ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Откуда-то снизу до них донёсся грохот взрыва. В помещение обрушились обломки металлических плит вместе с мёртвой молью и дымом. Вайанн и Комплейн посмотрели вниз и увидели, как Грегг и Фермор отпрыгивают в сторону, чтобы избежать опасности. Священник неторопливо последовал за ними, стараясь одновременно сохранить солидность и выпутаться из собственного плаща, завихрением воздуха накинутого ему на голову.

Следующий взрыв выбросил новый фонтан мёртвых насекомых, среди которых трепыхались немногие, оставшиеся в живых. Судя по всему, рулевой грозила опасность полностью потонуть в волнах моли. После второго взрыва где-то в недрах корабля начал медленно нарастать тяжкий грохот, как бы символизирующий многовековую агонию звездолёта. Звук приближался и становился все громче.

Комплейн неожиданно почувствовал, что все его тело дрожит в ритме этих страшных судорог.

Вайанн молча указала рукой на внешнюю оболочку корабля. Вдоль всего корпуса пошли поперечные трещины. Прожив долгую жизнь, Большой Пёс наконец умирал, и гром, который они слышали, был его предсмертным криком.

— Это блок безопасности! — крикнул Фермор.

Голос его дошёл до них как бы издалека.

— Моль замкнула блок безопасности! Теперь корабль распадётся на отдельные отсеки!..

Это было ясно для всех. Щели, вспоровшие стройную линию борта, превратились в ущелья, которые чуть погодя стали частью космоса. А потом корабля не стало. Остались лишь восемьдесят четыре огромные монеты, все уменьшающиеся и уменьшающиеся по мере того, как они рассыпались в разные стороны. Каждая монета представляла собой отсек, отдельный изолированный мир, словно спасательный круг в безбрежном океане черноты, плавно плывущий вокруг Земли со случайным набором людей, животных и водорослей в чреве своём.

— Такое превращение будет уже невозможно исправить. Теперь у них нет другого выхода, они будут вынуждены забрать нас на Землю, — сказала Вайанн слабым голосом.

Она посмотрела на Комплейна, пытаясь по-женски предугадать, что их ожидает.

Она попробовала представить себе все трудности, которые будут сопутствовать им в их приспособлении к совершенно новым условиям жизни на Земле.

Это подобно тому, словно любой из нас только что родился, подумала она, глядя на внезапно посерьёзневшее лицо Комплейна.

Они были одной породы. Ни один из них не знал точно, чего он хочет на самом деле. Но теперь у них наконец-то появилась возможность это узнать.

КОРОТКО ОБ АВТОРЕ

Олдисс, Брайан Вилсон — английский романист, критик и историк научной фантастики родился в 1926 году. Как автор НФ дебютировал на страницах журнала «Обсервер» в 1956 году с рассказом «Рекорд преступлений».[1]

Его первый роман «Нон-стоп» вышел в свет в 1958 году. В нем Олдисс смело пробует новую версию избитой темы, к которой упорно возвращаются писатели НФ: жизнь замкнутого мира космического корабля, на борту которого продолжают путешествие новые поколения, уже не знающие цели.

Пишет много и разнообразно как по тематике, так и по стилю. За серию рассказов «Теплица» награждён в 1962 году премией «Хьюго». В 1965 году за повесть «Слюнное дерево» получил премию «Небьюла».

Олдисс уделяет много времени истории развития фантастики. Принимает активное участие в Международном движении фантастов, является одним из вице-президентов Всемирной Ассоциации Фантастов. Вместе с Г.Гаррисоном и Л.Стовером в 1972 г. основал фонд премии «Мемориал Джона Кэмпбелла» для лучших НФ романов года.

В СССР почти не переводился и представлен рассказами: «А вы не андроид?» (Сб. «Шутник», М., «Мир», 1971), «Девушка и робот с цветами» («Англия», № 4, 1971), «Вирус бессмертия» («Смена», № 16, 1972), «Кто заменит человека?» («Техника-молодёжи», № 1, 1974).

Доклад о вероятности А

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Г., который ждет

Глава первая

Однажды в январе, во второй половине дня, погода демонстрировала свою полную бесхарактерность. Мороза не было, ветра тоже; деревья в саду стояли неподвижно. И дождя не было, и человек, его предсказывающий, едва ли был прав, во всяком случае, до наступления ночи.

