ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Вы должны со мной пойти. Пожалуйста, это очень важно.

Оба с удивлением отметили нотки мольбы в голосе Тоулера. Мясник пожал плечами, потом вытер руки о фартук.

- Дайте мне две минуты, - сказал он.

Он захлопнул ставень и закрыл магазин. Затем вышел в заднюю комнату, надел скафандр и выпустил Тоулера через черный ход. Тоулер облегченно вздохнул, в своей квартире он мог оказать сопротивление этому человеку. В критический момент у него будет с собой нож, а у мясника - нет. Однако то, как этот человек выполнил его просьбу, разоружило Тоулера.

- В чем дело? - повторил свой вопрос мясник, когда они вошли в дом, где жил Тоулер. - Вы не верите, что пакет пришел от Риварса?

- Посмотрите сами, - ответил Тоулер, проводя его в кухню. Сверток лежал на столе, мясник медленно подошел и развернул его. С большого пальца ступни торчали черные волосы.

Мясник молча, с каменным лицом смотрел на нее. Тоулер подошел ближе. Пальцы казались слишком длинными, а между ними была сероватая перепонка. Мясник взял ступню в руки, поднял и раздвинул пальцы. Они соединялись прочными кожистыми перепонками, напоминая веер, а когда он их отпустил, вновь сошлись, а перепонки свернулись так, что их почти не стало видно.

- Что это? - спросил Тоулер, с трудом выговаривая слова. Голова его была пуста.

- Это ступня старьянина, - ответил мясник.

- Не человека! - Тоулер внезапно все понял.

Ступня принадлежала представителю ластоногой расы, несколько тысяч которых Маршал Терекоми привез на Землю для борьбы с Риварсом. Несомненно, кровавое доказательство было получено во время утренней битвы и как можно быстрее прислано Тоулеру. Риварс сдержал свое обещание. Это было неопровержимое доказательство того, что правительство Земли превышает свои полномочия. Переданное в нужные руки, оно приведет к снятию Пар-Хаворлема за нарушение партассианско.го галактического закона, по которому пребывание одной покоренной расы на планете другой строго запрещалось.

К счастью, Синворет служил на планете Старья и, когда увидит эту ступню, поймет, откуда она. Справедливость восторжествует.

Тоулер подумал, что Риварс хорошо все спланировал - теперь ответственность ложилась на переводчика.

- Забавно, что вы впали в такую панику, увидев эту ступню, - заметил мясник. - Ваше поведение угрожает всей операции. Никак не пойму, почему вы сразу прибежали ко мне.

Мясник был низким, плотным мужчиной с жирными седыми волосами и близорукими, нб быстрыми глазами. Сейчас в его поведении было больше любопытства, нежели порицания. Он смотрел на Тоулера, и тот беспомощно шевельнулся.

- Я считал, что Риварс обманул меня, - сказал Тоулер почти шепотом.

- Вас или нас? Послушайте, я полез в это дело не ради славы, а ради того, что можно получить. Я не так глуп, как выгляжу. Больше всего меня интересуют старые книги, которые мне доставляют из городов, - можно сказать, что это мое хобби. Понимаете, в старых земных городах все еще есть древние книги, и я читаю о людях и о том, что творится в их головах. Знаете, о чем я думаю?

Слегка смущенный Тоулер ответил, что нет.

- Я думаю, что по какой-то причине, о которой, возможно, и сами вы знаете, вы хотели, чтобы Риварс ошибся.

- Ерунда, полная ерунда! - запротестовал Тоулер.

Мясник только улыбнулся.

- Вы же не осмотрели эту ступню внимательно, верно? Что-то в вашем подсознании хотело, чтоб я был свидетелем ошибки Риварса.

- Я нуждался в вашей помощи.

- А теперь вы ищете оправдания.

Тоулер вдруг разозлился, он чувствовал себя оскорбленным любопытством этого хлыща, которого презирал. Он закричал и схватил его за плечо, но мясник вырвался.

- Успокойтесь-ка, - посоветовал он. - Я вам не враг, Тоулер. Подумайте над тем, что я сказал, и сделайте, что требуется с этой штукой. И советую вам поторопиться, пока Пар-Хаворлем не добрался до вас. А я ухожу.

И снова один, почти вопреки своей воле. Тоулер погрузился в раздумье. Хоть и неохотно, он вынужден был признать, что вел себя неправильно и даже иррационально. Но если даже так, то что? Кто мог выдержать это постоянное напряжение?

