ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Если, если, если, если.

На языке у Энди вертелись тысячи вопросов, но он не решался прибегать к радиопереговорам. Их слишком легко перехватить; сейчас можно использовать только кодированные импульсы, курсирующие по электронным путям между ранчо и городом. На экране плясали цветные пятна, Энди так близко наклонился к нему, что едва не ткнулся в экран носом. Пальцы шарили по клавишам, как будто он внезапно решил работать вслепую.

Малиновый кружок слился с темно-фиолетовой линией, вокруг которой возник малиновый ореол. Черил подобрала Рашида и ехала к воротам Альгамбра.

Надвигался важнейший момент этой затянувшейся игры. Взрыв должен произойти не раньше, чем Рашид окажется за воротами. Наверняка после взрыва все ворота немедленно закроются. Но что, если Энди опоздает, и служители Главного заметят бомбу? Она маленькая и незаметная, но уж конечно не невидимая. Если ворота в Альгамбре закрыты и Черил придется ехать в Бурбанк или Глендейл, возможность найти и обезвредить бомбу увеличится…

Если, если, если, если.

Но ворота в Альгамбре открыты. Малиновый ореол переходит на зеленую линию. Рашид за пределами города, в машине Чарли. Используя пять рук и по крайней мере девяносто пальцев, Энди отстукивает сразу множество сообщений.

Фрэнк… Марк… Немедленно поезжайте домой.

Чарли… Дуй на шоссе 210 и поезжай в сторону Силмара, где встретишься с Черил и передашь ей Рашида.

А ты, Черил, следуй вплотную за Чарли, на тот случай, если он попадет в дорожную пробку. Если это произойдет, хватай Рашида и езжай в другом направлении.

И еще одно сообщение.

Эй, Главный! У нас для тебя подарочек!

Энди усмехнулся и набрал код взрыва.

На расстоянии 150 миль почувствовать взрыв было совершенно невозможно, разве что в воображении. И в воображении Энди весь мир содрогнулся с силой десяти баллов по шкале Рихтера, почерневшее небо прорезали красные прожилки, а звезды задрожали и покинули привычные места. Но, конечно, узнать на самом деле, что сейчас творится в Лос-Анджелесе, было совершенно невозможно. Бомба мощная, но в планы Энсона не входило поднять на воздух весь город. Скорее всего, взрыв остался незамеченным даже в таком сравнительно близком к Лос-Анджелесу месте, как Голливуд.

Но потом голос в наушниках Энди произнес:

— Я между Сансет-бульваром и стадионом Доджер. Мимо только что проехали на платформе два Пришельца, и они… ну, вроде бы… вопили как резаные. Как будто им ужасно больно. Наверно, этот взрыв… ну, вроде того… шарахнул им по мозгам. Смерть Главного.

— Кто это? Представьтесь.

— Прошу прощения. Это Ястреб.

Один из наблюдателей.

— С того места, где вы стоите, не видна штаб-квартира на Фигаро-стрит? Что там происходит?

— На всех этажах мигают огни и мечутся люди. Правда, мне видны только верхние этажи. И еще слышен вой сирен.

— Вы почувствовали взрыв?

— Ох, да. Да. Так тряхнуло, знаете ли. Вроде…

Но тут замигала лампочка, сообщая, что с Энди пытается связаться другой наблюдатель из Лос-Анджелеса. Энди переключился на него. Этого звали Редвуд, он звонил с пересечения Вильшир и Альварадо.

— Тут какой-то Пришелец упал в озеро,— сообщил Редвуд.— Примерно через минуту после взрыва.

— Он жив?

— Да, жив. Я вижу, как он корчится. И кричит так, что хоть уши затыкай.

— Спасибо,— сказал Энди.

Он почувствовал прилив радости, такой острой, словно его прошибло электрическим током. «Корчится. И кричит как резаный. Так, что хоть уши затыкай». Эти слова звучали музыкой в его ушах. Ухмыляясь во весь рот, Энди переключился на другую линию. Это оказался Головорез, звонивший из далекой Санта-Моники, где, по его словам, творилось величайшее смятение, а следом за ним с такими же новостями из Пасадены объявился Моряк. Кто-то видел лежащего прямо на улице Пришельца, похоже, в бессознательном состоянии, а кто-то другой — четырех Призраков, бегающих взволнованными кругами, словно в припадке безумия.

