ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Он разразился новым потоком сквернословия.

– Перестроив таймер, – продолжал я, – вы улизнули, считая, что в состоянии заняться частным бизнесом в качестве контрабандиста. А? Вам даже в голову не приходило, что мы можем изловить вас?

Я не стал ему рассказывать о нескольких неделях, заполненных упорным трудом, о времяпреступлениях, которые мы сами совершили ради того, чтобы обнаружить его, – ими был усеян весь наш путь кверху и книзу по линии, о тех парадоксах, жертвою которых мы стали, многократно «растиражировав» себя. Мы только что «отщипнули» у него шесть лет жизни в Византии в качестве содержателя харчевни и «запихнули» их в одну из боковых, параллельных, так называемых «карманных» вселенных, которая для него, оставшегося в этом континууме, и вовсе не существует. Но я не стал ему говорить этого. Как и о той цепи событий, которые сделали его мужем Пульхерии Ботаниатис в этой отщипнутой вселенной и которые лишили меня моего истинного, собственного происхождения. Все эти события теперь стали неосуществившимися в русле основного потока времени. В нем уже не будет хозяина харчевни по имени Гераклес Фотис, продававшего мясо и вино византийцам 1100-1105 годов.

Метаксас достал запасной таймер, не подвергшийся каким-либо переделкам, которым он обзавелся специально ради этого.

– Оденьте его, – велел он Зауэрабенду.

Тот угрюмо нацепил на себя новый таймер.

– Мы возвращаемся в 1204 год, – сказал я, – примерно в то время, откуда вы сбежали сюда, в Константинополь конца одиннадцатого столетия.

После чего завершим наш маршрут и вернемся вниз по линии в родной 2059 год. И да поможет нам Бог, если вы попробуете причинить мне еще какие-нибудь неприятности, Зауэрабенд. Я не стану докладывать о совершенном вами времяпреступлении, потому что я человек милосердный.

Однако если вы еще раз совершите что-нибудь такое, что может вызвать мое хотя бы самое малое, неудовольствие между данным и тем моментом, когда я наконец-то от вас избавлюсь, я сделаю из вас хороший бифштекс. Ясно?

Он уныло кивнул.

– Дальше я уже сам смогу управиться, – сказал я Сэму и Метаксасу. – Спасибо вам за все, что вы для меня сделали. Я даже не в состоянии выразить словами…

– И не пытайся, – сказал Метаксас и вместе с Сэмом шунтировался вниз по линии.

Я настроил новый таймер Зауэрабенда на свой собственный и извлек ставший уже для меня традиционным свисток. – Поехали, – произнес я, и мы шунтировались в 1204 год.

60

В без четверти четыре ставшей для меня незабываемой ночи я еще раз поднялся по лестнице постоялого двора, на этот раз вместе с Зауэрабендом.

Джад-2 тревожно мерил шагами комнату у самой двери. Лицо его прямо-таки посветлело при виде моего пленника.

Зауэрабенд потрясенно глядел на присутствие нас обоих в одной и той же комнате, но не осмелился что-либо сказать.

– Проходите внутрь, – велел я ему. – И больше уже никогда не пробуйте разбирать свой чертов таймер, иначе поплатитесь за это самым страшным образом.

Зауэрабенд прошел внутрь комнаты.

– Этот кошмар закончился, – сказал я Джаду-2. – Мы схватили его, отобрали у него таймер, нацепили на него стандартный и вот он, здесь. Вся операция отняла у нас точно четыре часа, верно?

– Плюс – для того, кто помнит – несколько недель беготни вверх и вниз по линии.

– Теперь это уже не имеет никакого значения. Мы вернули его. И проигрываем ход событий с самого начала без изменений.

– Только вот в наличии имеется один лишний Джад Эллиот, – съязвил Джад-2. – Так что, хочешь-не хочешь, но самая пора приступить к выполнению нашего с тобою уговора о поочередном выполнении своих обязанностей и отдыхе в поместье Метаксаса.

– Вот и давай приступать. Один из нас остается с этими клоунами, проводит их вверх в 1453 год, как и положено по графику маршрута, а затем – домой в двадцать первое столетие. Другой же отправляется в поместье Метаксаса. Бросим монету?

