ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Зверь с длинными зубами сидел на пороге дома прямо перед ними. Чарли Бордмен осторожно отцепил от своего ранца оружие и включил автоматическую наводку. Поставил на тридцать килограммов массы в радиусе пятидесяти метров.

– Не промахнись, – сказал Раулинс, и он выстрелил.

Луч энергии рассеялся, попав в стену. Рассыпались струи зелени на ярко-фиолетовом фоне. Зверь спрыгнул с порога, вытянул лапы в агонии и упал. Тут откуда-то появились три маленькие зверюшки, питающиеся падалью, и принялись рвать его на куски. Бордмен захохотал. Чтобы стрелять из оружия с автоматической наводкой не обязательно быть хорошим стрелком. Это надо признать. Но он уже довольно давно не охотился. Когда ему было тридцать, он провел длинную неделю на охоте в заповеднике Сахара с группой значительно более важных тузов, чем он. Бордмен охотился с этими людьми в интересах своей карьеры, ему там не очень-то нравилось. Душный воздух, резкий солнечный свет, грязные мертвые звери, лежащие на песке, хвастливые речи этих охотников, бессмысленное убийство. Когда тебе тридцать, развлечения людей среднего возраста не совсем понятны тебе. Но тогда он выдержал до конца, надеясь, что это оправдает себя в дальнейшем и сослужит неплохую службу. И это действительно принесло свои плоды. Но теперь, здесь, это совсем иное, даже несмотря на карабин с автоматической наводкой. Это уже не развлечение, не спорт.

Картинки менялись на золотистом экране, помещенном на опорах прямо под стеной, рядом с внешним краем зоны N. Раулинс увидел лицо своего отца. Сначала изображение было резким, постепенно оно слилось с фоном, прутьями и крестами, после чего его охватило пламя. Проекция, которую каким-то образом составлял взгляд смотрящего. Роботы, проходя здесь, видели пустой экран. Раулинс увидел шестнадцатилетнюю Мэрибит Чандлер, ученицу второго курса лицея, под патронатом Милосердной Госпожи в Роксфорде, штат Иллинойс. Мэрибит с робкой улыбкой принялась раздеваться. Волосы у нее были мягкими, шелковистыми, как облачко, сквозь которое светит солнце, а губы пухлыми и влажными. Она расстегнула лифчик и показала два больших шара с кончиками, горящими, как огоньки. Эти груди были посажены так высоко, как будто не подчинялись силе притяжения, и были разделены промежутком в одну шестнадцатую дюйма, хотя и шестидюймовой глубины. Мэрибит покраснела и обнажила нижнюю часть своего тела. Во впадинах, прямо над ее розовыми ягодицами, блестели аметисты. Бедра украшала золотая цепочка с крестиками из слоновой кости. Раулинс, пытаясь не смотреть на экран, прислушивался к голосу компьютера, руководящего каждым шагом.

– Я есть воскресенье и жизнь, – сказала Мэрибит страстным и низким голосом. И, подмигнув, поманила его тремя пальцами. Ворковала какие-то скабрезности. – Иди сюда, за этот экран, мой мальчик! Я покажу тебе, как может это быть приятно… – Она хохотала. Вся извивалась. И тогда груди звонили, как колокола. Ее кожа стала темно-зеленого цвета. Глаза переменили место и начали молниеносно передвигаться по лицу. Нижняя губа увеличилась, и внезапно экран закрыли пляшущие огоньки. Раулинс услышал глубокие, мощные аккорды невидимых органов. Послушный шепоту мозга, который им руководил, он успешно миновал эту ловушку.

Экран показывал какие-то абстрактные узоры: геометрические фигуры, прямые линии, марши, неподвижные изображения. Бордмен остановился посмотреть на это. Затем двинулся дальше.

Лес вибрирующих ножей у внешней границы зоны N.

Жара, было удивительно душно, стало еще жарче. По раскаленной мостовой приходилось идти на пальчиках. Это вызывало беспокойство, так как еще никто из проходивших эту трассу не пробовал так делать. Может, на трассе происходили изменения? Может, город скрывал новые дьявольские штучки? Как долго их еще будет мучить эта жара? И где она кончается? Будет ли потом полюс холода? Выживут ли они, дойдут ли до зоны Е? Может быть, это Ричард Мюллер пытается таким способом не допустить их в сердце лабиринта? Может быть, Мюллер увидел и узнал Бордмена и хочет его убить? Не исключено. У Мюллера есть все причины ненавидеть его. Может, пойти быстрее и удалиться от Бордмена. Жара становилась сильнее. Но Бордмен, наверное, обвинит его в трусости. И в нелояльности.

