ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вижу. Главный дом. Кто-нибудь еще уцелел?

— Кое-кто. Кое-кто. Какой ужас, Фрэнк!

Он кивнул и как раз в этот момент заметил Энди, стоящего на пороге коммуникационного центра. Тот выглядел так, точно вот-вот свалится от перенапряжения. И все же ухитрился улыбнуться, правда, одной стороной рта; эта его самодовольная усмешка, которая всегда казалась Фрэнку такой трусливой и фальшивой. Однако сейчас он был счастлив увидеть ее.

Фрэнк заторопился к нему.

— С тобой все в порядке?

Усмешка сменилась усталой улыбкой.

— Нормально, да. В самом деле, все хорошо. Немного контужен, правда. Но не сильно. В голове что-то сдвинулось, больше ничего. Но вся коммуникационная система вдребезги. Теперь ты понимаешь, почему я не выходил на связь,— Энди кивнул на воронку на дороге.— Они совсем немного промахнулись. А главный дом…

— Да, я вижу.

— Черт знает сколько лет мы жили тут, точно заколдованные. Но, видно, слишком уж упорствовали в своих намерениях. Все случилось быстро, я имею в виду налет. Сначала свист, а потом бам, бам, бам, и они улетели. Конечно, через полчаса они еще могут вернуться и докончить начатое дело.

— Думаешь?

— Кто знает? Все может быть.

— Где остальные? — спросил Фрэнк, озираясь.— Что с моим отцом?

Энди явно заколебался.

— Прости, что приходится сообщать тебе такие новости, Фрэнк. Энсон был в главном доме, когда на него обрушился удар… Мне очень жаль, Фрэнк. Очень жаль.

Ощущение тупого удара… больше Фрэнк не почувствовал ничего. Наверно, это шок, подумал он, потом будет хуже.

— Мой отец тоже был там,— продолжал Энди.— И мать.

— Ох, Энди, Энди…

— И сестра твоего отца, как ее… Лез… Лех… Лесли…

Внезапно Фрэнк понял, что Энди на грани срыва.

— Послушай, Энди, тебе нужно присесть.

— Да. Похоже на то,— тем не менее он так и остался стоять, прислонившись к дверному косяку. Когда Энди заговорил снова, голос у него звучал еле слышно, как будто издалека.— С Майком все в порядке. И с Кассандрой. И с Ла-Ла. С Лорайной, я имею в виду. Пегги сильно ранена, может, даже не выживет. Не знаю, что с Джулией. Все, что рядом с главным домом, разбито вдребезги. Однако хижина Халида уцелела. Там сейчас устроили лазарет. Майк с Халидом проникли в главный дом и вытащили оттуда всех уцелевших как раз незадолго до того, как рухнула крыша. За ранеными приглядывает Кассандра.

Фрэнк перевел взгляд на горящий главный дом. В его онемевшем мозгу мелькнула мысль о книгах Полковника, о картах и схемах в штурманской рубке, обо всей запечатленной в них истории свободного человечества, исчезнувшей в пламени. Мысль была совершенно неуместна, и он мельком удивился, осознав это.

— А мои братья и сестры? — спросил Фрэнк.

— С большинством все в порядке, только еще не оправились от шока. Но один из твоих братьев погиб. Не знаю, кто, Мартин или Джеймс… Прости, Фрэнк. Я так и не научился их различать,— почти робко сказал он и продолжал механическим тоном.— Моя сестра Сабрина жива. Ирэн погибла. Что касается Джейн…

— Хватит,— перебил его Фрэнк.— Это может подождать. Отправляйся в хижину Халида и приляг. Слышишь, Энди? Тебе нужно прилечь.

— Да. Хорошая идея,— и Энди, наконец, ушел.

Фрэнк перевел взгляд на дорогу, которая петляла по горам, поднимаясь от Санта-Барбары. Скоро должны появиться другие машины — Черил, Марк, Чарли. Для них это будет не слишком приятное возвращение домой, после грандиозной и победоносной экспедиции в Лос-Анджелес. Возможно, они уже в курсе того, что миссия провалилась. Но узнать о налете на ранчо, увидеть своими глазами горящий, разбитый дом, услышать о стольких смертях…

Рашид будет единственным изо всей группы, участвовавшей в поездке в Лос-Анджелес, кто спокойно отнесется к этому налету, подумал Фрэнк. Странный супермен Рашид, произведенный на свет и воспитанный своим не менее странным отцом, воспримет любой взрыв, не моргнув глазом. Сверхъестественная отрешенность и неземное спокойствие, позволившие ему проникнуть в самое логово Главного и установить там бомбу, помогут ему с легкостью перенести зрелище развороченного ранчо. Конечно, сыграет роль и то, что его отец, мать, сестры и братья уцелели и даже не ранены. И возможно, ему вообще наплевать, чем окончилась их миссия, успехом или неудачей. Разве ему не наплевать на все на свете? Скорее всего, так оно и есть.

