ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Как это мило вновь видеть тебя, Дик, – сказал Бордмен неубедительно громким голосом и отошел на два шага. Щеки у него отвисли, как если бы он внезапно попал в усиленное поле тяготения.

Марта встала между ними и прижалась к Мюллеру. Он обнял ее и принялся гладить по спине, от шеи до худых ягодиц. Ее глаза, когда он посмотрел в них, были полны блеска и ошеломили его. У нее раздувались ноздри. Он почувствовал, как мышцы твердеют под нежной кожей. Она попыталась вырваться из его объятий, шепнув:

– Дик, я молилась за тебя каждую ночь. Ты даже представить себе не можешь, как я тосковала по тебе.

Марту трясло все сильнее. Передвинув руки на бедра, Мюллер страстно прижал ее к себе. Ноги ее ослабели, и он даже испугался, что она упадет, если он выпустит ее из объятий.

– Дик, – пробормотала она, – это так страшно. От радости, что я тебя вижу, у меня все перепуталось в голове. Пусти меня, Дик. Мне что-то плохо…

– Да, да, конечно, – он отпустил ее.

– Эта погода что-то на меня плохо действует, Дик. Поговорим лучше завтра, – быстро проговорил Бордмен и убежал.

Теперь Мюллер почувствовал, что его охватила паника.

– Куда пойдем? – спросил он.

– Транспортный кокон тут, перед залом. Мы получим комнату в портовой гостинице. Где твой багаж?

– Еще на корабле, – сказал Мюллер. – Надо подождать.

Марта прикусила нижнюю губу. Он взял ее под руку, и они выехали из межпланетного порта на движущемся тротуаре к тому месту, где находились коконы. «Скорее, – мысленно торопил он Марту. – Скажи мне, что плохо себя чувствуешь. Ну, прошу, скажи, что в эти последние десять минут тебя сразила какая-то таинственная болезнь», – мысленно молил он ее.

– Зачем ты постригла волосы? – спросил он.

– А что? Разве нельзя? Я не нравлюсь тебе с короткими волосами?

– Не очень. – Они сели в кокон. – Раньше они у тебя были длинные и голубые, как море в непогоду.

Сверкающий, как ртуть, кокон оторвался от земли. Мрта сидела поодаль от Мюллера, сгорбившись у дверей.

– И этот макияж тоже. Прошу прощения, Марта, но я, конечно, хотел бы, чтобы мне все это нравилось.

– Я стараюсь быть красивой для тебя.

– Почему ты кусаешь губы?

– Что делаю?

– Ничего. Мы уже прибыли. Комната снята?

– Да. На твое имя.

Они вошли. Мюллер нажал регистрационную табличку. Вспыхнула зеленая лампочка, и двери лифта открылись. Гостиница начиналась пятью уровнями ниже межпланетного порта. Они опустились на пятидесятый уровень. Почти самый низкий. «Трудно было выбрать лучше», – подумал Мюллер. Похоже, аппартаменты для новобрачных. Они вступили в спальню с широкой кроватью, снабженной всякими аксессуарами.

Освещение было интимно приглушено. Мюллер вспомнил, как он вынужден был обходиться без женского общества, и почувствовал какую-то пульсацию внизу живота. Марте об этом говорить не стоило. Миновав его, она вошла в соседнюю комнату и оставалась там довольно долго.

Он разделся. Марта вернулась обнаженной. Причудливого грима на лице у нее уже не было, и волосы снова стали голубыми.

– Как море, – сказала она, – жаль, что не могу так же быстро их отрастить. В этой дамской комнате совсем нет нужных приборов.

– Ничего, ты и так выглядишь намного лучше, – ответил он.

Марта стояла на расстоянии десяти метров от него, повернувшись в профиль, а Дик рассматривал ее тело: маленькие, торчащие груди, мальчишеские ягодицы и крутые бедра.

– Гидряне, – сказал Мюллер, – или пятиполые, или вообще бесполые, я не совсем в этом уверен. Но как бы они это ни делали, мне кажется, что люди получают от этого больше удовольствия. Почему ты так стоишь, Марта?

Она молча подошла. Обняв ее одной рукой за плечи, другой он сжал ее грудь. Когда он делал это раньше, то чувствовал, как под его рукой ее сосок твердел от страсти. Теперь этого не было. Марта немного дрожала, как напуганная кобылица. Он коснулся ртом ее губ, но губы у нее были сухие и напряженные, какие-то враждебные. Погладил пальцем плавную линию ее щеки, но она вздрогнула. Они уселись на кровать. Марта попыталась приласкать его, но явно против воли. В ее глазах было страдание. Внезапно она отодвинулась от него и упала навзничь на подушку. Он видел ее лицо, искаженное едва скрываемым мучением. Через какое-то время она схватила его за обе ладони и притянула к себе. Подняла колени и раздвинула ноги.