Мэрибит Чандлер никогда бы не оказалась ни трусливой, ни нелояльной.

Интересно, что, монахини и теперь бреют себе головы?

В глубине зоны G Бордмен оказался перед дезориентирующим экраном, вероятно, самым мощным из всех. Он не боялся опасностей лабиринта. Только Маршалл не смог пройти зону действия экрана. Но он боялся войти туда, где свидетельство мысли фальшиво, ибо доверял лишь своим органам чувств и уже третий раз поменял себе сетчатку глаз. Трудно правильно анализировать мир, не будучи уверенным, что все видишь таким, как оно есть на самом деле.

Теперь он находился в зоне действия миражей. Параллельные линии соединялись. Треугольные фигуры, которые, как гербы, украшали разогретую влажную стену, были сложены исключительно из открытых углов. Река сворачивала через долину и поднималась вверх. Звезды висели совсем низко, а спутники крутились вокруг друг друга. Закрыть глаза, не дать себя обмануть.

«Левая нога. Правая. Левая. Правая. Чуть-чуть влево… подвинь ногу. Еще немного. За поворотом направо. О, вот так. И снова, опять».

Запретные плоды манили его, всю жизнь он старался что-то узнать, увидеть. Но, наконец, искушение минутной дезориентации было преодолено. Он остановился на широкорасставленных ногах. «Единственная надежда выйти отсюда живым, – сказал он себе, – это держать глаза закрытыми. Если я открою глаза, они меня обманут и поведут на смерть. Я не имею права умереть так глупо, когда столько людей тратили свое время и отдавали жизни, чтобы показать мне, как можно здесь выжить».

Бордмен стоял неподвижно и слушал, как тихий голос компьютера пробует его подгонять.

– Подожди чуть-чуть, – буркнул он, – ведь могу посмотреть немного, если я стою на месте. Самое главное не двигаться. Ничего со мной не произойдет, если я не буду двигаться.

– А гейзер огня? – напомнил ему компьютер. – Хватило только миража, чтобы погиб Маршалл.

Бордмен оставался неподвижным. Открыл глаза. Вокруг была сплошная геометрия. Это было нечто, напоминающее бутылку Клейна, внутренность которой вывернута наружу. Отвращение заиграло в нем сине-зеленой волной.

«Тебе восемьдесят лет и ты не знаешь, как должен выглядеть мир. Закрой-ка глаза, Чарли Бордмен, закрой глаза и иди дальше. Ты не должен слишком рисковать».

Но прежде он поискал глазами Неда Раулинса. Парень опередил его на двадцать метров и как раз в эту минуту обходил экран. «Глаза у него закрыты? Ну, конечно, Нед послушен. Может, он даже боится, хочет вырваться отсюда живым. Предпочитает не видеть мира, искаженного дезориентирующим экраном. Хотел бы я иметь такого сына. Только если бы я был его отцом, он давно бы стал иным под моим влиянием».

Уже подняв правую ногу, Бордмен, однако, тут же опомнился и снова поставил ее на место. Прямо перед ним в воздухе булькал кипящий золотистый свет, принимая то форму лебедя, то форму дерева. Где-то далеко Нед Раулинс поднимал левое плечо невероятно высоко, одна нога двигалась вперед, другая назад. Сквозь золотистый туман Бордмен увидел останки Маршалла, пригвожденного к стене. Его глаза были широко раскрыты. Неужели на Лемносе не никаких разлагающих бактерий? Глядя в огромные зрачки трупа, он увидел собственное искаженное отражение: громадный нос, лицо без рта. Он закрыл глаза.

Компьютер, как будто испытывая облегчение, повел его дальше.

Море крови. Кубок гноя.

«Я должен умереть, прежде чем познаю любовь…

Это уже вход в зону F. Неужели я покинул это царство смерти? Где же мой паспорт? Нужна ли мне виза, ведь у меня нет никакого багажа? Ничего, ничего, ничего.

Ледяной ветер, веющий из завтрашнего дня.

Парни, которые разбили лагерь в зоне F, должны были выйти нам навстречу и провести нас в зону Е, однако я надеюсь, что им не захочется делать этого. Мы можем обойтись и без них. Только бы миновать этот последний экран, и мы сами отлично доберемся.

20
{"b":"558838","o":1}