ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рядом с Вайанн стояла и тоже молчала группа женщин с Носа, которые крепко прижимали к себе детей, взирая на разрушение своих жилищ. Скойт, наряжённый лишь в шорты и весь чёрный от сажи, уже пришёл в себя после отравления газом и теперь разбирал весь этот отсек, как он делал это раньше с «Отсеком 25». Получив новости от Комплейна, переданные Вайанн, он взялся за дело с вызывающим страх упорством.

Первое, что он сделал, это санкционировал безжалостную казнь двух женщин и четырех мужчин, у которых Пэнгвам вместе с несколькими членами Совета обнаружили восьмиугольные перстни Чужаков. Под его твёрдым руководством, как верно предвидел Комплейн, действия Хаула и его помощников были взяты в рамки и приняли целенаправленный характер. Поскольку Грегг оказался беспомощным, Хаул охотно заменил его, и морщинистое деформированное личико сияло, когда он орудовал тепловым излучателем. Остальные из банды Грегга охотно помогали ему, причём отсутствие силы тяготения нисколько им не мешало. Однако, это вовсе не означало, что они ему подчинялись. Они попросту соединились с ним в его демонической ярости. То, что некогда напоминало медовый пряник с коридорами и комнатами, сейчас в свете многочисленных фонариков выглядело, как выкованная из бронзы сцена из фантастического сна. В очищенном районе, где все ещё много металла находилось под высоким напряжением, по этой причине уже погибли пятеро. Ребра, изготовленные из особого тяжёлого сплава и служащие самим каркасом корабля, остались неповреждёнными. На них застыли потёки металла, который расплавился от высокой температуры.

Хаос усиливала вода, хлеставшая из повреждённых водопроводов.

Во всем этом диком представлении наиболее неприятным обстоятельством представлялась именно вода. Она растекалась по свойственной ей природе, а попав в зону невесомости останавливалась, образуя висящие в воздухе шары. Пожар, свирепствовавший в двадцать третьем и двадцать четвёртом отсеках, превратился в подлинный ад и вызвал в свою очередь возникновение сильных воздушных течений. Под их воздействием водяные капли вытягивались, напоминая фантастических стеклянных рыб.

— Думаю, мы загнали Гигантов в тупик, ребята! — кричал Хаул. — Ещё в этот сон вы будете иметь достаточно крови, чтобы наполнить ею свои фляги.

Он начал ловко выжигать следующую стену, а сопровождавшие его мужчины радостно закричали. Они неутомимо оттаскивали металлический лом.

Вайанн не могла больше смотреть на Скойта. Глубокие морщины у него на лице, ещё более заметные в свете фонариков и огня, не могло стереть даже отсутствие притяжения. Они казались более глубокими, чем обычно, поскольку для Скойта распад мира, вне которого он раньше не мыслил себя, являлся очень болезненным событием. Этим завершалась его непрестанная погоня за врагом, и в маленьком бешеном Хауле она нашла своё воплощение.

Глубоко потрясённая девушка отвернулась. Ей хотелось поговорить с Трегонином, но того нигде не было. Наверное, он в отчаянии метался по своей комнате: крохотный человечек, который знал правду, не имея возможности ни с кем поделиться ею. Нужно было вернуться к Рою Комплейну. При её теперешнем настроении ей казалось, что одно лишь его лицо ещё сохраняет что-то человеческое. И сейчас среди оглушающего грохота, вызванного разрушением корабля, она как-то спокойно поняла, что любит Комплейна. Они оба знали об этом, и хотя никто из них об этом не заговаривал, но Комплейн изменился, и Вайанн была одновременно и свидетелем, и причиной этих изменений. Многие изменились за это время. Скойт — тоже, он отбросил вековое ярмо угнетённости и безнадёжности так же, как это сделал Комплейн, но если другие менялись в худшую сторону, то метаморфоза Роя Комплейна подняла его на более высокий уровень.

Девятнадцатый и восемнадцатый отсеки были забиты людьми, ожидавшими всеобщей катастрофы, в неотвратимости которой уже они смутно давали себе отчёт.

За ними, как убедилась Вайанн, все верхние этажи обезлюдели. И хотя тёмная сон-явь прошла, неизбежные, как восход солнца, лампы не зажглись. Вайанн включила фонарик на поясе и сжала в руке парализатор. В «Отсеке 15» она неожиданно остановилась.

