ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– И еще кое-что, – добавил Мандштейн, – по последнему соглашению, мы получим доступ к Центру форстеров. Должен признаться, что у меня личный интерес к нему и мне нравится эта идея. Я думаю, пришло время для совместной работы и взаимопонимания. Форст улетит, а с Кирби мы договоримся.

Лазарус был доволен: он не надеялся с такой легкостью получить поддержку Мандштейна. Но последний был уже стар, ему перевалило за девяносто, и он очень хотел продлить свою жизнь. А сделать это было можно только в Санта-Фе. Конечно, его мотивы нельзя признать благородными, но он и сам этого не отрицает. Жить долго – естественное желание каждого человека.

«А эсперы тоже люди», – подумал Лазарус и посмотрел на юношей. Это были венериане пятого или шестого поколения. В них еще многое сохранилось от землян, но они уже и многим отличались от них. Генетические изменения, сделанные для того, чтобы приспособить человека к жизни на Венере стали наследственными. Таким образом, эти юноши уже не совсем люди в обычном понимании этого слова.

Теперь для них не составляло никакого труда транспортировать предметы на огромные расстояния. Они запросто могли переправить друг друга на противоположную сторону Венеры или забросить каменную глыбу на Землю.

Только с собой они ничего не могли поделать, так как, чтобы применить телекинетические способности к себе, они должны иметь точку опоры.

Собственными силами им не перелететь с одного места на другое, хотя друг друга перебрасывали с легкостью.

Лазарус видел, как юные венериане исчезали, взлетали, снова исчезали и появлялись. Они были детьми, но эти фокусы получались у них намного лучше, чем у их отцов и тем более дедов. А какой энергией они будут обладать, когда вырастут!

Лазарус вновь повернулся к своим спутникам.

– Значит, вопрос решен, – сказал он. – Мы поможем Форсту, а он улетит с экспедицией. Я буду осуществлять верховную власть над всей организацией.

Договорились?

– Договорились, – сказал Мандштейн.

– Да, – буркнул Мартелл.

– А ты, Клод? – спросил Лазарус.

Лицо Эмори помрачнело. Он взглянул на юношу, внезапно появившегося метрах в десяти от них и, вероятно, только что вернувшегося из блиц-полета на другой континент, и еще больше нахмурился.

– Договорились, – сквозь зубы проговорил он.

7

Космическая капсула представляла собой обелиск семнадцати метров высотой – ненадежная скорлупка для межзвездного океана пустоты. В ней было одиннадцать кают для жилья, центр по переработке научных данных и склад самых необходимых вещей, какие понадобились бы человеку в различные периоды его существования.

– Оборудуйте капсулу таким образом, – сказал Форст брату Каподимонте, – чтобы мы имели под рукой все необходимое для спасения, даже если, например, Солнце превратится в Новую.

Каподимонте, будучи антропологом по образованию, имел собственное мнение о полезности тех или иных предметов. Но ему пришлось руководствоваться не собственным мнением, а указаниями Форста. Еще несколько десятилетий назад Комитет разработал планы экспедиций в межзвездное пространство. Со временем планы менялись и дополнялись, так что Каподимонте не пришлось начинать с нуля – он использовал весь предшествующий опыт, правда, теоретический. Кроме того, в проекте было много белых пятен. Ведь совершенно ничего неизвестно о характере того мира, где высадится экспедиция, о возможности земной жизни приспособиться к новым условиям существования.

Астрономы давно открыли сотни планетных систем у далеких звезд.

Некоторые из них можно было наблюдать в телескопы, смонтированные на космических станциях, а некоторые устанавливались с помощью математического анализа их влияния на центральные светила. Но смогут ли люди жить на новых планетах?

Из девяти планет Солнечной системы только на одной смог развиться разум: это настораживало. Потребовались огромные материальные затраты и время жизни двух поколений, чтобы превратить Марс в живой мир. Одиннадцати пионерам, улетающим к другим мирам, вряд ли удастся совершить что-либо подобное. Для изменения условий целой планеты у них просто не хватит ни сил, ни времени. Чтобы приспособиться к условиям Венеры, пришлось использовать огромный отряд биологов и все возможности генетической инженерии. Для путешественников и данный вариант отпадает. Итак, они или найдут подходящий для жизни мир, или погибнут!!!