Он устало поднялся - только бы все поскорее закончилось. Завтра весь день не будет возможности поговорить с Синворетом. Быстрые действия сейчас могут избавить его от больших неприятностей в будущем.

Тоулер быстро упаковал ступню и спрятал в самый низ холодильника. Он решил поговорить с Синворетом еще сегодня, пока не слишком поздно. Если он скажет, что дело очень важное, едва ли Синворет со своими ассистентами откажется прийти взглянуть на экспонат. А потом он займется поисками Элизабет.

Закрыв клапан шлема, Тоулер поспешил обратно ко дворцу, показал пропуск и вошел. Пролетев суперлифтом сквозь здание, он оказался у апартаментов Подписывающего.

Дверь открылась, едва он к ней приблизился, и появился Губернатор Пар-Хаворлем с торчащим гребнем.

- Если ищете Подписывающего, - сказал он, - должен сказать, что здесь его уже нет. Пойдем со мной, Тоулер. Произошло нечто такое, о чем я должен с тобой поговорить.

Подписывающий Синворет вызвал Гэзера Ройфуллери и секретаря. Они появились, приглаживая в знак уважения гребни.

- Похоже, завтра у нас не будет возможности свободно поговорить, - сказал Синворет. - Поэтому давайте уже сейчас суммируем наши впечатления от того, что мы видели. Прошла половина нашего визита на Землю, так что обсудим доказательства, которые удалось собрать. Секретарь, ведите протокол.

Ройфуллери и секретарь сели.

- Что бы вы хотели обсудить вначале? - спросил, Ройфуллери.

- Начнем с нашего переводчика. Думаю, ты согласишься, что здесь что-то нечисто.

- Хотел бы, но, к сожалению, не могу. То, что ему нечего сказать, значит мало, а может, и вообще ничего.

- Вот как? А я считаю, что переводчик куплен. Или запуган.

- Честно говоря, думаю, что переводчик просто глуп, сказал Ройфуллери. - Он не может даже отвечать на вопросы. Даже удивительно великодушное предложение территории на Старье не произвело на него никакого впечатления.

- Это могла быть реакция, продиктованная осмотрительностью. Ты, Ройфуллери, не знаешь двуногих так, как я. По-моему, он подкуплен Пар-Хаворлемом.

- У меня есть два возражения, - ответил нул из ДПК. - Вопервых, если бы этот Тоулер был действительно пешкой Пар-Хаворелма, то Губернатор достаточно умен, чтобы выбрать актера получше. Во-вторых, - и этот аргумент не так уж обоснован, как кажется - вы явились сюда, чтобы найти нарушения, и поэтому находите доказательства, которых нет.

- Меня интересует только правда... Впрочем, может, ты и прав, Ройфуллери. Когда нул говорит, что хочет только правды, это обычно правда-подтверждение.

- Я уверен, что прав. Впрочем, я готов принять за чистую монету заявление Тоулера, что он не мог нормально переводить в Ашкаре, потому что боялся. Признаться, я тоже был обеспокоен.

Синворет поднял руку и вздохнул.

- Теперь ты ищешь доказательства там, где их нет. Ты чрезвычайно впечатлителен, Ройфуллери.

- Нет, это вы чрезвычайно впечатлительны. На Земле я пока не заметил ничего, кроме необходимости более решительного обращения с местным населением.

Никто их них не чувствовал себя обиженным этими замечаниями. Правила официального ведения разговора, которых"они никогда не нарушали по своей воле, позволяли откровенно высказывать свое мнение и вместе с тем не таить обиды.

Синворет встал, зажег конусообразный сульфет и принялся расхаживать по комнате, рассуждая вслух.

- Мы уходим в сторону. Рассмотрим этот вопрос с исторической точки рения. Расы, покоренные военной силой или с помощью договоров, обычно не дарят симпатией чужеземных владык. Свою собственную тиранию они приняли бы, даже не замечая, но когда ее навязывают чужаки - они считают себя угнетенными.

Теоретически это ощущение несправедливости должно расти, когда чужеземцы отличаются от них формой, размерами и строением. На практике же оно уменьшается. Философы с Партассы объясняют это, утверждая, что в этих условиях не происходит явления подсознательной сексуальной ревности между победителями и побежденными. Как бы то ни было, на этом интересном факте построена Империя.

230
{"b":"558829","o":1}