ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Основатель повернулся вместе со своим креслом и выехал из комнаты. В этот момент в глубине коридора показался спешащий аколит. Увидев, что навстречу катится сам Основатель, он быстро затормозил свой бег. Форст отечески улыбнулся юноше и свернул в сторону.

Тяжело дыша, аколит сказал:

– Вам послание, координатор Кирби.

Кирби взял конверт и осторожно вскрыл его. Послание было от Мандштейна. Оно гласило:

«Лазарус готов встретиться с Форсом для информационной беседы».

3

– Да будет вам известно, что я был сумасшедшим, – сказал Форст. – Около десяти лет. Позднее я узнал причину: я принадлежал к категории «пловцов», не умеющих фиксировать время.

Бледная девушка-эспер смотрела на него круглыми глазами. Они были одни в комнате Основателя. Девушке было тридцать лет, однако она казалась физически несозревшей. Черные пряди волос, закрывающие ее угловатые плечи, были всегда в беспорядке. Дельфина, так звали девушку, за долгие месяцы работы с Форстом, так и не смогла привыкнуть к его искренности. Да она и возможности такой не имела: после каждого ее посещения Форста эсперы гасили все воспоминания, связанные с посещением.

– Мне начинать? – робко спросила она.

– Нет, подождите немного… Скажите, считали ли вы себя когда-нибудь ненормальной? Например, в такие тяжелые моменты жизни, когда вы теряете контроль над собой, бесцельно скользите вдоль линии времени и не знаете, вернетесь ли вы когда-нибудь к той точке времени, которую мы называем «сейчас»?

– Временами это бывает довольно страшно.

– Но вы возвращаетесь, и это удивительно. Вы знаете, скольких «пловцов» я видел, мозг которых сгорал у меня на глазах? Сотни! Да. Да.

Сотни! Я и сам бы сгорел, если бы мои способности были развиты сильнее. С годами такое случалось со мной все меньше и меньше, а теперь остались одни воспоминания. А в то время я часто срывался, бежал вдоль времени и видел перед собой все Братство, как на ладони. И все же я видел, все видел, Дельфина, все! Правда, очень тускло и расплывчато.

– Так, как вы это описали в своей книге?

– Более или менее, – ответил Основатель. – И хуже всего я чувствовал себя в период между две тысячи пятьдесят пятым и две тысячи шестьдесят третьим годами. А началось все это, когда мне было тридцать пять… Я служил обычным техником, был, так сказать, никто, и вдруг на меня нашло, божественное озарение: я на какое-то время заглянул в свое будущее. Я решил, что начинаю сходить с ума. Но потом понял в чем дело.

Девушка молчала, удивляясь разговорчивости старца. Форст закрыл глаза. Он вспоминал. После нескольких лет душевного блуждания Ноэль Форст осознал цель своей жизни. Он видел, как мог преобразовать мир. Надо только начать. И начать правильно. Основать первые ячейки, выдумать новые культовые ритуалы… Было ли его сумасшествие болезнью параноика?

Возможно, и было. Форст сам считал себя фанатиком, и даже сумасшедшим, но сумасшедшим трезвым и рациональным. Он не останавливался ни перед чем, лишь бы достичь цели: он слишком недалеко заглянул в будущее, чтобы знать, достигнет он ее или нет.

– Когда собираешься изменить мир, – задумчиво сказал он, – то берешь на себя большую ответственность. Нужно быть чересчур наивным или просто одержимым, чтобы попытаться осуществить это, либо верить, что такое возможно.

– Это называется, бросить вызов жизни, – сказала девушка.

– Ах, не бередите мне старые раны, Дельфина! Довольно скучно играть пьесу, самим написанную и знать, что тебя ждет. Только одно меня и утешает: я не знаю подробностей и, вообще, понятия не имею, что произойдет в будущем. Поэтому я полагаюсь только на такие таланты, как ваш. К сожалению, даром предвидения я больше не обладаю. Но вы ведь видите все отчетливо, не так ли? Одолжите мне ваш талант. Возьмите меня с собой… О, как много я сегодня говорю!

Девушка робко начала готовиться к большим внутренним нагрузкам. В отличии от других экспертов она была способна на очень сильный самоконтроль. Большинство «пловцов» слишком рано теряли свой «якорь» и сгорали. А тридцатилетняя Дельфина (зрелый возраст для эспера) сохранила и ориентацию, и силу, сохранила жизнь. Но и она сгорит, когда не хватит сил.

