ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Назови себя Ланселот,— посоветовал дядя Рон.— Это привлечет ее внимание.

Стив так и сделал. На протяжении полугода они общались на расстоянии, обменивались колкостями, задавали друг другу вопросы, связанные с программированием, рассказывали небольшие и тщательно завуалированные фрагменты своих биографий. Конечно, имя еще ничего не означало; она могла оказаться любого пола. Но Стив улавливал в ее посланиях что-то определенно юное, женственное и приятное. В конце концов он осторожно приоткрыл завесу тайны над тем, кто он и откуда, рассказал, что живет неподалеку от Санта-Барбары, и намекнул, что хотел бы встретиться с ней где-нибудь поблизости. Она сообщила, что живет на побережье, недалеко от Лос-Анджелеса. Они договорились встретиться в Вентуре, у здания Миссии. Он предположил, что это где-то на полпути между ними. Как выяснилось впоследствии, тут он ошибся: Лиза как раз и жила в Вентуре.

Они прогуливались вдоль океана, и она сообщила ему, что ей двадцать четыре, то есть она на три года старше него. Он обманул ее, сказав, что ему тоже двадцать четыре; позднее он узнал, что на самом деле ей было двадцать шесть, но в их возрасте это не имело значения. Она была хорошенькая, не такая красивая, как Джилл, но очень привлекательная. Немного крупноватая, может быть? Ну, он тоже был не из мелких. У нее были прямые, очень мягкие каштановые волосы, округлое жизнерадостное лицо, полные губы, чуть вздернутый нос и яркие, живые, теплые, дружелюбные глаза. Карие. После всех этих лет среди голубоглазых Кармайклов он мог полюбить ее за один лишь цвет глаз.

Она рассказала Стиву, что живет с отцом и двумя братьями. Все они работали в телефонной компании, занимались программированием. Возникло ощущение, что ей не хочется вдаваться в детали, и он не настаивал. Он рассказал ей, что его отец до Вторжения был программистом и что он сам тоже кое-что понимает в этом деле. Показал ей свой имплантат. У нее тоже было такое устройство. Еще он рассказал, что вся их семья живет на земле его деда, военного офицера в отставке. Естественно, об участии Кармайклов в Сопротивлении не было сказано ни слова.

Почему-то ему было очень нелегко перейти от слов к физической близости, и в конце концов ей пришлось взять инициативу на себя, точно так, как это в свое время происходило с Джилл. После трех встреч он не был способен ни на что большее, кроме как на прощальный поцелуй; но в четвертый раз, теплым летним днем, Лиза предложила поехать в парк, который, по ее словам, ей очень нравился. Это оказался парк Мугу, еще дальше по побережью. Миновав нескольких последних сооружений Пришельцев, больших, сверкающих, немного похожих на копны, водруженные на вершинах холмов, они свернули в парк, он вел машину, она указывала дорогу. В конце концов они оказались в уединенной дубовой роще, где, как предположил Стив, она бывала уже не раз. Землю покрывал толстый слой опавших прошлогодних листьев, в ароматном воздухе ощущался сладковатый мускусный запах палой листвы.

Они начали целоваться. Ее язык проскользнул между его губ. Лиза тесно прижималась к нему, медленно вращая бедрами. И так, шаг за шагом, она повела его вперед, пока не настал момент, когда никакое руководство ему уже не требовалось.

Груди у нее оказались тяжелее, чем у Джилл, и мягче. Живот был более округлый, бедра полнее, руки и ноги короче; по сравнению с ней фигура Джилл вспоминалась почти как мальчишеская. И когда Лиза позволила ему войти в себя, она сделала это тоже не так, как Джилл,— подтянула колени практически к груди. Поначалу все эти отличия казались странными и очаровывали Стива; но потом он уже ничего не замечал и тем более не сравнивал. Очень скоро Лиза стала для него воплощением женственности, единственным истинным мерилом любви. То, что происходило с

Джилл, превратилось в постепенно меркнущее воспоминание, юношеские забавы, эпизоды древней истории.

Они занимались любовью при каждой встрече. И она, казалось, жаждала этого не меньше него.