Наверно, это не так уж плохо. Наверно, всем уцелевшим нужно постараться занять ту же самую позицию: отрешенность, безразличие, смирение. Осталась ли у них хоть какая-то надежда? Во всяком случае, с иллюзиями покончено.

Фрэнк медленно побрел в сторону парковки.

Около его машины все еще стояла Синди, странными ласкающими движениями оглаживая ее блестящее крыло. Может, у нее помутился рассудок от всех тех ужасов, свидетельницей которых ей пришлось стать? Но, услышав его шаги, она обернулась, и Фрэнк увидел ясный, спокойный свет разума в ее глазах.

— Он сказал тебе, кто погиб? — спросила она.

— Многие. Стив, Лиза, Лесли и другие. Один из моих братьев. И мой отец тоже.

— Бедный Энсон, да. Хотя… Вот что я тебе скажу. Может, это и неплохо, что он умер сейчас.

Непреднамеренная жестокость этих слов напугала его, но Фрэнку уже приходилось сталкиваться с тем, как безжалостны бывают очень старые люди.

— Неплохо? Почему ты так говоришь?

Синди взмахнула похожей на птичью лапку рукой в сторону разрушенного дома.

— Увидев такое, Фрэнк, он бы все равно не смог жить дальше. Ранчо его деда лежит в руинах. Половина семьи мертва. Пришельцы по-прежнему правят миром, несмотря на все случившееся. Он был очень гордым человеком, твой отец. Все Кармайклы такие,— хрупкая рука опустилась на плечо Фрэнка, легонько сжав его. В ее мерцающих глазах ему почудилось что-то колдовское,— Смерть Тони нанесла ему сокрушительный удар, но, пережив все «это», Энсон умирал бы по тысяче раз в день. Потому что понял бы — его вторая грандиозная попытка избавить Землю от Пришельцев потерпела даже большую неудачу, чем первая. Та, по крайней мере, не привела ко всем этим разрушениям и несчастьям. Для него гораздо лучше, что он так и не увидел всего этого. Гораздо лучше.

Лучше? Неужели это правда? Фрэнку нужно было обдумать услышанное.

Он выскользнул из-под руки Синди и сделал несколько шагов в сторону беспорядочной дымящейся груды почерневшего гранита и сланца — всего, что осталось от дома,— и носком ботинка нечаянно разворошил груду обуглившихся деревяшек, которыми была усыпана тропа.

Горький запах гари ударил ему в нос. Суровые слова Синди снова и снова звучали в его ушах, словно несмолкающие скорбные аккорды.

Энсон умирал бы по тысяче раз в день… тысяче раз в день… тысяче раз в день…

Его грандиозная попытка потерпела неудачу…

Неудачу…

Неудачу…

Неудачу… неудачу… неудачу… неудачу…

Спустя некоторое время Фрэнк пришел к выводу, что Синди, возможно, права в отношении Энсона. Он не вынес бы столь сокрушительного поражения, оно полностью разрушило бы его. Однако все эти соображения не облегчали восприятие того факта, что он мертв, наряду со многими другими. Было трудно, почти невозможно принять случившееся. Теперь все, во что Фрэнк верил, утратило смысл. Они сделали ход, и он потерпел неудачу. Игра закончена, они проиграли, разве не так? И что теперь?

Теперь, подумал он, вообще ничего. Больше никаких грандиозных планов избавления от Пришельцев одним махом. С такими проектами покончено.

Это была непривычная и очень мрачная мысль. Семья Фрэнка поколение за поколением вкладывала всю свою энергию в осуществление мечты сбросить иго Завоевания. Жизнь самого Фрэнка была полностью подчинена этой цели, с тех самых пор, как он достаточно подрос, чтобы понимать — когда-то свободная Земля была порабощена существами, прилетевшими со звезд. Он был Кармайклом, а отличительной чертой Кармайклов было страстное желание освободить мир от чужеземного владычества. Теперь он должен позабыть обо всем этом. Грустно, очень грустно. Но что еще остается, спросил он себя, стоя у груды камней, в которую превратилось ранчо? Что еще остается теперь, когда все повернулось таким образом? Какой смысл продолжать делать вид, что способ избавиться от Пришельцев существует?

211
{"b":"558838","o":1}