– А почему бы и нет?

Он извлек визант Алексея Первого из своего кошелька и протянул его мне для проверки. Визант был в полном порядке. На лицевой стороне – Алексей в полный рост, на тыльной – Христос на троне. Мы договорились о том, что Алексей будет считаться орлом, а Иисус – решкой. Затем я подбросил монету высоко вверх, ловко поймал ее и тотчас же прикрыл ладонью другой руки. По выпуклостям монеты, которые ощущала моя кожа, я сразу понял, что она лежит на моей ладони орлом вверх.

– Решка, – произнес мой двойник.

– Не повезло, амиго.

Я показал ему монету. Он скорчил недовольную мину и отобрал у ее меня.

– Этот мой маршрут закончится только через три-четыре дня, верно? опечаленно произнес он. – Затем две недели отпуска, которые я не могу провести в 1105 году. Значит ты можешь рассчитывать на то, что в поместье Метаксаса я появлюсь дней через семнадцать-восемнадцать абсолютного времени.

– Примерно так, – согласился я.

– И в течение всего этого времени ты будешь безумствовать с Пульхерией.

– Естественно.

– Постарайся и за меня тоже, – произнес он и прошел в комнату. Внизу я прислонился к колонне и провел полчаса, тщательно перепроверяя все свои шунтирования в различные эпохи в эту лихорадочную ночь, чтобы быть абсолютно уверенным в том, что в 1105 году я не перекрою периоды своего пребывания в нем. Меньше всего мне сейчас хотелось просчитаться и появиться там в период времени, предшествовавший всем этим шалостям Зауэрабенда, и встретиться с Метаксасом, для которого вся эта кутерьма была бы, скажем помягче, просто непонятной.

Я произвел нужные мне подсчеты.

И шунтировался, направляясь в восхитительное имение Метаксаса.

Все получилось как нельзя лучше. Метаксас встретил меня с радостными объятиями.

– Поток времени снова незамутнен, – сказал он. – Я вернулся сюда из 1100 года всего лишь парочку часов назад, но этого оказалось вполне достаточно, чтобы проверить здешнее положение дел. Жену Льва Дукаса зовут Пульхерией. В харчевне, принадлежавшей Зауэрабенду, ныне заправляет некто Ангел. Никто ничего ни о чем особо примечательном не вспоминает. Ты в полной безопасности.

– Я даже не в силах выразить, сколько я вам…

– Давай не будем. Договорились?

– Ладно. А где Сэм?

– Внизу по линии. Ему нужно было возвращаться на работу. Да и я сам должен вскоре сделать то же самое. Отпуск мой закончился, меня ждут на маршруте, который начнется в середине декабря 2059 года. Так что меня не будет примерно две недели, после чего я снова буду здесь… – тут он задумался, -…18 октября 1105 года. Ну а ты?

– Я остаюсь здесь до 22 октября, – ответил я. – К тому времени мой «альтер-эго» завершит свой послемаршрутный отпуск и заменит меня здесь, тогда как я отправлюсь вниз по линии принимать группу, которую поведу на следующий свой маршрут.

– Значит вы именно таким образом собираетесь решить свои проблемы?

Меняясь ролями по очереди?

– Нам ничего другого не остается.

– Вы, пожалуй, правы, – заметил Метаксас.

Однако все обернулось совсем не так, как мне с моим двойником хотелось.

61

Метаксас распрощался со мной, после чего я принял ванну. И только тогда наконец-то по-настоящему расслабился. Первый раз за то время, которое, как мне казалось, длилось не менее нескольких геологических эпох.

И стал размышлять над своим ближайшим будущим.

Прежде всего – отоспаться. Затем – перекусить. А потом – поездка в город, к Пульхерии, которая снова должна была занимать свое законное место среди домочадцев Дукаса, даже ничего не подозревая о той странной метаморфозе, которую на какое-то время претерпела ее судьба.

И будет между нами любовь, и вернусь я назад, в загородное имение Метаксаса, а утром снова отправлюсь в город, чтобы…

Вот на этом самом месте я приостановился в возведении воздушных замков своих грез, ибо передо мной неожиданно возник Сэм и все вдребезги уничтожил.

107
{"b":"558838","o":1}