ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Есть ли у вас, – робот поискал в памяти, – звездные карты…

– Конечно, – улыбнулся Ник Людвиг. – Мы нанесли на карты все закоулки Галактики.

Дихн Рууу снова запрокинул голову в небо, как бы фиксируя в мозгу положение созвездий, и вслед за капитаном Людвигом поднялся на борт. Он двигался с величайшей осторожностью, видимо опасаясь, что существо его размеров и веса может нечаянно повредить что-нибудь жизненно важное. Мы-то не беспокоились – корабль, который не смог развалить даже такой тяжеловесный и неуклюжий пассажир, как Миррик, способен выдержать любые бури. Меня, скорее, интересовало, что Дихн Рууу извлек для себя из внешнего вида нашей примитивной аппаратуры.

Капитан и робот вошли в рубку. Людвиг включил большой компьютер.

Темная поверхность экрана, занимавшего всю стену, начала светиться. По приказу капитана компьютер вывел на экран картину звездного неба – такую, какой она видится с астероида.

– Скажите, куда вы желаете отправиться, – попросил Людвиг.

Дихн Рууу показал пальцем на правый верхний квадрат экрана. Людвиг кивнул Уэбстеру Файлклерку, тот нажал на клавишу, и изображение, занимавшее этот квадрат, растеклось на весь экран. Дихн Рууу снова указал направление, и через несколько минут на экране красовалась небольшая звезда типа G (немногим меньше Солнца) и шесть планет ее системы.

Файлклерк вывел на маленький экран координаты, обратился к каталогу и установил, что это ГГГ 2787891, называемая также Мак-Барни. Ее обнаружили и нанесли на карту в 2280 году, но исследовательские группы ни на одной из ее планет не высаживались.

Конечно, ничего удивительного в этом нет. Вокруг миллионы звезд и миллиарды планет, а исследователей немного, и работы у них еще столетия на четыре. В отличие от Дихна Рууу мы вовсе не уверены, что найдем в системе звезды Мак-Барни уцелевший форпост Высших, но зато там, наверняка, будет что копать. А это вполне уважительная причина для путешествия.

Итак, наша изначально пристойная археологическая экспедиция, вместо того чтобы прилипнуть на два года к унылой дождливой планете Хигби-5, пустилась в дальнее плавание. Галактическая одиссея. Сначала к астероиду в системе ГГГ 1145591, потом к звезде Мак-Барни, а потом… Бог знает, куда еще заведет нас Дихн Рууу. Но мы последуем за ним. Прибыль от месторождения ртути покроет расходы, а о серьезных детальных раскопках мы позаботимся позже. Те развалины, что мы отыщем, никуда от нас не денутся.

Мы каждый день щелкаем как орешки тайны, считавшиеся непостижимыми. Ну, мы же разговариваем с роботом Высших, задаем ему вопросы об их цивилизации и получаем ответы. А еще у нас есть записи кинофильмов из шара и сейфа, а еще – уйма всякой механики в пещере…

Только очень обидно, что 408б уже нет с нами и он не может посмотреть на все эти чудеса. То, что мы узнаем, как раз по его специальности.

Мы улетаем отсюда на следующей неделе, я надеюсь.

Когда в октябре прошлого года доктор Шейн зафрахтовывал крейсер, чтобы улететь с Хигби-5, он предпринял кое-какие меры. Он знал, что, вполне вероятно, мы можем не найти ни сейф, ни робота, а если так оно и будет, то застрянем в системе ГГГ 1145591, не имея ни дела, к которому можно приложить руки, ни транспорта, чтобы убраться отсюда (лоханка Ника Людвига не годится для путешествий через сверхпространство, она может лишь ползти от звезды к звезде), ни телепата, чтобы этот транспорт вызвать.

Поэтому доктор Шейн договорился с капитаном крейсера. Корабль ходит по маршруту и вернется в эту систему в середине января. По просьбе доктора Шейна крейсер подойдет к астероиду на расстояние прямой радиопередачи и подождет, не попросим ли мы подобрать нас. Эта задержка довольно дорого стоила, но лучше уж заплатить, чем сидеть на астероиде, ожидая, когда придет попутный транспорт.

