ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но Стив и сам был наполовину Кармайкл и вдобавок уже прожил на ранчо несколько лет; в конце концов то, что он унаследовал от них, начало проявляться. Кроме того, жизнь на свежем воздухе, чистый горный воздух, необходимость ежедневно физически трудиться по крайней мере несколько часов в день — все это придало ему сноровки. Медленно, но верно толстый увалень сгорал в нем. Улучшилась координация движений, он научился бегать, не расшибая лицо о землю, карабкаться по деревьям, водить машину. По сравнению с кузенами он всегда выглядел более тяжеловесным и менее энергичным, непокорные волосы всегда торчали лохмами, рубашка всегда высовывалась из брюк, и глаза так и остались серовато-коричневыми, как у отца, а не льдисто-голубыми, как у Кармайклов. И все же годам к пятнадцати он настолько изменился, что это чрезвычайно удивляло даже его самого.

Первым признаком этих изменений стало то, что дочь Энса Джилл позволила ему кое-какие сексуальные вольности.

Ему тогда уже исполнилось шестнадцать, но он все еще чувствовал постоянную неуверенность в себе. Она была на два года младше, спортивного сложения, очень живая. То, что произошло между ними, было совершенно ново для Стива. С какой стати такая великолепная девушка — и к тому же его кузина — вдруг заинтересовалась им? Прежде она почти не замечала его, всегда держалась холодно и отстранение Для нее он был всего лишь простоватый кузен Стив или, точнее говоря, никто, просто еще один человек, живущий рядом с ней на ранчо. Но потом, однажды, жарким летним днем, когда он в одиночестве бродил по горам и забрался в свое любимое местечко позади фруктового сада, где ему нравилось сидеть и размышлять, внезапно, точно из ниоткуда, появилась Джилл.

— Я шла за тобой. Было интересно взглянуть, где ты проводишь время, когда гуляешь сам по себе. Не возражаешь, если я тоже тут присяду?

— Садись.

— Тут хорошо,— продолжала она.— Тихо. Спокойно. По-настоящему уединенное местечко. А вид какой!

Тот факт, что она хоть в какой-то степени проявила любопытство, куда он может отправиться, когда «гуляет сам по себе», поразил и сбил его с толку. Она уселась рядом на плоскую каменную плиту, откуда видна была практически вся долина. Ее близость смущала его. На ней ничего не было, кроме лифчика и шорт, и от нее исходил сладковатый, мускусный запах.

Стив никак не мог сообразить, что сказать. И просто промолчал.

Спустя некоторое время она неожиданно сказала:

— Можешь дотронуться до меня, если хочешь.

— Дотронуться до тебя?

— Если хочешь.

У него глаза на лоб полезли. Что это? Она серьезно? С любопытством, будто исследуя неизведанную землю, он положил руку на ее голое колено, на мгновение легко сжал его кончиками пальцев, а потом, поскольку она не возражала, заскользил рукой вверх подлинной ноге до округлого бедра. Ему никогда не приходилось ощущать под пальцами что-нибудь столь же гладкое. Добравшись до края шорт, он остановился и испуганно втянул воздух, не уверенный, что ему будет позволено продолжить движение.

— Не здесь,— сказала она, как будто немного раздосадованно.

Стив перевел на нее взгляд. И замер как громом пораженный. Оказывается, она расстегнула лифчик, и он соскользнул до талии. У нее были красивые груди, белые, как молоко, и задорно торчащие чуть в стороны. Он уже видел их прошлым летом, как-то ночью подглядывая за ней в окно, но тогда она находилась от него на расстоянии пятидесяти ярдов. Сейчас он просто остолбенел от изумления, а Джилл выжидательно смотрела на него. Он придвинулся к ней поближе и поднял руку, таким образом, что гладкая, упругая правая грудь наполнила ладонь, точно чашу. Джилл негромко втянула воздух сквозь полустиснутые губы, явно от удовольствия. Он чуть плотнее сжал пальцы. Ужасно хотелось дотронуться до соска, но он не осмеливался, боясь повредить его, такой нежный с виду. Не пытался он и поцеловать ее или сделать что-нибудь еще в том же духе, хотя тело готово было взорваться от желания.

