ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Ответ Стива не слишком обрадовал его.

— Сначала нам еще предстоит проделать массу работы, Энсон.

— Ну вот!

— Босс Пришельцев, с которым имел дело Боргманн,— а теперь можно не сомневаться, что это и есть тот, кого мы называем Главным,— поначалу базировался в Праге, в большом замке на холме. Но потом, и уже довольно давно, пражская штаб-квартира была переведена в Лос-Анджелес, а вместе с ней и Главный. Однако прежде чем предпринимать какие бы то ни было действия, я хочу получить подтверждение того, что это и в самом деле так, и надеюсь на помощь Энди в этом вопросе. Как только мы будем знать совершенно точно, где именно находится Главный, можно начинать обдумывать, как добраться до него.

— А что, если Энди снова исчезнет? — спросил Энсон.— Ты сам сможешь получить эти данные?

— Он не исчезнет.

— А если ты ошибаешься?

— Думаю, он искренне хочет принять участие в наших делах, Энсон. И понимает, какая значительная роль отводится ему в этом проекте. Он не подведет.

— Тем не менее я считаю необходимым держать твоего сына под круглосуточной охраной. Чтобы подстраховаться, что он никуда не денется, пока не закончит детальное изучение боргманновской информации. Такая постановка вопроса очень тебя обижает, Стив?

— Она, безусловно, обидит Энди.

— Энди уже однажды подвел нас, и я не хочу рисковать снова. Признаюсь тебе, я уже попросил Фрэнка и двух моих других сыновей по очереди охранять его, пока он на ранчо.

— Ну,— на лице Стива отразилось явное неудовольствие,— к чему тогда все эти вопросы, Энсон? Раз ты уже превратил его в пленника, не поинтересовавшись моим мнением.

— Что скажешь, Лиза? — спросил Энсон.— Энди ведь и твой сын.

— Скажу, что, пока он нам нужен, мы должны караулить его, как ястреб свою добычу.

— Ага, ты тоже так считаешь! — с победоносным видом воскликнул Энсон.— Караулить, как ястреб свою добычу! Ну, Фрэнк так и делает, прямо сейчас, если уж на то пошло. Мартин и Джеймс по очереди будут сменять его, по восемь часов каждый. Думаю, этого хватит? Стив, сколько уйдет времени, чтобы установить точное местонахождение Главного?

— Сколько уйдет, столько и уйдет. Это у нас на первом месте.

— Успокойся. Я просто хочу иметь хотя бы общее представление о сроках.

— Ну, ничем тебе помочь не могу,— на лице Стива застыла недовольная гримаса.— И мне не кажется, что круглосуточная охрана создаст у Энди мотивацию к тому, чтобы помогать нам. Но раз ты так решил… Может, он станет сотрудничать с нами и в этих условиях. Хотелось бы думать, что так и будет… А что мы предпримем в отношении Главного, как только раздобудем нужную информацию?

— То же, что и прежде. Только на этот раз, надеюсь, все будет гораздо лучше… Привет, Синди.

Она как раз в этот момент вошла в комнату, пересекла ее с полной достоинства фацией хрупкой старой женщины и села рядом с Марком. Как обычно, глаза у нее сияли, голова была гордо поднята, вид безмятежный.

— Мы как раз говорили о нападении на Главного,— продолжал Энсон.— Я только что сказал Стиву, что считаю нужным действовать точно так же, как в первый раз,— послать кого-то установить бомбу на здании, где они держат Главного. Или даже внутри его, если удастся. Энди обеспечит нас не только информацией о точном местонахождении Главного, но и компьютерными паролями, необходимыми для того, чтобы охрана Пришельцев пропустила нашего человека.

— Ты уже наметил кого-то для выполнения этого задания, Энсон? — спросил Марк.

— Да. Да. Это сделает мой сын Фрэнк.

До этого момента Энсон никому не говорил о принятом решении, даже самому Фрэнку. Реакция последовала незамедлительно. Общий гвалт и суматоха, все заговорили одновременно, на повышенных тонах, страстно жестикулируя. Взгляд Энсона упал на Синди. Посреди всего этого хаоса она сидела совершенно прямо, с застывшим на морщинистом лице жестким, угрюмым выражением, словно мумия какого-нибудь древнего фараона, и пристально смотрела на Энсона с таким сердитым, даже злобным видом, что он почти физически ощутил давящую силу ее взгляда.