Коридор освещал слабый колеблющийся свет. Он исходил от одного из открытых люков. На глазах Вайанн из него медленно выбралась крыса, с трудом перевалив через порог. Должно быть, ей кто-то перебил позвоночник, и теперь к её туловищу было прикреплено что-то вроде санок, на которых покоились её задние лапы. Передними она очень тяжело и медленно перемещала себя, поскольку сама же тормозила движение.

После появления крысы свет, падавший из отверстия люка, усилился. Потом оттуда выстрелил столб огня, несколько опал и вырос снова. Напуганная этим, Вайанн ускорила шаги, догоняя крысу, которая мельком глянула на неё, продолжая движение. Сознание грозившей им общей опасности сгладило отвращение, которое она обычно испытывала к этим тварям.

Огонь не вызвал особого интереса со стороны жителей корабля. Впервые Вайанн поняла, что он может полностью уничтожить их, и никто ничего делать не станет. Пожар распространялся между этажами как раковая опухоль, и существовала опасность, что прежде чем все поймут, какой угрозой он для них является, будет уже слишком поздно. Она ускорила шаги, кусая губы и ощущая через подошвы нагревающуюся поверхность корабля.

Крыса-инвалид, ползшая в нескольких метрах перед ней, неожиданно дёрнулась и замерла.

— Вайанн! — раздался за её спиной чей-то голос.

Она повернулась с грацией испуганной серны. Перед ней стоял Грегг и прятал парализатор. Тихо идя за ней по коридору, он не мог справиться с желанием прикончить крысу; с головой, обмотанной бинтами, он неузнаваемо изменился. То, что осталось от его левой руки, было перевязано и прикреплено к груди. В красноватой тьме вид его не вызывал доверия.

Вайанн не могла сдержать дрожи страха. Если бы по каким-нибудь причинам ей пришлось бы звать на помощь, в этом глухом закоулке не нашлось бы ни одного человека.

Он подошёл поближе и коснулся её плеча. Между бинтов зашевелились его губы.

— Я бы хотел идти с тобой, инспектор, — спокойно сказал он. — Я шёл за тобой все это время. Там мне делать больше нечего.

— Почему ты шёл за мной?

Лаур отпрянула от него. Ей показалось, что под марлевой маской она различает его улыбку.

— Что-то не в порядке, — неторопливо произнёс Грегг, медленно цедя слова.

Видя, что девушка не понимает его, он добавил:

— Я имею в виду корабль. Нам конец. Свет гаснет. Я это костями чувствую. Позволь, я пойду с тобой, Лаур, если так… Да идём же, становится жарко.

Она молча двинулась вперёд. Вайанн не знала точно почему, но глаза её были полны слез. В конце концов, они все оказались в одинаково неприятной ситуации.

Пока Маррапер предавался печали над трупом Зака Дейта, Комплейн кружил по камере, прикидывая её оборонные возможности. Если Гиганты прибудут с Земли в большом количестве, защищаться следует именно в этом месте. Сейчас это был наиболее важный вопрос. В стене камеры обнаружилась плотно пригнанная дверь, ведущая в какое-то соседнее помещение. Комплейн открыл её. Комната оказалась небольшим овальным помещением, из которого можно было следить за событиями, происходящими в космосе. Там же на примитивном матрасике лежал человек.

Это был Боб Фермор.

Со страхом он смотрел на своего бывшего товарища, так как через открытое вентиляционное отверстие слышал все, что происходило по ту сторону двери. Вежливый допрос, которому он подвергся со стороны Скойта и его сотрудников, прерванный, правда, внезапным вторжением Гигантов, почти полностью лишил его кожи на плечах и в значительной степени психической стойкости. Здесь он должен был дожидаться аварийного корабля с Земли, в то время как его избавители вернулись к Картису.

Он был абсолютно уверен, что мгновение спустя отправится в Долгое Путешествие.

— Рой, не мучай меня! — взмолился он. — Я тебе скажу все, что ты хочешь знать, скажу такое, о чем ты даже не догадываешься. Тогда тебе не захочется меня убивать!

51
{"b":"558829","o":1}