Облака густой пеленой заволокли небо. Солнце не показывалось. Где кончались сумрачные тени, определить было невозможно. Единственное окно, находившееся на северо-западной стороне, тускло отражало свет. И только однажды пролетавший через сад голубь нарушил недвижность, на мгновенье отразившись в оконном стекле. В доме ни звука, ни движения; все замерло.

Г. жил не в доме, а в деревянном бунгало, расположенном в саду. Одно из его окон выходило на северо-западную сторону дома. Жилище Г. состояло из одной комнаты; пять метров в длину, четыре в ширину. Оно возвышалось над поверхностью земли на четырех кирпичных столбах. Передняя и задняя стены бунгало были сделаны из досок, расположенных вертикально; доски боковых стен прибиты параллельно земле. Крыша тоже была деревянная и покрыта шифером. Листы шифера держались на гвоздях с большими шляпками, трещины вокруг которых, разбегаясь по крыше, покрывали ее причудливыми узорами. В бунгало было два окна. Оба располагались в передней стене, по обеим сторонам от двери. Это была единственная дверь. Закрывалась она очень неплотно. Рамы на окнах были без переплетов; стекла сплошные, прозрачные. Рамы и дверь когда-то были покрашены белой краской. И хотя от грязи и времени краска потускнела, она еще неплохо держалась. Все остальное, за исключением крыши, было выкрашено в желтый цвет. Эта краска оказалась нестойкой; во многих местах она облупилась, обнажив деревянную стенку. Находившаяся между окнами дверь болталась. Ключ всегда находился в замке с внутренней стороны; хотя замок давно не действовал, потому что дверные петли заржавели, а дерево сгнило. Чтобы закрыть эту дверь, Г. всегда требовалось много усилий. Мысль о том, что мистер Мэри случайно увидит его спящим заглянув в бунгало, Г. совсем не нравилась. Иногда, когда Г. с силой закрывал дверь, ключ вылетал из замочной скважины и падал на половичок под дверью.

Прошло приблизительно два года, как Г. поселился в бунгало За это время ключ выпадал из двери по разным причинам. В то время, как мистер Мэри приглашал рабочих для постройки бунгало, он говорил своей жене: «Это для тебя. Это будет твой летний домик». Бунгало расположилось фасадом к северо-западной стороне дома; но не прямо, а под углом в двадцать градусов в юго-восточном направлении, на расстоянии десяти метров от дома. Дом как бы заслонял собой бунгало.

Даже в первые январские дни, когда солнце светило ярко, оно никогда не благоволило к летнему домику и освещало лишь верхнюю часть его окошек. Но и этот скромный рацион солнечного света становился еще меньше, когда солнце заходило за дымоход, и тень его падала на бунгало. И все же солнечные лучи проникали в комнату бунгало. Они падали на коврик, расстеленный на полу, и на край кушетки, на которой спал Г. Когда солнце заглядывало в бунгало, Г. никогда не лежал на кушетке.

Кушетка стояла вдоль северной стороны бунгало. Напротив, у стены, стояла маленькая печь древней конструкции, работающая на керосине. Рядом — стул, на котором Г. просиживал каждый день. Одна из ножек стула была короче остальных, и при желании можно было даже покачаться. Когда-то, очень давно, этот стул стоял в большом доме. Он был сделан в стиле «круглая спинка», потому что ее перекладины радиально расходились из центра и напоминали спицы рулевого колеса автомобиля. Спинка состояла из пяти спиц; одна из них была давным-давно потеряна, поэтому мистер Мэри приказал убрать стул из дома в бунгало. Стул был сделан незадолго до первой мировой войны, о чем свидетельствовала надпись на обратной стороне стула: 1912 год. Г. однажды увидел эту запись и запомнил ее.

Когда Г. сидел на стуле, он обычно рассматривал вещи внутри своей комнаты. Таких предметов было немного, но все они были знакомы ему. Все они, как и плита, были изготовлены очень давно, и только оцинкованное ведро выглядело новым. Все эти вещи когда-то давно принесла сюда жена мистера Мэри, и только одна или две из них принадлежали Г. лично.

вернуться

1

См. «Новая энциклопедия научной фантастики» под ред. Джеймса Ганна, Викинг, 1988 г.

55
{"b":"558829","o":1}