Через три дня крейсер войдет в радиус действия нашего радио. Мы уже сутки передаем во все стороны наш сигнал – на случай, если капитан забыл о существовании экспедиции. Как я понимаю, они спустятся и подберут нас, а потом большие боссы договорятся о доставке нас в следующий пункт – и вперед, к звезде Мак-Барни. Дихн Рууу будет нашим проводником.

Может быть.

А пока мы нырнули в рабочие будни с головой и пятками. Мы до потери пульса допрашиваем Дихна Рууу (просто поразительно, как быстро пополняется его словарь), а также изучаем приборы и инструменты, находящиеся в пещере.

Теперь мы получили полный доступ ко всей этой механике – хоть по винтику разбирай. Исчезновение звезды родной планеты Высших освободило Дихна Рууу (по его мнению) от обязанностей стража пещеры. Большую часть здешнего оборудования составляют средства связи. Насколько нам известно, они построены на том же принципе, что и наше радио. А еще здесь полным-полно оружия. Сейчас Дихн Рууу разряжает свое хозяйство. Робот утверждает, что одна из маленьких тупоносых трубок, торчащих из боковой стены, способна взорвать солнце с расстояния в три световых года. Доказать это мы, естественно, не попросили. Все остальное – банки данных, вернее, то, что Высшие называют банками данных. На одном электроне записано больше информации, чем мы можем впихнуть в протеиновую цепочку. А в углу стоит аккумулятор – эта чертова штука заряжается от звездного света и поставляет энергию всем приборам. Думаю, за миллиард лет звездного света накопилось более чем достаточно.

Нас несколько беспокоит влияние всех этих чудес техники и технологии на культуру современной Земли, а так же Тххха, Каламора, Динамона и Шиламака. Готовы ли мы к такому потопу? Даже если мы разберемся в одной сотой из того, что нашли в сейфе, и сможем воспроизвести одну тысячную, то начнется Третья промышленная революция, которая изменит наше общество куда более радикально, чем первые две. Куда двигателю внутреннего сгорания из девятнадцатого века и компьютеру из двадцатого угнаться за техническими достижениями минус… какого?… все равно собьюсь.

Как я уже сказал, мы обеспокоены. Но не нам решать судьбу наших находок. Как ученые мы не имеем права скрывать или уничтожать знания. Мы не администраторы, а археологи. Мы отыскали пещеру, сейф, робота, технику, но не отвечаем за то, как все это будут (или не будут) использовать.

В переводе это звучит примерно так: я умываю руки, да, сестренка? Но это все же лучше, чем запрещать любое потенциально опасное знание. Почти все открытия – даже самые мелкие – приносят с собой новую опасность.

Человечество проживало бы в пещерах и ело бы на завтрак, обед и ужин сырое мясо, если бы время от времени кто-то не рисковал и не пускал в ход мозги.

Правда, наш случай не совсем вписывается в эту схему – все эти замечательные машины созданы не терпеливым трудом человека, они возникли вне нашей цивилизации, а свалились на нас однажды утром, как пакет подарков от куда более зрелой, мудрой и сложной расы. И нам только предстоит узнать, способны ли мы переварить все это и не погибнуть, остаться собой.

Я повторяю, повторяю: мы не имеем права принимать какое бы то ни было решение. Мы поступаем, как поступил двадцать четыре сотни лет назад один римский наместник на Ближнем Востоке, парень по имени Понтий Пилат. И мы не согласны нести ответственность за то, что произойдет потом. Наша работа – находить всякие вещи, случается – вещи опасные.

И хотя люди – существа вполне ненормальные, я не очень боюсь за их будущее. Если мы умудрились не взорваться и не улететь ко всем чертям мелкими кусочками в разные углы Галактики аж до Анно Домини 2376, мы и дальше как-нибудь проживем.

Возможно.

Сегодня четырнадцатое января. Нам удалось наладить связь с крейсером, и скоро он заберет нас. Мы не полетим прямо к звезде Мак-Барни – у крейсера свой маршрут и свое начальство. Но он отвезет нас (лоханка капитана Людвига тоже поедет, прикрепившись к корпусу крейсера, как болонка на мастифе) в систему Альдебарана, где мы легко сможем найти сверхпространственный корабль, идущий в нужном направлении.

272
{"b":"558838","o":1}