До сих пор этого не случалось, и Форст очень симпатизировал ей: он связывал с ней большие надежды. Если бы она продержалась еще немного, до тех пор, пока он не увидит продолжения своего пути! Тогда этот длинный экскурс закончится, и они смогут хорошенько отдохнуть.

Наконец она отошла от настоящего и вступила в сферу, где сконцентрировались все мгновения.

Форст наблюдал за девушкой и ждал момента, когда он отправится вместе с ней. Один он не мог совершить путешествие в будущее, ему нужен проводник. В конце концов его зрение ослабло, все вокруг замерцало, и он почувствовал, что движется навстречу туманному миру теней. Перед ним открылась завеса времени, он увидел смутную фигуру, в которой узнал самого себя, в окружении каких-то неясных силуэтов.

Неужели это Лазарус? Да, конечно, это он! А вот и Кирби! И Мандштейн!

Собрались все фигурки в его великой игре. Далее Форст увидел совершенно незнакомый мир с необычным ландшафтом – не земным, но и не марсианским и не венерианским. Форст задрожал. Он взглянул на дерево, которое возвышалось над ним по меньшей мере метров на двести и словно упиралось вершиной в небо. Дерево было покрыто кроной ажурно-голубой листвы… Вдруг он стремительно перенесся в душную и вонючую атмосферу мокрого от дождя большого города, и увидел, что стоит перед одним из своих старых храмов.

Храм горел, и запах горящего дерева щипал нос. От жары быстро испарялась дождевая влага. А потом он посмотрел на улыбающееся лицо Кирби. А потом…

А потом его покинуло чувство движения, и он вернулся в настоящее.

Форст лежал в кресле с закрытыми глазами и тяжело дышал.

Немного отдохнув, он взглянул на Дельфину: она лежала рядом с его креслом. Старец позвал аколита:

– Отправьте девушку в отделение, – сказал он. – И пусть о ней позаботятся врачи. Ей нужно восстановить силы.

Аколит кивнул и легко поднял девушку. Форст продолжал сидеть неподвижно. Он был доволен результатом сеанса, который подтвердил его интуитивные мысли о ближайшем будущем, и это его умиротворило.

Потом он нажал кнопку селектора:

– Пришлите ко мне Каподимонте.

Через несколько минут в его комнату вошел толстяк. Каподимонте был начальником одного из районов Санта-Фе, причем в случае отсутствия Форста и Кирби ему же должен подчиняться весь Научный Центр. Это был лояльный, прилежный, исполнительный работник, и Форст часто доверял ему деликатные поручения, которые тот выполнял обычно с успехом.

Форст сказал:

– Каподимонте, сколько вам потребуется времени, чтобы подобрать экипаж для межзвездного полета?

– Для межзв…

– Да. Скажем так: для старта поздней осенью этого года. Сейчас можете подобрать людей только по анкетным данным. Нужные две или три команды.

Каподимонте уже пришел в себя:

– Какой численности должны быть команды?

– Различной: и два человека, и целый десяток. Начните с Адама и Евы и пройдитесь по всем парам. Принцип отбора таков: они должны быть здоровыми, выносливыми, способными рожать детей, хорошо приспосабливаться к меняющимся условиям.

– Это должны быть эсперы?

– Нет, лучше простые люди. В крайнем случае, можете взять пару эсперов на дюжину. Но они не должны быть очень чувствительными. Не забывайте, что они будут пионерами, а для такой трудной жизни больше годятся грубые и психически устойчивые люди. В такой экспедиции гении не нужны.

– Когда будет готов список, кому его показать: вам или Кирби?

– Мне. Хочу вас предупредить, чтобы вы вообще не говорили никому ни слова об этом. Даже Кирби. Просто сходите в архив, сделайте свою работу и принесите мне результаты. Я еще сам не знаю, какого масштаба будет экспедиция, но я хотел бы организовать такую группу, которая оправдала бы все мои расчеты. А сколько будет участников: два, три, восемь – я и сам не знаю. Даю вам на это два-три дня. Когда эта работа будет выполнена, мы еще раз с вами побеседуем. Потом возьмите парочку самых способных людей и займитесь с ними логистическими приготовлениями к полету. Используйте при этом капсулу, которая может приводиться в движение энергией эсперов.

226
{"b":"558838","o":1}