ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Пасадена. Глендейл. Бурбанк. А вот там, слева от нас, возвышенность, на которой расположен Лос-Анджелес.

Сейчас они повернули и ехали снова по шоссе, на запад, навстречу солнцу. В этой части пути стена находилась далеко, хотя позже они снова приблизились к ней, а еще позже им пришлось покинуть шоссе и снова пробираться по узким улочкам. Местность стала более ровной и однообразной, а улицы прямыми и длинными.

— Мы совсем недалеко оттого места, где в самом начале приземлились Пришельцы,— рассказывала Халиду Синди.— Я сразу же бросилась туда. Мне непременно нужно было увидеть их. Меня приводила в восторг сама мысль о том, что появились посланцы откуда-то из космоса. Я сразу же предложила им свои услуги: можно сказать, стала самым первым квислингом. Понимаешь, я воспринимала себя совсем не как предательницу, я хотела стать посланницей, мостиком между двумя чужеродными расами. А они на протяжении всех этих лет просто перебрасывали меня с одной работы на другую, пока я, как дурочка, ждала, что вот-вот окажусь на борту их корабля и полечу туда, откуда они прибыли. Но в конце концов до меня дошло, что этого никогда не произойдет… Смотри, Халид. Стена, изгибаясь, уходит вон туда, к Тихому океану. Ну, теперь мы помчимся до самой Санта-Барбары.

И они помчались. Но когда прибыли на место, уже в конце дня, оказалось, что город практически пуст и квартал за кварталом крытые черепицей дома лежат в руинах.

— Просто глазам своим не верю,— повторяла Синди снова и снова.— Такой прекрасный маленький город! Наверно, люди просто покинули его. Или их увезли,— она кивнула на величественные горы, вздымающиеся над равниной, на которой стоял городок.— Ну-ка, воспользуйся своим острым зрением. Там, наверху, есть какие-нибудь дома?

— Кое-где.

— А есть признаки того, что в них живут?

— Этого мне не разобрать.

Но, как выяснилось, Санта-Барбара не совсем опустела. Попетляв по улицам, они наткнулись на трех невысоких смуглых мужчин, стоящих на углу улицы перед входом в здание, которое, по-видимому, когда-то было крупным торговым центром. Синди опустила окно машины и заговорила с ними на языке, которого Халид не понимал. Один из них ответил ей, очень коротко, и она заговорила снова. На этот раз ее речь продолжалась гораздо дольше, и когда она закончила, мужчины заулыбались и о чем-то посовещались друг с другом. Потом тот, кто отвечал вначале, на том же языке стал что-то объяснять, сопровождая слова движениями рук. Судя по всему, рассказывал, как лучше проехать наверх, где и куда поворачивать.

— Что это за язык? — спросил Халид, когда они тронулись с места.

— Испанский.

— В Калифорнии говорят по-испански?

— В этой ее части. Сейчас, во всяком случае. Он сказал, что ранчо все еще на месте, и показал, как ехать. И еще он сказал, что нас туда не пустят. Но, может быть, он ошибся.

Именно Кассандра, которая следила за детьми в специально выстроенном для этих целей «детском» доме, услышала отдаленные сигналы машины: три долгих гудка, один короткий и снова три долгих. Она взяла телефон и позвонила в главный дом. Ей ответил голос, принадлежащий либо ее мужу, либо его брату-близнецу; Кассандра лучше других различала голоса Майка и Чарли, но даже она иногда начинала сомневаться.

— Майк? — попыталась угадать она.

— Нет, Чарли. Что стряслось?

— Кто-то подъехал к воротам. Мы ждем кого-нибудь? Она услышала, как Чарли задал кому-то тот же вопрос, возможно, Рону. Потом он сказал:

— Нет, никого, о ком нам было бы известно. Может, сбегаешь, взглянешь, кто там, а потом перезвонишь мне? Ты ближе всех к воротам.

— Я на шестом месяце беременности и никуда бегать не собираюсь,— резко ответила Кассандра,— Я в «детском» доме, и со мной тут Ирэн, Энди, Ла-Ла, Джейн и Черил. И Сабрина тоже. Кроме того, у меня нет при себе пистолета. Найди кого-нибудь другого, ладно?

Чарли сердито пробормотал что-то, но Кассандра уже отключилась. У меня своих проблем хватает, подумала она. На ранчо полно маленьких детей, и в данный момент ее дело приглядывать за ними. Пусть Чарли ищет кого-нибудь и посылает к воротам: Джилл, Лизу или Марка. Кого-нибудь. Или пусть идет сам.

