ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Все это нам обеспечит Энди. Уверяю тебя, мы не пошлем Рашида, пока не получим от Энди всей исчерпывающей информации.

— Просто уверений недостаточно. Это священная клятва?

— Священная клятва, да.

— И еще,— продолжал Халид.— Вы сделаете все, чтобы он мог вернуться домой целым и невредимым. Пусть его дожидаются машины, несколько машин. Это нужно для того, чтобы, когда начнется всеобщее столпотворение, полиция не смогла определить, в какой из них он находится. Это позволит ему вернуться на ранчо.

— Согласен.

— Слишком быстро ты соглашаешься, Энсон, а мне требуется уверенность в том, что ты искренен, иначе Рашид никуда не пойдет. Я знаю, как сделать инструмент, но знаю и как затупить его.

— В прошлый раз погиб мой брат,— сказал Энсон.— Я не забыл те чувства, которые испытывал, когда это случилось. И сделаю все, чтобы твой сын уцелел.

— Очень хорошо. Помни об этом, Энсон.

Энсон не торопился с ответом. Больше всего ему хотелось каким-то телепатическим путем передать Халиду свою страстную убежденность в том, что на этот раз все пройдет как надо. Что Энди найдет в архиве Боргманна всю информацию, в которой они нуждаются, что Рашид сможет безопасно проникнуть в тайное убежище Главного, сделать свое дело и вернуться домой. Но не в возможностях Энсона было внушить свою уверенность Халиду. Он мог лишь просить его о помощи и надеяться на лучшее.

Халид спокойно стоял, не сводя с него взгляда.

Его взгляд нервировал Энсона. Он был такой чужой, этот Халид. Таким он казался и шестнадцатилетнему Энсону, еще тогда, много лет назад, когда вместе с Синди явился сюда, точно с неба свалился; и все это время он оставался чужим. Несмотря на то что много лет прожил среди них, женился на женщине из их семьи и делил вместе с остальными все радости и беды их уединенного существования на вершине горы, как любой урожденный Кармайкл. И все-таки по-прежнему оставался непонятным, по-прежнему оставался «другим».

И не в том дело, что он был иностранцем по крови, или обладал необычной, почти неземной физической красотой, или поклонялся Аллаху и жил по заветам Магомета, правителя какой-то невообразимо чужой и далекой страны, жившего тысячи лет назад. Отчасти, конечно, все это играло роль, но не только. Все это не могло объяснить потрясающей внутренней дисциплинированности Халида, его невероятного, каменного спокойствия и возвышенной духовной отрешенности. Нет, нет, разгадка тайны Халида наверняка крылась где-то в его детстве, пришедшемся на самые ранние и наиболее суровые годы после Завоевания и протекавшем в наводненном Пришельцами городе в такой нужде и лишениях, о природе которых Энсон не мог даже догадываться. Именно эти тяжелые жизненные условия и должны были сформировать его таким, каким он стал. Но Халид никогда не рассказывал о своих ранних годах.

— Я хочу кое-что понять, Халид,— сказал Энсон.— Ты не желаешь подвергать Рашида риску, это понятно. Но почему, в таком случае, ты обучал и тренировал его наравне с Тони? Я очень отчетливо помню, как ты сказал однажды, что тебе наплевать на проект убийства Главного, что тебя он совершенно не интересует. Значит, у тебя не могло быть намерения подготовить Рашида в качестве дублера, который включится в игру, если Тони потерпит неудачу.

— Нет. У меня не было такого намерения. Я обучал Тони быть убийцей, потому что вы этого хотели. А Рашида я обучал быть Рашидом. Сам процесс обучения оказался одинаковым, разными были цели. Тони превратился в совершенный механизм. Рашид тоже достиг совершенства, но он нечто гораздо большее, чем просто механизм. Он — произведение искусства.

— И тем не менее ты готов отдать его нам, зная, что ему предстоит чрезвычайно опасная миссия и что элемент риска неизбежен, несмотря на то, что мы сделаем все возможное, чтобы защитить его. Почему? Мы даже не заподозрили бы о возможностях Рашида, если бы ты не сказал Синди, что, по твоему мнению, он справится с этим делом. Что заставило тебя рассказать ей об этом?

— Потому что только здесь, среди вас, я обрел подлинную жизнь,— без колебаний ответил Халид.— Я был никто — человек без дома, семьи; фактически меня не было вовсе. Всего этого меня лишили, когда я был еще ребенком. Я стал просто пленником. Но вот Синди нашла меня, привезла сюда, и все разом изменилось. Я в долгу перед вами. Я даю вам Рашида, но хочу, чтобы вы использовали его с умом. Вот как обстоит дело, Энсон. Или вы защитите его, или не получите вообще.

