ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Впрочем, кто мог оказать хоть какое-то сопротивление? Правительства? Вооруженные силы? С дубинками, что ли? За одну ночь все правительства и все вооруженные силы ушли в прошлое. Попытки удержать ситуацию под контролем, продолжать действовать в прежних формах, с сохранением прежних процедур были сметены ураганом хаоса. Правительственные структуры начали ржаветь и оседать, словно много лет не ремонтированные здания; но только их коррозия разъела за считанные дни. Подавляющее большинство правительственных учреждений просто исчезло. Оставшиеся влачили призрачное существование,— точнее, делали вид, что все еще функционируют,— но на них никто не обращал внимания. Соглашение с обществом, на которое они опирались, оказалось аннулированным.

Многие люди примирились со случившимся, попытались понять, в силу своего разумения, что же, собственно говоря, произошло,— практически безуспешно,— и, насколько это было возможно, вернулись к своим делам, зачастую также не слишком успешно. Другие — и таких было немало — просто озверели.

Полиция и суды не могли справиться с разбушевавшейся анархией. Ничего удивительного — ведь вся основанная на законе структура подавления тоже очень быстро растворилась, точно ее погрузили в кислоту, и исчезла. Мандат, когда-то выданный закону, был отозван. Сама власть оказалась обезглавлена одним ударом. Никаких формальных приказов о роспуске государственных организаций никто не издавал — скорее, наоборот,— но, когда служащие по одному, по двое, по трое стали покидать их, словно молекулы кипящую воду, предпочитая защищать самих себя и свои семьи, а не служить общему благу, эти организации просто прекратили свое существование.

И точно так же умер сам закон. Личная совесть — вот единственное, что правило миром. Каждый дом превратился в независимое царство, границы которого защищали бдительные охранники, готовые в любой момент нажать на спусковой крючок. Воровство, грабежи, насилие — преступления, не относившиеся к числу редких в мире начала века,— сейчас обрели характер настоящей эпидемии.

На протяжении первых трех недель после Завоевания в одних только Соединенных Штатах сотни тысяч людей пали от рук своих же сограждан. Шла поистине война всех против всех, дни безумия и крови. В Западной Европе дело обстояло чуть получше; в России и многих странах третьего мира ситуация была гораздо хуже.

Смутные Времена — такое название получил этот период в истории. По прошествии нескольких невообразимо страшных недель ситуация начала выравниваться. С возвратом электричества она постепенно нормализовалась, но не до такой степени, как до Завоевания.

На протяжении нескольких месяцев время от времени Пришельцы полностью отключали напряжение во всем мире — иногда на пару часов, иногда на три-четыре дня кряду. Просто чтобы напомнить людям о своих возможностях. Просто чтобы предостеречь их от излишнего успокоения, потому что в любое время снова может воцариться хаос. Просто чтобы они знали, кто тут хозяин — отныне и навсегда.

Тем не менее люди пытались воссоздать некоторое подобие прежней жизни. Но старые структуры, полностью развалившиеся на части еще от первого толчка, восстановить оказалось чертовски трудно.

Всемирная банковская система разлетелась вдребезги, когда вышли из строя компьютеры. Пункты обмена валюты, «временно» закрытые в момент приземления чужеземцев, так и не открылись, и все накопления в форме акций и фондов продолжали оставаться в каком-то непостижимом заточении. Это было всеобщее разорение. В одну ночь все стали бедняками, и только самые хитрые, самые жестокие, самые подлые знали, что теперь делать. Национальные валюты обесценились, их по большей части заменили импровизированные региональные, или специально оговоренные расписки, или драгоценные металлы, или бартер. Вся экономика строилась на импровизациях подобного рода. Кредитные карточки и личные чеки вызывали лишь усмешку.

Удивительно, но многие виды бизнеса по-прежнему продолжали существовать, хотя и претерпели радикальные изменения. Компьютерная связь возобновилась, но превратившись в бледную тень прежней, полную дыр и совершенно непредсказуемую. Почтовая служба тоже заработала лишь отчасти. Индивидуальные службы безопасности заполнили вакуум, образовавшийся после распада общественных, и играли теперь ключевую роль.

