ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ах вот оно что. Неблизкий путь от помощника секретаря по культурным связям с третьим миром. Но, конечно, Бакли все время стремился к чему-то вроде этого, козыряя своими знаниями в области антропологии, истории и психологии в надежде получить в правительстве именно такой квазивоенный пост. Полковник извиняющимся тоном пробормотал, что сейчас не так внимательно следит за новостями, как это было прежде, до того, как он ушел в отставку и занялся выращиванием грецких орехов и миндаля.

В конференц-зале возникло какое-то движение, охранники тоже заволновались. Появились новые люди — пассажиры, которые летели вместе с Полковником: Джошуа Леопардс, толстый антрополог, со своей растрепанной рыжей бородой и жалким вязаным свитером очень похожий на русского анархиста девятнадцатого столетия; Питер Карлайл-Макавой, британский астроном, участник программы поиска внеземного разума, очень высокий, с яркими глазами; и похищенная на лужайке женщина, Маргарет Какая-То-Там, хорошенькая, лет тридцати или около того, которая то ли еще не оправилась от шока после пережитого, то ли находилась под воздействием седативных препаратов, поскольку за все время полета из Калифорнии не проронила ни слова.

— Хорошо,— сказал Бакли.— Теперь мы все здесь. Самый подходящий момент ввести вновь прибывших в курс дела.

Он прикоснулся к своему запястью — надо же, подумал Полковник, даже у Бакли, в его-то возрасте, имеется имплантированный биочип — и произнес несколько отрывистых приказов. Экран на стене за его спиной расцвел яркими красками.

— Это,— сказал Бакли,— известные нам места приземления Пришельцев. Как видите, их корабли сели на всех континентах, кроме Антарктиды, и в большинстве столичных городов мира, исключая Вашингтон и три-четыре других места, где можно было бы их ожидать. Сейчас уже можно подвести предварительный итог. Прибыли по крайней мере тридцать четыре крупных корабля, в которых находятся сотни или даже тысячи чужеземцев. По-видимому, это еще не конец. Чужеземцы разных видов удаляются от больших кораблей на машинах меньшего размера. Пока мы отмечаем наличие пяти различных типов наземных машин Пришельцев и три отчетливо различающихся вида чужеземной жизни, вот такие…

Он произнес очередное магическое слово, и на экране появились изображения странных существ. Полковник узнал тех, которых видел по телевизору, высоких, цилиндрической формы, бродивших по лужайке у ранчо Портер, и Маргарет Какая-То-Там, судя по ее реакции, узнала их тоже. Потом эти создания сменились другими, безликими, безрукими, безногими и почти бестелесными, похожими на призраков, а после них появились настоящие чудовища — огромные, как дома, которые странным образом скакали по парку на множестве толстых ног, сшибая высокие деревья.

— Пока,— продолжал Бакли,— Пришельцы не предпринимали никаких попыток связаться с нами. Мы послали им сообщения с помощью всех имеющихся в нашем распоряжении средств и информационных систем, на различных языках, но нам неизвестно, получили ли они их, и если да, способны ли их понять. В настоящее время…

— Какие средства вы использовали для передачи этих сообщений? — перебил его Карлайл-Макавой.

— Радио, конечно. Короткие волны, средние, длинные — в общем, по всему спектру. Сигналы семафора различных типов, лазерные вспышки, азбуку Морзе и прочее в том же духе. Вы сами можете продолжить список. Все, кроме дымовых сигналов, если уж на то пошло, но мы надеемся, что министр связи Кроуфорд в самое ближайшее время найдет специалиста и в этой области.

По залу прокатился жидкий смех. Министру связи Кроуфорд, однако, явно смешно не было.

— А как насчет кодированного излучения на частоте 1420 мегагерц? Я имею в виду универсальную частоту излучения водорода,— задал еще один вопрос Карлайл-Макавой.

— Это первое, что было сделано,— ответил Кауфман из Гарварда.— Господь свидетель, результат ноль.