Прошло несколько минут, и снова послышались гудки.

Потом Кассандра увидела своего юного кузена Энса. Тот энергично вышагивал с пистолетом в руке, без которого теперь никто не выходил к воротам. Лицо у него было сосредоточенное, зубы крепко сжаты — как всегда, когда кто-то из старших поручал ему важное дело. Энсон рос ужасно ответственным, такова уж была его натура. Дождь там или снег, на него всегда можно было положиться.

Ну вот, проблема решена, подумала Кассандра и вернулась к прежнему занятию — менять малышу Энди пеленки.

— Что вам угодно? — произнес Энсон, глядя сквозь планки ворот на незнакомцев.

Пока он никого не держал на прицеле пистолета, но мог сделать это в мгновение ока. Ему исполнилось шестнадцать — высокий, рослый, готовый к любым неожиданностям.

Впрочем, ничего угрожающего в этих людях он не заметил. Хрупкая, маленькая женщина с усталым лицом, примерно тех же лет, что и его мать, или даже чуть старше, и молодой человек лет двадцати с небольшим, очень высокий и стройный, с огромными зеленовато-голубыми глазами, смуглой кожей и копной блестящих вьющихся волос, не совсем рыжих, но и не каштановых.

— Меня зовут Синди Кармайкл,— сказала женщина.— Много лет назад я была женой Майка Кармайкла. А это Халид, он со мной. Нам негде остановиться, и мы хотели бы знать, не можете ли вы взять нас к себе.

— Жена Майка Кармайкла,— нахмурившись, повторил Энсон.

Он не знал, что и подумать. Майк Кармайкл — так звали его кузена, но у того уже есть жена, Кассандра, и в любом случае эта женщина годилась Майку разве что в бабушки. Наверно, она имеет в виду другого Майка Кармайкла, из какой-то давно прошедшей эпохи.

Она, похоже, поняла, в чем проблема.

— Он был братом Полковника и давно погиб… Ты ведь и сам Кармайкл, правда? Я вижу это по твоим глазам и осанке. Как тебя зовут?

— Энсон, мэм… Кармайкл, да.

— Энсон. Это имя Полковника. И сына его тоже так звали, хотя все говорили просто Энс. Ты сын Энса?

— Нет, мэм. Рона.

— Правда? Сын Рона, надо же. Выходит, он стал теперь семейным человеком. Да, многое, наверно, изменилось… Дай-ка сообразить: ты, значит, Энсон Пятый, правильно? Прямо как в какой-нибудь королевской династии.

— Да, Пятый, мэм.

— Ну, приветствую тебя, Энсон Пятый. Ая Синди Первая. Можно нам войти? Мы проделали долгий путь.

— Подождите здесь,— ответил он.— Я схожу и узнаю.

Он вприпрыжку побежал к главному дому. Там Чарли, Стив и Поль сидели в штурманской рубке, перед ними на столе были разбросаны распечатки.

— У ворот незнакомая женщина,— сообщил им Энсон.— И с ней какой-то иностранец. Она говорит, что ее фамилия тоже Кармайкл и когда-то давно она была замужем за братом Полковника, которого звали Майк. Понятия не имею, кто это такой. Похоже, она знает многих в нашей семье… У Полковника был когда-нибудь брат по имени Майк?

— Ничего не знаю об этом,— ответил Чарли.— Если и был, то еще до моего рождения.

Стив просто пожал плечами, но Поль спросил:

— Она очень старая? Старше меня на вид?

— Думаю, что да. Даже старше дяди Рона, может быть. Примерно такого возраста, как тетя Розали.

— Она назвала свое имя?

— Синди, так она сказала.

У Поля глаза полезли на лоб.

— Черт меня побери!

— Несомненно, так оно и будет, кузен,— сказал Рон, как раз в этот момент войдя в комнату.— Что случилось?

— Ты не поверишь! Но, похоже, посланница вернулась из другого мира и теперь ожидает у ворот. Синди, представляешь? Жена Майка. Вот дела, да?

У них тут было что-то вроде коммуны Кармайклов — все члены семьи Полковника жили вместе на вершине горы. Синди не ожидала этого. Здесь обнаружилось столько Кармайклов, считая и детей, что это действовало… угнетающе.

176
{"b":"558838","o":1}