– Возьми меня, Дик, – произнесла она театрально.

– Сейчас!

Марта попыталась затащить его на себя, в себя, но он не хотел так, вырвался из ее объятий и сел. Она была красной до самых плеч, и слезы текли по ее щекам. Он уже увидел все, чтобы понять, но должен был все-таки спросить:

– Скажи мне, все-таки, что с тобой, Марта?

– Не знаю.

– Ты ведешь себя так, как будто больна.

– Наверное – да.

– Когда ты почувствовала себя нехорошо?

– Я… ох, Дик, зачем все эти расспросы, прошу, дорогой, иди ко мне.

– Но ведь ты же не хочешь меня. Правда? Ты делаешь это по доброте сердечной.

– Я хочу, чтобы ты был счастлив, Дик. Ох, …это так страшно болит… так страшно.

– Что болит?

Она не отвечала. Сделала похотливый жест и со всей силой потянула его опять. Он сорвался с кровати и вскочил на ноги.

– Дик, Дик, я ведь предупреждала тебя, чтобы ты туда не летел, говорила, что предвижу будущее. Что с тобой там может что-то случится, что-то плохое. Не обязательно смерть.

– Скажи мне, что у тебя болит?

– Не могу, я… не знаю.

– Ложь. Когда это началось?

– Сегодня утром, когда я встала.

– Еще одна ложь. Я должен знать правду.

– Возьми меня, Дик. Не заставляй меня ждать больше. Я…

– Что?

– Ничего, ничего, – она встала с кровати и принялась тереться об него, как кошка, при этом ее лицо исказила судорога, а глаза были стали бессмысленными. Он схватил ее за локти.

– Скажи, чего ты не можешь выдержать, Марта?

Она рванулась, вся мокрая от пота.

– Говори. Не можешь выдержать…

– Твоей близости, – призналась она.

6

В лабиринте было немного теплее, а воздух более мягкий, чем на равнине. «По-видимому, стены не пропускают ветра», – подумал Раулинс. Он осторожно двигался, прислушиваясь к голосу в своих наушниках.

«Три шага влево… сверни… поставь ногу у этого черного камня – полосы на тротуаре. Полный оборот… сверни влево… четыре шага… поворот на 90 градусов вправо, еще поворот на девяносто градусов вправо…»

Это немного напоминало детскую игру. Но только ставка здесь была более высокой. Раулинс осторожно делал каждый шаг, чувствуя, как смерть идет за ним по пятам. Он увидел луч энергии, стреляющий в тротуар прямо перед ним. Компьютер приказал остановиться. Один, два, три, четыре, пять. Иди! Он двинулся дальше. Безопасно. На другой стороне остановился и оглянулся. Бордмен, хотя и был значительно старше, поспевал за ним. Хорошо. Теперь он тоже проходит через эти ловушки и уже проскочил место, откуда бил луч.

– Немного отдохнем? – спросил Раулинс.

– Не относись так снисходительно к старому человеку, Нед. Не останавливайся. Я пока еще не устал.

– У нас еще трудный отрезок впереди.

– Тогда не будем мешкать.

Раулинс просто не мог смотреть на эти кости. Высохшие скелеты, лежащие здесь веками, и чьи-то останки, вовсе не такие древние. Существа разных миров нашли здесь свою смерть.

«А что, если я погибну здесь в ближайшие десять минут?»

Вокруг него много раз в секунду вспыхивали яркие огни. Бордмен, двигающийся рывками в пяти метрах сзади, выглядел довольно любопытно. Оглянувшись, Раулинс был вынужден махнуть рукой перед глазами, чтобы увидеть эти конвульсивные движения. Это было похоже на то, как будто он с каждой долей секунды все больше терял сознание.

Он услышал голос компьютера: «Пройди десять шагов и стой там. Раз, два, три. Подойди быстро к краю этой площади».

Он не понял, что ему тут угрожало, но придерживался указаний. Здесь, в зоне N, кошмары поджидали почти всюду, и у него в памяти путалась их очередность. Может быть, именно здесь камень весом в тонну падает на невнимательного путешественника? И где те стены, которые схлопываются? Где прекрасный, затейливый мост, ведущий в огненное озеро? Учитывая среднюю продолжительность жизни, он мог бы спокойно прожить еще двести пять лет. Хотелось пожить как можно дольше. «Я еще слишком молод, чтобы просто так умереть». Он плясал под мелодию, выдаваемую ему компьютером, и поэтому, миновал и огненное озеро, и сталкивающиеся стены.

19
{"b":"558838","o":1}