— Итак,— продолжал Бакли,— чужеземцы здесь, мы каким-то образом не заметили их приближения, и они беспрепятственно проникли в тридцать или сорок городов. Мы не знаем, чего они хотят и что собираются делать. Конечно, если у них враждебные намерения, мы будем защищаться. Должен сказать вам, однако, что мы сегодня уже обсуждали и отвергли идею немедленного упреждающего удара.

Услышав это, Полковник вопросительно поднял бровь. Но Джошуа Леопардс, лохматый профессор антропологии, опередил его.

— Вы имеете в виду,— сказал он,— что всерьез допускали возможность сбросить на них ядерные бомбы, несмотря на то что они сидят в самом центре Манхэттена, Лондона и в долине Сан-Фернандо?

И без того румяные щеки Бакли побагровели.

— Сегодня мы рассматриваем все варианты, доктор Леопардс. Включая и те, которые, по понятным причинам, должны быть немедленно отвергнуты.

— Ядерная атака ни на мгновение не рассматривалась всерьез,— включился в разговор генерал Стил, таким тоном, каким он, наверно, стал бы убеждать в чем-то смышленого, но беспокойного одиннадцатилетнего мальчишку.— Ни на мгновение. Но это отнюдь не единственное средство нападения, имеющееся в нашем распоряжении. Существует множество способов развязать войну обычными средствами. В данное время, однако, мы решили, что нападение было бы…

— В «данное время?» — воскликнул Леопардс, возбужденно размахивая руками, откинув назад голову и выставив вперед неряшливую рыжую бороду. Все это делало его больше чем когда-либо похожим на какого-нибудь истового марксиста, собирающегося швырнуть бомбу в царя.— Мистер Бакли, ничего, что я вмешиваюсь в разговор, едва переступив этот порог? Видите ли, я хочу уточнить кое-что прямо сейчас.

— Давайте, мистер Леопардс.

— Вы сказали, что мы отвергли вариант нанесения превентивного удара. Говоря «мы», я полагаю, вы имеете в виду Соединенные Штаты Америки. И я возьму на себя смелость предположить, что на Земле нет такого безумца, который был бы сторонником сбрасывания ядерной бомбы на корабли, стоящие в центре больших городов. Но, как было сказано, вы не отвергаете военных действий другого рода. Здесь, по-моему, нет представителей России, Англии или Франции. Я назвал три эти страны потому, что там приземлились космические корабли, и потому, что эти страны располагают внушительной военной мощью. Вопрос такой: мы предпринимаем какие-нибудь попытки координировать свои действия с этими странами?

Бакли перевел взгляд на вице-президента.

— Разумеется, мистер Леопардс,— ответила она,— и мы будем продолжать делать это круглосуточно. Уверяю вас.

— Хорошо. Хотя мистер Баклер заявил, что были использованы все мыслимые средства в попытке связаться с чужеземцами, он также сказал, что вопрос о применении оружия по меньшей мере рассматривается. Может, кто-то воображает, что обстрел из орудия тоже одна из форм коммуникации? И притом такая, которая наверняка подтолкнет чужеземцев к диалогу с нами, но, скорее всего, такого рода беседа нас не обрадует. На это нужно указать и русским, и французам, и всем остальным, если они сами до этого еще не додумались.

— Вы предполагаете, что в случае нападения мы столкнемся с силами, которые не чета нашим? — спросил министр обороны Галлахер; чувствовалось, что эта мысль не доставляет ему удовольствия.— Иными словами, что мы беспомощны перед ними?

— Это нам неизвестно,— ответил Леопардс— Очень может быть и так. Но отсюда не следует, что мы должны сию минуту бросаться проверять эту гипотезу, совершив какую-нибудь глупость.

Заговорили сразу по крайней мере семь человек. Однако едва раздался негромкий, но готовый вот-вот сорваться голос Питера Карлайл-Макавоя, как весь гвалт сразу же смолк.

— Думаю, мы должны признать, что ни о каком военном столкновении не может быть и речи. Напасть на эти корабли было бы чистой воды самоубийством.

Полковник, до сих пор не проронивший ни слова, кивнул в знак согласия.

Однако многие из военных заерзали в своих креслах и начали проявлять другие признаки возбуждения, хотя астроном явно еще не закончил.

125
{"b":"558838","o":1}