— Мы обеспечим ему защиту,— сказал Энсон.— То, что случилось с Тони, больше не повторится. Клянусь тебе, Халид.

— Ты что-нибудь раскопал? — спросил Фрэнк.

Усталый Энди поднял взгляд от экрана.

— Смотря что понимать под этим «что-нибудь». Я все время обнаруживаю что-то новенькое. И кое-что весьма полезное… Может, принесешь мне еще пива, Фрэнк? И для себя прихвати.

— Хорошо,— мгновение поколебавшись, Фрэнк направился к двери.

— Не беспокойся. Я не собираюсь выпрыгивать в окно, как только ты выйдешь из комнаты.

— Знаю. Но мне велено охранять тебя.

— Думаешь, я хочу сбежать? В тот самый момент, когда я так близок к тому, чтобы проникнуть в тайну тайн Пришельцев?

— Мне велено охранять тебя,— терпеливо повторил Фрэнк,— а не думать о том, что ты можешь, а чего не можешь сделать. Отец изжарит меня живьем, если я упущу тебя.

— Меня мучает жажда, и вряд ли это будет способствовать успеху работы, Фрэнк. Принеси мне пива. Никуда я не удеру. Поверь мне,— Энди лукаво улыбнулся,— По-твоему, я не заслуживаю доверия?

— Если ты удерешь, а меня не изжарят живьем, я лично поймаю и сам изжарю тебя,— сказал Фрэнк,— Клянусь прахом Полковника, Энди.

Он вышел в коридор. Когда спустя пару минут он вернулся, Энди все так же сидел у экрана компьютера.

— Ну, я сбежал,— сказал он,— но потом передумал и решил вернуться. Новая идея возникла, захотелось ее проверить. Давай сюда мое пиво.

— Энди… — начал Фрэнк, протягивая ему бутылку.

— Да?

— Слушай, я давно хочу извиниться перед тобой за ту историю с пистолетом, в день, когда ты приехал. Это было не слишком хорошо с моей стороны. Но я знал, что отец и

Стив очень хотели, чтобы ты оказался здесь, и не мог тебя упустить.

— Выкинь все это из головы, Фрэнк. Думаешь, я не понимаю, почему ты тыкал пистолетом мне в лицо? Я не держу на тебя зла.

— Хотелось бы верить в это.

— А ты возьми и поверь.

— Скажи, почему ты вернулся?

— Хороший вопрос. Не уверен, что у меня есть на него хороший ответ. Частично это был просто порыв, так мне кажется. Но не только… Ну… Смотри, Фрэнк, я убью тебя, если ты кому-нибудь проболтаешься! Что-то тогда произошло у меня в голове. Знаешь, скитаясь по стране, я сделал немало пакостей. И по дороге на север из Лос-Анджелеса я внезапно подумал, что, может, стоит остановиться и сделать что-нибудь полезное для семьи, а не болтаться все время по свету, точно эгоистичный придурок. Ну что-то вроде этого.

— Ты едва не развернулся и не уехал снова.

Энди усмехнулся.

— Для меня не так-то просто перестать вести себя, как эгоистичный придурок. Неужели не понятно, Фрэнк?

Одиннадцать вечера. Ни луны, ни облаков, только россыпь звезд. Фрэнк уже отдежурил, на его место заступил Мартин. Фрэнк только что вышел из коммуникационного центра и стоял рядом с домом, глядя в темноту и думая одновременно о множестве вещей.

Отец. Идея нападения на Главного. Будет ли от нее толк? Энди, о котором он слышал так много ужасного и который вдруг раскаялся и теперь трудится в поте лица, пытаясь разгадать секрет, который позволит им избавиться от Пришельцев. И как прекрасно все будет, если каким-то чудом им и в самом деле удастся избавиться от Пришельцев и вновь обрести свободу.

Он на мгновение закрыл глаза, а когда вновь открыл их, возникло ощущение, что сияющие звезды над головой так и манят, так и притягивают его к себе.

Синди знала все их названия и когда-то научила его им; он все еще помнил многие. Вот это Орион. Его легко найти по трем звездам в его поясе: Минтак, Алниллам, Алнитак. Странные названия. Кто выдумал их и почему? Вот эта в правом плече — Бетельгейзе. А та, в левом колене божественного воина,— Ригель.

204
{"b":"558838","o":1}