ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не дожидаясь ответа, Фрэнк быстро пошел прочь.

— Эй! — окликнул его Энди.— Куда ты?

— К машине. Хочу вернуться к стене и посмотреть, как блоки соединены между собой. Тогда будет легче сообразить, как ее разрушить.

Энди не двинулся с места, глядя в быстро удаляющуюся спину Фрэнка.

Наверно, все это время он недооценивал его, считая весьма поверхностным парнем, одним из сонма других, светловолосых, голубоглазых и почти неразличимых, которыми было наводнено ранчо. Нет, подумал Энди, это ошибка. Фрэнк отнюдь не такой. Фрэнк станет тем, кто из оставленного Пришельцами хаоса построит нечто. Что именно? Трудно сказать. Наверняка сейчас даже сам Фрэнк не знает, что собирается делать. Но он даст миру второй шанс. Или окончательно погубит его…

Энди усмехнулся и медленно покачал головой.

— Кармайкл,— пробормотал он.

Фрэнк уже сидел в машине. Энди понял, что, промешкай он еще немного, и Фрэнк уедет без него.

— Эй! Фрэнк, подожди, я с тобой!

Откройте небо!

Роберт Силверберг. Откройте небо! (#2).

Robert Silverberg.

To Open the Sky (1967) (#2). – _

* ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. 2152 г. ВОСКРЕСШИЙ ЛАЗАРУС*

1

Главный участок одноколейки – бетонный пояс, почти на треть опоясывающий Марс, – проходил примерно по пятнадцатому градусу северной широты с востока на запад. Север был заполнен озерами и плодородными полями, юг, ближе к экватору, – покрыт сетью компрессорных станций, которые во многом способствовали возникновению чудес. При желании можно и теперь найти кратеры и старые заброшенные линии, но все это сейчас лежало под довольно густым покровом растительности, в основном зимней неприхотливых кустиков и деревьев. Изредка встречавшиеся березы и сосны напоминали землянину о родной планете.

Серые бетонные шпалы одноколейки расстелились на многие мили, словно пытались добраться до края этой пустынной местности. Ветви дороги отходили к далеким поселкам; появлялись новые селения – отрастали и новые ветви.

Конечно же, лучше всех марсиан собрать в одном большом городе, но это уже невозможно: новая эра сделала их совершенно другими людьми.

Сейчас строилась дорога к семи новым поселениям, расположенным в районе озера Вельтран. Огромная машина расчищала путь, буравила дыры в почве и вставляла в них полуготовые бетонные столбы. Все работы велись автоматически, машина управлялась счетно-решающим устройством, имеющим определенную программу и контролирующим каждый вид работы. За ней следовали машины, кладущие рельсы и выполняющие различные вспомогательные работы. Марсиане обладали высокоразвитой техникой. Но микроволновые излучения были делом будущего, и поэтому сейчас подвешивались обычные провода, еще помнящие добрые старые времена.

Одноколейка предназначалась для товарных поездов, сами марсиане предпочитали передвигаться по воздуху. Их число уже перевалило за десять миллионов. Время пионеров давно прошло, и планета стала гостеприимным домом. Теперь должна прийти цивилизация, которая сделает жизнь легкой и удобной. И одноколейка шагала во все концы, миля за милей, преодолевая реки, обходя озера и горы, вырубая просеки в молодых лесах.

Надзор за стройкой седьмого участка входил в обязанности шестидесятилетнего человека, загорелого и морщинистого, по имени Пол Вайнер, который имел хорошие политические связи, и Хедли Донована, угловатого рыжего мужчины, не имеющего таких связей. Рыжеволосые люди на Марсе были редкостью, да и людей с круглым брюшком, как у Донована, тоже встречалось мало, правда, не так, как в старые времена. Сказывались более хорошие условия жизни. Хедли потешался над театральной суровостью старшего поколения, которое еще носило при себе оружие и напускало на себя важный вид. «Может, это имело смысл во времена пионеров на Марсе, – подумал Донован. – Но теперь, спустя тридцать лет, это уже не имеет смысла». И он позволил себе роскошь отрастить брюшко, хотя и знал, что Пол Вайнер презирал его за это.

