ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Но одну вещь мы все-таки более или менее знаем, — вмешалась Вайанн. — Расскажи Рою о реестре Носа, советник.

— Именно об этом я и собираюсь говорить, — раздражённо ответил Трегонин. — Прежде чем мы, то есть Совет Пяти, пришли к власти над Носом, нами управляли люди, которые называли себя губернаторами. Благодаря им Носари за очень короткое время превратились из крохотного племени в могучий народ. Эти губернаторы имели обычай передавать друг другу Реестр или же, как они ещё его называли, Завещание, и именно этот Реестр-завещание я получил от последнего губернатора перед его смертью. Это всего-навсего перечень имён предыдущих губернаторов, но под именем первого приписано, — он закрыл глаза и, словно дирижируя своей тонкой рукой, по памяти прочитал: — «Я — четвёртый капитан корабля в его пути на родину. Поскольку этот титул звучит в данное время смешно, я предпочитаю называть себя губернатором, хотя это и не особенно соответствует положению вещей…»

Советник открыл глаза.

— Теперь тебе ясно, — произнёс он, — что хотя имена троих его предшественников и исчезли, на основе Реестра мы знаем, сколько поколений сменилось на корабле с момента его старта в направлении Земли — двадцать три.

— Это очень долгий период, — выдавил Маррапер, который уже довольно долго хранил молчание. — И когда мы достигнем Земли?

— Вопрос этот уже задал твой спутник, — ответил Трегонин. — Я могу сказать лишь, как долго длится наше путешествие, но никто понятия не имеет, сколько ему ещё длиться и когда оно кончится. Прежде чем появился первый губернатор, произошла какая-то катастрофа, или же что-то похожее, и с той поры корабль движется в космосе сам по себе, неуправляемый, и, если можно так выразиться, без малейшей надежды.

Весь сон, несмотря на усталость, Комплейну не удавалось уснуть. В его голове кружили, наполняя ужасом, странные образы, он мучился от невозможных догадок. Множество раз он вспоминал и анализировал каждую деталь из рассказов советника, стремясь хоть как-то успокоиться. И без того все было до невозможности угнетающим, но из всего множества фактов один незначительный, не замеченный никем во время их визита в библиотеку, не давал ему покоя и возвращался, как упрямая зубная боль. До этого он казался чем-то незначительным, и Комплейн, единственный, кто заметил его, не произнёс ни слова. Теперь же значение этой детали усиливалось настолько, что приглушало даже мысли о звёздах.

Пока Трегонин продолжал свою лекцию, Комплейн не отводил глаз от потолка. Из-за расположенной там решётки насторожённо, словно она все слышала и понимала, выглядывала небольшая крыса.

III

— Нет места твоему «я», Рой! — Маррапер разозлился. — Перестань вмешиваться в дела Носарей. Я знаю, это работа девицы. Попомни мои слова, она тебя использует! Ты так увлечён разгадыванием пикантных тайн, которые скрыты у неё под юбкой, что уже не отличаешь дерева от водорослей. Не забудь, мы пришли сюда, имея перед собой собственную цель.

Комплейн покачал головой. Утром следующей яви он одиноко сидел за завтраком в обществе одного лишь священника. Столовая была полна офицеров, но ни Вайанн, ни Скойта ещё не было. Маррапер вновь обратился к своей излюбленной теме о необходимости захвата власти им самим.

— Ты неактуален, Маррапер, — коротко ответил Комплейн. — и прошу тебя, не вмешивай в эти дела инспектора Вайанн. Носари борются за гораздо более серьёзные цели, нежели идиотский захват власти. Ну а кроме того, какая тебе польза, если ты перебьёшь кучу их, чем это тебе и кораблю поможет?

— К черту корабль! Послушай, Рой, поверь своему старому духовнику, который никогда не подводил тебя. Эти люди используют тебя для своих целей, а значит, здравый рассудок подсказывает нам поступить с ними так же. Не забывай, что Наука рекомендует думать только о себе, что является лучшим средством избавления от внутренних конфликтов.