Возникли и очаги сопротивления, но практически сразу же благоразумно ушли в глубокое подполье и на протяжении первых двух лет фактически бездействовали. Некоторые люди не прочь были просто «поговорить» с Пришельцами, но те не проявляли к ним никакого интереса, хотя, как вскоре выяснилось, у них имелись собственные способы общения с теми, с кем они желали общаться.

В мире воцарилась новая реальность, похожая на сон. Все изменилось в один миг. Вы вглядываетесь в знакомый ландшафт и видите, что вроде бы все на месте,— мост, дома, деревья,— но за одну ночь они стали какими-то… непрочными, ненадежными. Все условно. Все непостоянно.

Время шло, и постепенно люди приспособились жить в новых, пусть и не слишком комфортных условиях, делая вид, что так было всегда, хотя в душе все понимали, что это лишь иллюзия. Нормально и комфортно в мире функционировали только существа, называемые Пришельцами. Цивилизация, в том смысле, какой вкладывали в этот термин в начале двадцать первого столетия, просто развалилась на части. Конечно, рано или поздно разовьется ее новая форма. Но когда? И какая?

Энс первым из клана Кармайклов прибыл на ранчо Полковника, куда на третью после Завоевания рождественскую неделю должна была съехаться вся семья.

Рождество в Калифорнии… В это время там действительно чудесно. После недавно прошедших дождей горы и холмы до самого побережья покрываются зеленью, воздух чист и свеж, стоит обычная для декабря в Южной Калифорнии мягкая погода, и снежная бахрома на вершинах гор кажется совершенно неуместной, когда вокруг так тепло и жизнерадостно поют птицы.

Энс подъезжал к дому своего отца уже ближе к вечеру. В садах все цвело, ярко и празднично — множество пурпурных бугенвиллей, пышные красные цветы алоэ с остроконечными лепестками, нарядные красновато-фиолетовые мальвы выше человеческого роста. С побережья в сторону гор двигался непрерывный поток машин. Энс свернул с основной трассы и поехал вверх по дороге, ведущей к ранчо. Прекрасный день для встречи в канун веселого Рождества.

Веселое Рождество… Да, веселое, веселое, веселое! Да благословит всех нас Бог!

Сквозь открытое окно в салон машины проникал прохладный горный воздух. Энс ехал по узкой дороге, огибавшей ранчо; завидев дом, он просигналил три раза. Пегги, нынешний секретарь отца, вышла и открыла ворота.

Она с улыбкой приветствовала его. У нее всегда было хорошее настроение, у этой Пегги. Миниатюрная, складная брюнетка — просто игрушка. У Энса мелькнула дикая мысль — может, старик спит с ней? В такое ужасное время все может случиться.

— Ох, Полковник будет так рад видеть вас! — воскликнула она, ослепительно улыбаясь жене Энса Кэрол и трем измученным дорогой ребятишкам на заднем сиденье.— Он весь день то и дело выходил на крыльцо, все ждал вас. Такой беспокойный, прямо как кот, мечется туда-обратно.

— Моя сестра Розали еще не приехала? А кузены?

— Никого пока нет. И вашего брата тоже… Он приедет?

— Обещал,— ответил Энс, не слишком уверенно.

— Ох, ужас! Ужас! Полковник так хочет увидеться с ним после стольких лет… Как доехали?

— Прекрасно,— ответил Энс, и голос его прозвучал несколько раздраженно. Но Пегги, похоже, ничего не заметила.

Выбраться сюда теперь нелегко, путь отнимает практически весь день. Зимой темнеет рано, и ему пришлось выехать из своего дома в Коста-Месе еще до восхода солнца, чтобы оказаться на ранчо до наступления сумерек. Раньше эта поездка требовала не больше трех часов — от двери до двери. Но теперь дороги не те, что когда-то.

В прежние времена Энс поехал бы по шоссе Сан-Диего, а потом по скоростной трассе 101 прямо до ранчо. Но на Сан-Диего на отрезке от Лонг-Бич до Карсона творилось черт знает что, и неудивительно, поскольку с начала Смутных Времен шоссе ни разу не ремонтировали. И по шоссе Голден-Стейт, второй дорожной артерии, ведущей на север, тоже было не проехать — оно пересекало территорию, захваченную бандитами, и там в любой момент можно было ожидать нападения. Оставалось лишь петлять по улицам от города к городу, избегая тех, которые считались наиболее опасными, и выезжать на скоростное шоссе лишь там, где это было возможно.

131
{"b":"558838","o":1}