ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Поэтому мы все-таки надели скафандры, и Дихн Рууу повел нас на штурм. Сила тяжести чуть побольше земной. Погода – жара африканская.

На площадке нас встретила дюжина роботов, очень похожих на Дихна Рууу. Они обступили нас – огромные болтливые металлические статуи.

Смотрели на нас во все пластины, обнюхивали, осторожно трогали руками, обменивались мнениями, но мы не слишком отчетливо слышали их.

– Что они говорят? – спросил я Дихна Рууу. – Мирт Корп Ахм еще живут на этой планете?

– Я еще не получил информацию по этому вопросу, – ответил робот.

– Отчего они так возбуждены?

– Им прежде не доводилось видеть живые существа из протоплазмы, объяснил Дихн Рууу.

– Они машины, созданные другими машинами. Они в восторге до вас.

– От вас, – поправил я.

Дихн Рууу не обратил на это внимания. Он включился в разговор своих собратьев и, казалось, совершенно забыл о нашем существовании. Минут пять продолжалась эта металлическая конференция. Больше всего местных заинтересовал Пилазинул. Через какое-то время до меня дошло, что роботы Высших считают его нашим роботом – он же на девяносто процентов механический – и пытаются втянуть в беседу. Полагаю, Дихн Рууу объяснил, что они ошибаются.

Прибыл транспорт. Шесть длинных, узких аэрокаров, сделанных из зеленого пластика, со свистом опустились на площадку и выпустили из брюха металлические ковши, в которые мы по указанию Дихна Рууу залезли. Как только мы оказались в ковшах, нас втянуло вверх, в корпус машины. Аэрокар взлетел и на высоте примерно метров ста двинулся вперед, к городу.

Город был везде. Как только мы покинули территорию космопорта с его посадочной площадкой и кругами непонятной серебристой техники, сразу оказались над городом. В общем и целом он выглядел, как те города, которые мы видели в нашем шаре, но вот мелкие детали не совпадали. Здания не качались, а прочно стояли на земле, и хотя город состоял из стольких уровней, что было трудно проследить сквозь лабиринт, где начинается и где кончается определенный дом, в этом не было сомнений. Да выглядели здания совсем не так, как те, что мы видели раньше. Это были длинные пирамидальные конструкции, стены которых в большинстве случаев светились мягким светом, исходившим откуда-то изнутри. Окон я не заметил.

Нас отвезли в очень большую пирамиду, высадили в огромном зале сферической формы и предоставили самим себе. Под самым потолком в воздухе плавали мелкие шарики, источавшие золотистый свет. На панелях, которыми были обшиты стены, колыхались абстрактные узоры: красные полосы, фиолетовые точки, голубые спирали сливались друг с другом и расходились, будто в танце. Сидеть было не на чем, разве что на полу, покрытом мягким, ворсистым и, по всей видимости, живым ковром – когда мы шли по нему, он шевелился под ногами. Все роботы вышли. И с ними Дихн Рууу – наша единственная связь с настоящей вселенной, наш проводник, наш переводчик.

Прошло два часа. Потом еще два.

Мы почти не разговаривали. Мы стояли, сидели или лежали, растянувшись, на полу большого зала, озадаченные, ошеломленные, отупевшие, совершенно беспомощные. Все происходящее было слишком похоже на сон: наша невероятная посадка, огромные, похожие на башни роботы, которые смотрели на нас, как на чудеса заморские, полная наша неспособность общаться с хозяевами, странная тишина, царящая в городе, сам город, нереальность этой гулкой комнаты-пещеры, где мы были… пленниками?

Все наши разговоры, если их можно так назвать, состояли из фраз типа:

– Где мы?

– Что все это значит?

– Как долго они собираются держать нас здесь?

– Где же Высшие?

– Есть ли здесь Высшие?

– Почему не возвращается Дихн Рууу?

– Во что это мы влипли?

– Чего от нас хотят?

И поскольку ни у кого из нас не было ответов на эти вопросы, очередная беседа, начатая с них, быстро угасала за отсутствием топлива. По окончании второго часа мы обнаружили, что больше говорить не о чем, и понемногу погрузились в полное молчание.