Так они просидели довольно долго. Он чувствовал, что она испугана не меньше него, а еще больше смущена тем, что могло последовать дальше. В конце концов она оттолкнула его руку, снова надела лифчик и сказала:

— Я, пожалуй, пойду.

— Пойдешь?

— Думаю, так будет лучше. Но мы можем потом повторить это.

И они повторяли, и не раз. Уходили высоко в горы, стараясь выбирать нехоженые тропы. Начав с того, что происходило в первый раз, он продолжил исследование ее тела, всего, вплоть до малейших уголков. А потом она изучала его тело, а потом, однажды, изумительным осенним утром, он на несколько восхитительных секунд проник в нее. Все завершилось похожим на взрыв упоительным экстазом, а спустя двадцать минут более долгим, менее неистовым повторением того же самого.

В тот год они делали это пять или шесть раз, а потом на протяжении двух лет от случая к случаю, в общей сложности раз десять-двенадцать. Всегда по ее инициативе, никогда по его. И на этом все кончилось.

Риск стал слишком велик. Не составляло труда представить себе, что сказал или сделал бы Полковник, или ее отец, или отец Стива, если бы она забеременела. Конечно, они всегда могли пожениться; но и он, и она наслушались ужасных рассказов о том, какими бедами оборачиваются браки между двоюродными братьями и сестрами; да у Стива и не было никакого желания жениться на Джилл. Он не любил ее, в том смысле, в каком понимал это слово; даже не испытывал к ней особого влечения, только благодарность за то чувство уверенности в своей мужественности, которое она дала ему.

Когда между ними все кончилось, он испытал некоторое разочарование, хотя, в принципе, и не надеялся, что это продлится долго. Теперь он уже понимал, что привело к нему Джилл тогда, в самый первый раз. Дело было вовсе не в его привлекательности — нет, конечно, нет. Но тело ее созревало, в нем началась буйная пляска гормонов, а, кроме него, на ранчо никого подходящего не было — единственный мужчина моложе сорока, но не ее брат и не малыш Энсон. Стив не сомневался, что она просто использует его, не питая к нему никаких чувств. Он подвернулся под руку, вот и все. Практически ее устроил бы почти любой. То, что, отдаваясь ему, она удивительным образом преобразила всю его жалкую жизнь, произошло совершенно случайно. И уж, конечно, она не ставила перед собой такой задачи; фактически ей вообще было наплевать на него.

Не слишком лестная мысль; и все же, и все же… Каковы бы ни были ее мотивы, неизменным оставался тот факт, что они это делали, что он удовлетворял ее потребности, а она его, и что именно она сделала его мужчиной, за что он будет ей вечно благодарен.

Однако ту силу, которую разбудила в нем Джилл, нелегко было обуздать вновь. Стив начал выезжать за пределы ранчо, подыскивая себе подругу. В семье все понимали, чем он занимается, и никто не возражал, хотя эти поездки сжирали много драгоценного топлива. Среди всех кузенов и кузин своего поколения — он, Джилл, Майк, Чарли, Кассандра, сын Рона Энсон — Стив первым достиг возраста зрелости. Единственный способ избежать кровосмешения внутри их обосновавшегося на вершине горы клана состоял в том, чтобы обратить интерес его членов за пределы замкнутого пространства ранчо.

Когда же он в конце концов нашел девушку, выяснилось, что она живет в Вентуре; в этом было определенное неудобство. Однако на обезлюдевшем побережье и выбирать-то было не из кого, и даже этого нового, уверенного в себе Стива Геннета опытным сердцеедом никто бы не назвал. Вряд ли он мог заявиться в какое-нибудь ближайшее местечко наподобие Саммерленда или Карпинтерии, где было не более пяти-шести одиноких девушек, и невозмутимо объявить, что он, великий Стиверино, объявляет конкурс на вакантное место своей подружки. Вот он и рыскал по окрестностям, забираясь все дальше и дальше, но долгое время не находил никого.

А потом он нашел Лизу Клайв — но вовсе не во время этих своих странствий, а способом, гораздо более отвечающим его натуре: через электронную почту, в последнее время работающую более-менее регулярно и охватывающую все побережье. Она называла себя Гвиневера — имя, как объяснил Стиву дядя Рон, героини одной очень известной старой истории.

157
{"b":"558838","o":1}