачем мы держим здесь эти дьявольские создания, Ибовиттер. Чтобы приготовить хорошее представление для приезжего инспектора и убедить его, что землян нужно держать сильной рукой. Почему ты решил, что они и земляне будут сражаться?

Артиллерист поднял руку в жесте тонкой иронии. Он был образованным нулом и много читал об истории обоих видов, которые так успешно уничтожал.

- Ответ, господин, как и большинство ответов, можно найти в прошлом. Группа двуногих будет сражаться с любой другой группой двуногих, руководствуясь законом, который называется Выживанием Сильнейшего.

- Это все, Ибовиттер. Твои заслуги будут вознаграждены. Я умею ценить преданность.

Слегка обиженный Ибовиттер вышел из комнаты, прошел по коридору, спустился на лифте и повернулся к двери Комиссариата. Прежде чем он до них дошел, трое крепких нулов схватили его и, несмотря на протесты, заперли в подземной камере. На следующий день было сообщено о его трагической гибели в дорожном происшествии.

Сразу после разговора с Ибовиттсром Терекоми пошел к Пар-Хаворлему, чтобы представить ему план относительно старьян.

Пар-Хаворлем принял его слова с умеренным энтузиазмом. Он был весьма доволен собой и не мог дождаться приезда Синворета, наслаждаясь артистизмом, с которым подготовился к обману этого нула. В действительности Пар-Хаворлем был хитрым админисгратором, пошедшим по кривой дорожке. Желание и возможность управлять легко сменяются стремлением к манипуляциям. Дергание за веревочки доставляло Пар-Хаворлему удовольствие, а использование своих жертв являлось побочным продуктом этого удовольствия.

- Ты рисковал, забирая старьян с их родной планеты, серьезно сказал он. - История последнего миллиона лет говорит об опасности предоставления двум расам хотя бы малейшей возможности к объединению. Есть жестокие правила, которые должны предотвратить такую возможность. Если твой гениальный ход когда-нибудь станет известен кому-то неподходящему например, Синворету - сомневаюсь, что даже твои купленные дружки с Кастакоры сумеют нам помочь.

216
{"b":"558829","o":1}