Миррик и Келли сохраняли свое всегдашнее ровно-довольное настроение, доктор Хорккк сидел возле стены, завязав ноги в узел, и предавался черной медитации, то есть меланхолии. Пилазинул разбирал и собирал себя, иногда путая части тела. Доктор Шейн хмурился, морщин на его лбу становилось все больше, словно он думал о многих неприятных вещах одновременно. Лерой Чанг делал вид, что его здесь нет. Саул Шахмун мирно спал и, наверное, видел во сне почтовые марки, выпущенные на Мак-Барни-4. Ник Людвиг ходил по залу, как по клетке. Мы с Яной сидели рядом, и время от времени один из нас запускал в соседа быстрой нервной улыбкой. Мы пытались не показать своего страха, но… в конце концов, это был не сон.

На третий час заключения мы начали гадать, когда роботы собираются выпустить нас и входит ли это вообще в их намерения. Будут ли нас кормить?

У нас был запас пищевых таблеток на несколько дней, но вполне возможно, пройдет несколько месяцев, прежде чем кому-нибудь придет в голову позаботиться о наших нуждах. Воды у нас не было совсем. А в зале не наблюдалось никаких, скажем так, гигиенических приспособлений.

Думаю, это был самый длинный день в моей жизни. Мы находились посреди замечательного, необыкновенного города, построенного древней расой – и сидели в запертом помещении, не зная, что случится с нами в следующую минуту.

Внезапно стена под одной из цветных панелей начала вспучиваться. На ней образовался пузырь чуть больше человеческого роста. Пузырь лопнул, и в зал, пригнувшись, вошел Дихн Рууу. Я заметил, что с внешней стороны отверстия болтается еще несколько роботов. Дихн Рууу медленно вышел на середину зала и повернулся так, чтобы иметь возможность видеть нас всех.

– Мирт Корп Ахм, – торжественно объявил робот, – больше не живут на этой планете. Теперь мне известно, что они покинули данную колонию восемьдесят четыре миллиона пять тысяч шестьсот семьдесят пять лет назад.

Сейчас население планеты состоит исключительно из Дихн Рууу, то есть Машин, Которые Служат.

Эти спокойные слова, произнесенные металлизированной имитацией моего голоса, произвели на нашу маленькую компанию эффект разорвавшейся бомбы.

Нет, нас вовсе не удивило, что на планете нет Высших, а их место занимают практически бессмертные роботы. Но узнать, что Высшие покинули Мак-Барни-4 всего каких-то восемьдесят миллионов лет назад!

Любопытно, как изменяется перспектива. Восемьдесят четыре миллиона лет назад на Земле все еще хозяйничали динозавры, а единственным процветающим видом млекопитающих были маленькие крысоподобные существа с длинным рылом и острыми зубами. В то время ни на одной из наших нынешних планет-союзниц – ни на Шиламаке, на на Динамоне, ни на Тххха – разумной жизни не было даже в проекте. Поэтому, с точки зрения нормального землянина, восемьдесят четыре миллиона – это нечто совершенно доисторическое.

Но я сказал «всего каких-то» восемьдесят четыре миллиона. И даже не думал шутить.

До сих пор результаты всех археологических исследований говорили, как я уже тебе рассказывал, что Высшие таинственным образом покинули нашу Галактику восемьсот пятьдесят миллионов лет назад. Никто и никогда – мы не в счет – не находил предметов, которые можно было бы датировать более поздним временем. При этом масштабе восемьдесят миллионов лет – это просто… просто неделя. Одним коротким утверждением Дихн Рууу на девяносто процентов засыпал временную пропасть, отделяющую нас от Высших.

Какое-то время все мы обдумывали это заявление. Несомненно, нам придется пересмотреть всю нашу концепцию развития цивилизации Высших, и особенно ее временную последовательность. В мою маленькую голову набилось одновременно несколько дюжин вопросов. Остальные, наверное, чувствовали то же самое. Но прежде чем мы выбрались из-под завала, Дихн Рууу окончательно добил нас еще более оглушительным заявлением.

Он окинул нас взором и, словно университетский лектор, делающий рутинные объявления перед началом занятий, произнес:

274
{"b":"558838","o":1}