Чувство это было обоюдным. Оба сейчас сидели в гусеничном вездеходе и продвигались по одному из многочисленных, почти непроходимых болотистых участков Марса, расположенному милях в двадцати от работающего комплекса машин. Вайнер контролировал работу комплекса, используя ЭВМ и другие приборы, а Донован вел вездеход и одновременно высматривал новые участки для будущих трасс.

Однако Донован старался следить за действиями Вайнера: он не был высокого мнения о деловых качествах своего напарника и считал, что тому доверили пост только благодаря связям. Пол Вайнер был племянником Натаниэля Вайнера – члена правительства, человека, которому уже более ста лет.

Раз в два-три года этот старик проводил несколько месяцев на Земле, прочищая у форстеров то почки, то желудок, а то и меняя какой-нибудь орган на искусственный. Натаниэль Вайнер, вероятно, будет жить вечно, если его мозг не сыграет с ним какую-нибудь шутку.

Хедли Донован пытался присматривать за работой контрольных приборов, которые, собственно говоря, требовали внимания двух человек. Он заметил, что Вайнер вновь задремал, и был в отчаянии: ему не уследить за всем, чем нужно.

Внезапно перед ним загорелась красная лампочка, и на экране бокового детектора появилось несколько кривых и чисел. Донован присмотрелся внимательнее, Вайнер перестал дремать и поднял голову:

– В чем дело?

– Не знаю, – буркнул Донован. – Похоже на какие-то подземные пещеры.

В трех-четырех милях в сторону.

– Повернем туда?

– Зачем? – спросил Донован. – Наша трасса проходит в стороне.

– А вы не любопытны!

Старые марсиане воспринимали такие слова, как комплимент.

Донован ничего не ответил.

– Хотелось бы узнать, что это, – продолжал Вайнер. – Может какая-нибудь река?

– Подземные пещеры не редкость, – заметил Донован. – И я не вижу причин, почему мы… А ну его к черту, давайте свернем и посмотрим.

Он закрутил рычаги. Такая задержка была абсолютно бессмысленной, но Доновану также хотелось узнать, что именно они встретили.

На месте прибор показал, что полость имеет приблизительно семь метров высоты. Поверхность почвы здесь была точно такой же, как и везде – высокая трава и кустарник. Вайнер быстро обежал кругом с измерительным устройством Сонара и установил точные размеры полости. Донован был твердо убежден, что она возникла естественным путем и под ней находится какой-нибудь твердый базальтовый грунт, а значит эта полость не может представлять никакого интереса. Но Вайнер вновь начал говорить что-то о сокровищах и об археологической славе. В конце концов Донован согласился въехать туда, чтобы выяснить что там может быть.

Минут двадцать они работали лопатами, пока не расчистили большую гладкую плиту.

Вайнер сказал:

– Мне кажется, мы наткнулись на могилу.

– Ну и давайте оставим ее в покое. К чему нам это? Заявим о нашей находке руководству…

– А это что такое? – перебил его Вайнер и сунул руку в щель рядом с плитой из зеленого стекла, откуда проникал желтый свет. В следующий момент он испуганно отдернул руку. Чей-то голос произнес:

– Да снизойдет на вас благословение вечной Гармонии, друзья! Вы находитесь у временной усыпальницы Лазаруса. Профессиональная медицинская помощь может снова меня оживить. Я прошу, чтобы мой склеп вскрыли квалифицированные медики.

Наступила тишина, а через некоторое время тот же голос сказал:

– Да снизойдет на вас благословение вечной Гармонии, друзья! Вы находитесь у…

– Магнитофон, – пробормотал Донован.

– Взляните-ка сюда! – возбужденно воскликнул Вайнер.

Толстая стеклянная крышка склепа стала совершенно прозрачной, и мужчины осторожно заглянули внутрь. В питательной ванне лежал худой человек с орлиным носом. Лежал он на спине, а лицо его было закрыто прозрачной маской для дыхания. Резиновые трубки соединяли различные части тела с целой батареей приборов – вообще склеп был похож на регенерационную камеру, только более комфортабельную.

216
{"b":"558838","o":1}