— Кое-что ты забыл, — сказал Комплейн. — Литании кончаются словами: «…и довести корабль до порта». Это одна из основных догм Науки. Ты всегда был на удивление плохим священником, Маррапер!

Разговор прервало появление Вайанн, выглядевшей как никогда свежо и привлекательно. Она сообщила, что уже успела перекусить. Маррапер буркнул в качестве извинения что-то пренебрежительное и гордо удалился. Что-то в позе девушки подсказало Комплейну, что она довольна уходом священника. Его это тоже вполне устраивало.

— Фермора уже допрашивали? — поинтересовался он.

— Нет, просто один из членов Совета Пяти, Зак Дейт, сходил на него посмотреть — вот и все. Роджер, то есть магистр Скойт, допросит его позднее, а сейчас он занят другими, более срочными, делами.

Комплейн не спрашивал, что это были за дела. Её близость настолько ошеломила его, что он с трудом мог говорить. Больше всего ему хотелось сообщить, что у неё на удивление красиво уложены волосы. Но вместо этого он усилием воли заставил себя спросить, чем ему следует сейчас заняться.

— Для начала отдохни, — с оживлением заговорила она. — Я для того и пришла, чтобы показать тебе Нос.

Экскурсия оказалась интересной. Как и в Кабинах, большая часть помещений была пуста, и они стояли открытыми. Вайанн пояснила, что содержимое их было оставлено на планете Проциона, Новой Земле. Другие помещения были превращены в фермы со значительно большим размахом, чем в Кабинах. Большинство животных Комплейн никогда не видел раньше, в первый раз он увидел также плавающих в аквариумах с водой рыб. От Вайанн он узнал, что это именно они давали белое мясо, которое так ему понравилось. Повсюду были видны поразительно разнообразные растения, выращиваемые нередко при специальном освещении. Не было недостатка и в культивируемых водорослях, и в плодоносящих кустарниках. Одну очень длинную комнату превратили в сад — деревья росли вдоль стен, а кусты и более мелкие растения по центру, на специально насыпанных клумбах. Здесь Комплейн впервые увидел грейпфруты. Было очень жарко, работники трудились обнажёнными по пояс, и по лицу Комплейна также катился пот. Он заметил, что блузка облепила грудь Вайанн — самые сладкие для него плоды, какие только можно найти на корабле. В фермерских отсеках работало множество мужчин и женщин, выполняя разнообразные операции, и простые, и довольно сложные. Являясь оседлым племенем, Носари считали сельское хозяйство своим основным видом деятельности. И все-таки, несмотря на огромные усилия, урожаи, как сказала Вайанн, были незначительными, а животные по каким-то причинам без всякого повода часто умирали. Голод являлся постоянной угрозой.

Они прошли в другие отсеки, где порой было совершенно темно, а на стенах виднелись шрамы, нанесённые неизвестным и забытым оружием. Следы катастрофы, чем дальше, тем становились очевиднее. Подавленные одиночеством, они дошли до силового сектора, который, как сказала Вайанн, был запретной зоной для всех, за исключением нескольких офицеров. Здесь никто не жил, здесь все было предоставлено времени, царило абсолютное молчание, и повсюду лежала вековая пыль.

— Временами я пытаюсь себе представить, как все это выглядело раньше, — прошептала Вайанн. Она скользила лучом фонарика по стенам. — Наверняка, здесь было шумно. В этом отсеке производили двигательную силу и, должно быть, тут требовалось множество людей…

Двери, настежь раскрытые по обе стороны коридора, ничем не напоминали обычные для корабля двери. Вдобавок, они были снабжены массивными запорами.

Миновав последний узкий проход, они оказались в огромном, высотой в несколько этажей, зале. Луч фонарика терялся в темноте, натыкаясь на какие-то причудливые массивные конструкции на колёсах, снабжённые ковшами, крюками, захватами.

— Все это когда-то жило, — прошептала Вайанн, — а сейчас мертво.

Несмотря на размеры зала, их голоса не отзывались даже слабым эхом, поскольку горы собранного здесь металла гасили каждый звук.

— Именно всем этим управляла бы рулевая, — добавила она, — если бы мы её только нашли.

32
{"b":"558829","o":1}