И до, и после они разговаривали — о компьютерах, программах, контактах с хакерами в дальних уголках захваченного чужаками мира. Сравнивали свои имплантаты, обменивались маленькими информационными хитростями. Она научила его кое-каким трюкам с имплантатом, о которых он прежде и понятия не имел; кое-чему и он научил ее. По молчаливому согласию они не торопились знакомиться с семьями друг друга и не строили планов будущей совместной жизни. Однако прошло шесть, семь, восемь месяцев, а они так и не приблизились к тому, чтобы привести друг друга домой и познакомить с родными. Каждый раз повторялось одно и то же: они встречались около Миссии, ехали в парк, в дубовую рощу, и лежали на ковре из опавших листьев.

Однажды ранней весной она сказала, вроде бы ни с того ни с сего:

— Слышал? Они строят стену вокруг Лос-Анджелеса.

— На дорогах, ты имеешь в виду?

Он знал, что скоростную трассу 101 наполовину перегородили стеной бетонных блоков, чуть-чуть подальше Саусенд-Окс.

— Не только на дорогах. Везде. Огромная стена вокруг всего города.

— Шутишь!

— Хочешь взглянуть?

С тех пор как их семья перебралась на ранчо десять лет назад, самым близким местом к Лос-Анджелесу, где Стиву приходилось бывать, был вот этот самый парк. Просто не возникало случая отправиться в Эл-Эй. Вдобавок, чтобы сделать это, теперь требовалось получить разрешение от ЛА-КОН, административного учреждения, действующего в городе от имени Пришельцев. Кроме того, ходили слухи, будто Лос-Анджелес превратился в огромные перенаселенные трущобы, отвратительные и крайне опасные; все необходимые контакты с группами Сопротивления в городе поддерживались через электронную связь; конечно, из соображений секретности все сообщения тщательно кодировались.

Но стена вокруг Лос-Анджелеса, если они и в самом деле ее строят? Это было что-то новое, и в этом непременно следовало разобраться, чтобы сообщить на ранчо. Существующие ограничения на вход и выход носили чисто бюрократический характер и сводились в проверке документов на специальных контрольных пунктах. Но реальная, осязаемая стена стала бы неприятным сюрпризом, свидетельствующим о новом уровне контроля Пришельцев над жизнью людей. Вызывало недоумение, почему ни Энди Джекман, ни какой-либо другой агент Сопротивления в городе даже не заикнулись об этом.

— Давай посмотрим,— ответил Стив.

Лиза вела машину. Это был трудный, медленный процесс. Пришлось добираться горными дорогами, из-за давнишней преграды на скоростной трассе 101 и совсем недавно возникших проблем на тихоокеанской скоростной трассе, перед самым Малибу, связанных с прошедшими недавно сильными дождями. Они вызвали оползни, а дороги теперь никто не убирал. Пришлось попетлять по узким, изрытым канавами дорогам, мимо редких поселений, разбросанных по высокогорной местности, быстро скатывающейся к примитивному состоянию. Так продолжалось до тех пор, пока они не выбрались на скоростную трассу 101 уже за Агорой и оказались в зоне, где возводилась стена. Стив ломал голову, зачем Пришельцам понадобилось обносить Лос-Анджелес стеной, когда туда и без того не так-то просто проникнуть.

— Еще немного. Новая стена прорезает бульвар каньона Топанга,— сказала Лиза, но это название ни о чем не говорило Стиву.

Теперь они ехали на восток через безбрежную холмистую местность по широкому шоссе в относительно хорошем состоянии. Дорожное движение практически отсутствовало. Бросалось в глаза, что когда-то этот район, по-видимому, был густо заселен. По обеим сторонам дороги то и дело попадались развалины торговых центров, больших и маленьких, и длинные кварталы жилых домов, тоже в полуразрушенном состоянии.

Доехав до места, обозначенного как аллея Калабасас, Лиза резко остановилась и посмотрела на Стива.

— Прости. Впереди контрольный пункт. Я совсем забыла об этом.

— Контрольный пункт?

— Ну да. Ничего страшного. У меня есть пропуск.

Дорогу перед ними блокировали ветхие деревянные козлы. По сторонам дороги сидели два патрульных офицера из ЛАКОН. Когда Лиза подъехала, один из них поднялся и подошел к машине, направив на нее сканер. Лиза открыла окно и приложила свой имплантат к сканирующей пластине. Вспыхнул зеленый огонек, и патрульный взмахом руки показал, чтобы они проезжали между зигзагообразно расставленных козел и дальше на открытое шоссе. Рутинная процедура.

158
{"b":"558838","o":1}