Некоторые эсперы утверждали, что такие миры существуют. Они забрасывали свой дух к другим звездам и даже в другие галактики, вступая в контакт с обитателями планет. Иллюзия? Ошибка? Каподимонте не мог ответить на этот вопрос.

Кирби спросил его:

– Правда ли то, что они даже не знают на какой звезде окажутся?

– Да. Эсперы утверждают, что знают. А я не могу ответить на этот вопрос. Знаю только, что согласно плану направление броска определено нашими эсперами, а энергию для него дадут эсперы лазаристов.

– Значит, путешествие в неизвестность?

– Именно так, – подтвердил Каподимонте. – И по секрету скажу вам: я рад, что не участвую в экспедиции. Сквозь дыру в небе, сделанную ими, они пустят капсулу, и та окажется в ненормальном пространстве. Точнее говоря, не в таком, в каком живем мы. Затем капсула сядет на какую-нибудь планету, о которой, как утверждают эсперы, они все знают, и пошлют к нам на Землю радио-зонд с сообщением об их местонахождении. Но мы получим его только через 20-30 лет. За это время мы, наверняка, уже пошлем другие экспедиции.

Они, так сказать, прокладывают путь в неизвестность, и Форст летит первым.

Кирби задумчиво кивнул:

– В это трудно поверить, не правда ли? Но мне кажется, что они добьются успеха.

– Что, что?

– Добьются успеха. У Форста есть «пловцы», с которыми он иногда попадает в будущее. Так вот, он видел, что его полет будет удачным. Он уверен, что ничем не рискует.

Каподимонте какое-то время смотрел на Кирби, а потом снова начал нервно листать свои инвентарные книги.

– Вы верите в это? – через некоторое время спросил он.

– Не знаю. Форст – осторожный человек. Недавно он признался мне, что свои решения он принимал только после видений… Поэтому я склонен этому верить.

– А я – нет, – проговорил Каподимонте.

Но его скепсис больше нигде не проявлялся. Он участвовал в заседаниях Совета, в том числе и на котором Форст сделал сенсационное заявление, и слышал Кирби, веско и красноречиво доказывающего, что Основателю даже необходимо лететь к звездам. Все приняли это заявление с пониманием.

Судьба экспедиции решена, а ему, Каподимонте, нужно позаботиться только о том, чтобы ее участники ни в чем не нуждались. Он вновь и вновь просматривал инвентарные списки: продукты, одежда, книги, оборудование, медикаменты, средства связи, оружие…

8

Наступил день отлета. Над Нью-Мехико гулял холодный северный ветер.

Капсула стояла в пустынной местности, в двадцати милях от Санта-Фе.

Рейнольд Кирби надел теплую одежду и изоляционный костюм, но ледяной порывистый ветер, казалось, пронизывал даже их. Кирби было холодно. Через несколько дней наступит новый, 2165 год. А Ноэль Форст уже не будет его праздновать на Земле.

Телекинетики прибыли с Венеры неделю назад. Их было двадцать. Для них соорудили куполообразное здание неподалеку от капсулы. Здание заполнили ядовитым воздухом, которым они дышали на Венере. Вместе с телекинетиками прибыли Лазарус и Мандштейн. Они тоже жили в этом здании и готовились к великому событию.

Мандштейн хотел после отлета Форста остаться в Санта-Фе, чтобы сделать омолаживающие процедуры. Лазарус же перед отлетом должен был переговорить с Кирби о деталях их будущей совместной работы. Они встречались лишь однажды, дальнейшие их контакты ограничивались формальными приветствиями. Кирби чувствовал, что пророк лазаристов обладает сильной волей и настойчивостью. И в то же время, считал координатор, они найдут общий язык.

230
{"b":"558838","o":1}