Энди почувствовал, что Стив толкнул его в бок.

— Эй, расскажи нам, что происходит.

Энди понял, что на протяжении последних нескольких минут он мысленно был не здесь, а в Лос-Анджелесе. Лос-Анджелес, с Пришельцами, которые корчились и вопили на его улицах, был для него живее, чем ранчо. Потребовались серьезные усилия, чтобы снова вернуться в коммуникационный центр и сосредоточиться на том, что здесь происходит. Со всех сторон его окружали взволнованные лица. Тут стояли Энсон, Майк, Кассандра и кто-то еще… и еще… и еще… Даже Джилл появилась, хотя Халида не было. Ждущие взгляды. Напряженные лица. Они уже, конечно, кое о чем догадывались, слыша его ответы на звонки наблюдателей, но, безусловно, не обо всем. И теперь, страстно желая узнать остальное, засыпали Энди вопросами.

Он постарался ответить на все. Рассказал, что Рашид выполнил свою задачу, что бомба взорвалась, что Главный погиб, что Пришельцы в шоке, что они падают прямо на улицах и стонут — нет, вопят! — словно безумные, и что, скорее всего, то же самое происходит сейчас по всему миру, они вопят в один голос, ужасный звук, вздымающийся и опадающий, словно вой сирены, вау, вау, вау, вау-у-у…

— Что? Что? Что? Говори же, Энди!

Кольцо недоумевающих лиц вокруг. Черт, похоже, переполненный чувствами, на самом деле он не сообщил им ничего, просто бормотал что-то невразумительное. Ах, ну что поделаешь? С самого утра он находился в шести местах одновременно, в шести, это самое меньшее, и сейчас ему больше всего хотелось уползти куда-нибудь в сторонку и тихонько полежать там.

Нет, еще ему хотелось бы самому услышать эти вопли, от которых, наверно, содрогалась вся вселенная. Вся галактика.

— У нас все получилось! — выпалил он.— Мы победили! Главный мертв, Пришельцы спятили!

И тут до них, наконец, дошло.

Стив торжествующе заколотил кулаками по столу. Майк подхватил Кассандру и пустился в пляс. Синди тоже закружилась в танце, но в одиночестве.

Вот Энсон, правда, не танцевал. Он замер посреди комнаты, на лице застыло недоумение.

— Просто не верится, что у нас получилось,— удивленно произнес он, медленно качая головой.— Это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Одни ухом Энди услышал, как отец призывает Энсона не быть таким дьявольским пессимистом, а другим ухом — надрывающийся голос наблюдателя Редвуда из парка Мак-Артура, уже какое-то время безуспешно пытающегося привлечь внимание Энди. Редвуд торопливо рассказал, что свалившийся в озеро Пришелец уже выбрался оттуда и с энергичным видом заторопился куда-то. Потом и Ястреб вклинился в разговор, сообщив, что Пришельцы начинают приходить в себя. На пульте управления лампочки так и мигали — это пытались пробиться к Энди другие наблюдатели.

— ЛАКОН! — закричал кто-то.— ЛАКОН повсюду!

Определенно происходило что-то странное. Энди яростно затряс поднятыми кулаками.

— Замолчите, все! Заткнитесь! Не мешайте мне слушать! В комнате внезапно установилась тишина.

Энди выслушал Ястреба, выслушал Головореза, выслушал Моряка и остальных наблюдателей, разбросанных по всему Лос-Анджелесу. Он переключался с линии на линию, говорил очень мало, в основном слушал. Слушал очень внимательно. Никто вокруг не произносил ни слова.

Потом Энди поднял взгляд на Энсона, на Синди, Джилл, Ла-Ла — на всех, столпившихся вокруг. Все глаза были устремлены на него, все пытались прочесть новости на его лице. Стояла такая тишина, что звук падающей булавки стал бы подобен грому. И они, понял Энди, уже догадались по выражению его лица, что новости скверные. В происходящее вмешался некий неожиданный дополнительный фактор, что-то, чего никто не учел, и ситуация резко изменилась. Возможно, в сторону очень большой беды.

— Ну? — не выдержал Стив.

Энди медленно покачал головой.

— Ох, черт,— на большее он был в этом момент не способен.— Черт! Черт! Черт! Черт!

209
{"b":"558838","o":1}