— Нет,— ее глубокий, холодный голос рассек шум, словно взмах кинжала.— Только не Фрэнк. Даже и не думай посылать Фрэнка, Энсон.

В комнате мгновенно стало тихо. В конце концов Энсон обрел способность говорить и спросил:

— В чем ты видишь проблему, Синди?

— Пять лет назад ты послал на смерть своего единственного брата, а теперь хочешь послать сына? И не говори мне, что у тебя в запасе еще трое. Нет, Энсон, нет, мы не допустим, чтобы ты рисковал жизнью Фрэнка.

Губы Энсона вытянулись в прямую, тонкую линию.

— Какой риск, о чем ты? Мы учтем все ошибки, допущенные в прошлый раз. И не станем повторять их.

— Откуда такая уверенность?

— Мы примем все меры предосторожности. Неужели ты сомневаешься, что я сделаю все возможное, чтобы Фрэнк вернулся целым и невредимым? Но это война, Синди. Риск неизбежен. Так же как и жертвы.

Но она была неумолима.

— Ты уже принес одну жертву — Тони. Второй никто от тебя не требует. К чему эта безумная демонстрация твоего невероятного мужества? Думаешь, мы не понимаем, как дорого обошлась тебе гибель Тони? И еще, Энсон. Фрэнк — наша надежда на будущее, представитель поколения, которое сменит вас на посту руководителей. Ты понимаешь это, да и все остальные тоже. Он не должен погибнуть зря. Пусть даже всего один шанс из десяти, что он не вернется обратно, но и это слишком много… Кроме того, на ранчо есть человек, гораздо лучше подходящий для выполнения этой задачи.

— Кто? — почти выкрикнул Энсон.— Ты? Я? Или, может быть, Энди?

— Поговори с Халидом,— ответила Синди.— Он знает того, кто лучше всех справится с этим делом.

— Кто это? — чувствовалось, что Энсон сильно озадачен.— Скажи мне. Кто?

— Поговори с Халидом,— повторила она.

— Я хочу получить гарантии, что будут приняты все возможные меры предосторожности,— сказал Халид.— Он мой старший сын, и его жизнь для меня священна.

Он стоял перед ними, прямой, точно солдат на плацу, спокойный, прекрасно владеющий собой; возникало ощущение, будто командует здесь он, а не Энсон. Только в самый первый момент, на входе в комнату, Халид испытал мимолетное чувство неловкости — когда увидел такое большое собрание; словно судебное заседание с Энсоном в роли верховного судьи. Но он быстро справился с собой, и теперь его снова окружала обычная аура сверхъестественного спокойствия.

Халид был редким гостем здесь. Он никогда не присутствовал на собраниях в штурманской рубке, уже много лет назад недвусмысленно дав понять всем, что все это их Сопротивление его не интересует. Большую часть времени он проводил в своей маленькой хижине на дальнем конце огорода или в непосредственной близости от нее, вместе с такой же затворницей Джилл и их многочисленными странными и очень красивыми детьми. Он вырезал свои маленькие статуэтки — а иногда и большие,— работал в огороде, чтобы было чем кормить семью, и сидел под лучами удивительного калифорнийского солнца, читая и перечитывая Слово Божие. Иногда бродил по горам, охотясь на диких животных, которых в эти дни расплодилось очень много из-за того, что людей стало гораздо меньше,— на оленей, кабанов и прочую живность. Время от времени его сопровождал старший сын Рашид, но гораздо чаще Халид охотился один. Он вел уединенную внешне и насыщенную внутренне жизнь, нуждаясь лишь в обществе жены и детей, но часто держался в стороне даже от них.

— Какие конкретно меры предосторожности ты имеешь в виду? — спросил Энсон.

— Я имею в виду, что не позволю послать его на смерть. Он не должен погибнуть, как Тони.

— Конкретно.

— Очень хорошо. Он не станет выполнять эту задачу, если вы не подготовите все, что требуется для ее успешного осуществления. Вы должны быть уверены, что место выбрано правильно и что он сможет беспрепятственно проникнуть туда. Он должен знать все пароли и коды доступа. Я прекрасно понимаю, что это такое — то, что позволит ему в полной безопасности проникнуть туда, где находится Главный.

203
{"b":"558838","o":1}